Новостная лента

Свет в конце тоннеля

19.04.2016

Документальный фильм – на большом экране и в украинском прокате – это уже вызывает удивления. А фильм, где речь идет не о бытовые проблемы или роковые страсти, а о бытие, совесть, вину и ответственность, – редкая редкость, что стоит отдельного внимания, и не только из-за ее создателя, Терренса Малика, режиссера его нового фильма «Путешествие времени».

 

 

«Путешествие времени» сразу вызывает восхищение. Невероятной красоты невиданная даль, с умопомрачительными остатками супернової спиралевидной галактики (чем одновременно похожей на гигантскую молекулярную облако и черную дыру) и протопланетним диском и планетами компьютерного вида в тумане. А с другой стороны – потрясающие и необъятные процессы внутри клетки или яйца, в глубинах океана, на поверхности планеты и в ее недрах. Будто то же самое, что и в космосе, только непосредственно у нас под ногами и перед глазами. Частично фильм компоновали с фотографиями телескопа Хаббла, предоставленным NASA, визуальными эффектами, твореними компаниями Locktixі Method Studios, и натурными съемками на протяжении 12 лет на Гавайях, в Кении, Арабских Эмиратах, Соединенных Штатах и Австралии. А все в целом – как единая концепция – утверждает: все одно и все едино, что внешний мир, внутренний. Вот только человек от этого единственного ушла куда-то в сторону, на обочину жизни – збочилась. Вероятно, эта показана невероятность, красота и необъятность мира и Вселенной стали такими себе «гвоздями», которые поразили зрителя на уровне підкорки и пригвоздили к креслу, чтобы он не смог висмикнутись и продолжить заниматься ежедневным ничем.

 

Итак, зрителя привлечено к путешествию далеко-далеко в макро-космос и очень-очень близко в микрокосмос, к путешествию с очень своеобразными, как для прокатного кино, вопросами о жизни, ее смысл, откуда мы пошли, куда идем, куда пришли и вообще – кто мы такие? Эти вопросы отвлекают от обыденного, к чему нас принуждает мир и система, навязанная обществом, с его обязательными жертвами, преследователями-контроллерами и спасителями, и образованным ими треугольником страдания. Малик предлагает выйти за пределы этого треугольника, и сразу перескочить из негатива за позитив в мир мудрецов и просветленных. Отличная попытка, но во-первых, наш мир в целом купается в страдании, упивается им, разделяя людей на садистов и мазохистів. Поэтому зрители, которые этим живут и такая жизнь принимают, не в силах понять пути выхода в трансцендентное. А во-вторых, Малик чрезмерно переобтяжил этот путь своим коронным, субіндивідуальним сочетанием жертвы и мудреца, что вообще невероятно для тех, кто находится в закрытом пространстве боли и обвинений.

 

Впрочем, не стоит отказываться от «Путешествия времени» только на том основании, что мир режиссера-создателя фильма отличный от мира большинства. Даже наоборот: возможно, именно эта поездка для кого-то станет возможностью и шансом вырваться из окружения – в прямом и переносном смыслах – смурфикив, конгов, росомах, привидений и других привлекательных чудовищ и живых мертвецов, создателей иллюзорной радости в безрадостном жизни. И может быть и другой вариант: не «Путешествие…» очередным шансом – или его проявлением – достичь идеала конкретно для самого Малика? Ведь прошлое Малика вполне подходит для поисков своей таблички с подсказкой «Exit»…

 

Признан в Америке еще в ‘70-х как автор с большой буквы – после нового слова, сказанного фильмами «Пустоши» и «Райские дни», – Малик начал превращаться в радикала. На пике славы, не желая идти на компромиссы, которые ему навязывала после смерти «нового Голливуда» новейшая система, просто покинул кино и Соединенные Штаты и переехал во Францию. Думаю, не будет чем-то чрезвычайным предположить как причину для таких кардинальных изменений вплоть до разрыва с «жизнью» смерть его младшего брата, который, вероятно, наложил на себя руки из-за несогласия отца с его музыкальными предпочтениями. После выхода из летаргического сна сознательного 7(?)-10(?)-20(?)-летнего безлюдье, режиссер вернулся в студийную систему лишь на два следующих фильма – «Тонкую красную линию» и «Новый мир». Подтвердил ними свою былую славу, заработал копейку и снова, но уже окончательно распрощался с голливудским пониманием планового, жанрового и зрительского кино. Теперь он мог воплощать на экране задуманные идеи, которые ранее отвергли боссы кинокомпаний; и воплощать их так, как того хочет он, а не студия, требует, чтобы было не сложно, («как для среднего ума») и понятно («для ребенка»). Его бесконтрольность, произвол творчества и полное разрушение четкости привела к созданию «Дерева жизни». Фильма, который Он задумал еще в ‘70-х, когда он только положил на себя крест вины за смерть брата. Фильма, который стал открытием 2011 года и получил «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля. Помню, после первого показа ленты для украинских кинокритиков, Сергей Васильев сказал: «Я еще не знаю, что мы только что посмотрели, но точно, что-то большое».

 

Главные – не геройские – роли в «… жизни» исполнили звезды Брэд Питт и Джессика Честейн. Шон Пенн, который играл в эпизоде, не сказал ни слова. Участие звезд стала характерной чертой последующих фильмов Малика. Бен Аффлек, Ольга Куриленко, Рэйчел Макадамс, Хавьер Бардем, Кристиан Бэйл, Натали Портман, Кейт Бланшетт, Антонио Бандерас, Фрида Пинто, Имоген Путц. И это еще неполный список звездных актеров лишь двух фильмов – «К чуду» и «Рыцаря кубков». Фильмов, замечу, малобюджетных… На что же они ведутся? Звезды в кавычках хотят хоть на миг дотронуться до звезд настоящих. Или по крайней мере к тому, кто парит среди них мнением. Все вышеназванные актеры, которые порой соглашаются играть только за обязательными для профсоюза минимальными тарифами, хотят остаться в истории кино, создателем которой и является Малик. Потому что его «Путешествие времени», например, – это сочетание несочетаемого. Этим не занимаются крупные студии, потому что понимают непрактичность такого рода для массового зрителя. Потому что в «Путешествии времени», как горизонталь с вертикалью, пересекаются форма фильмов National Geographic и Discovery с сутью фильмов Тарковского. Так, с первого взгляда это претенциозно, и у Малика получилось очень пафосно, что и отвернуло многих критиков. Режиссер, озвученный голосом Кейт Бланшетт, практически молится к жизни, как к Богу, правда, призывает не к Отцу, а к Матери, как к творчині всему сущему. Эти обращения, просьбы, моления очень подобные к поэзии армянского богослова X века Григора Нарекаці, и это делает их более ценными. Для знатоков. Хотя такая, много раз повторенная молитвенная и архаичная форма, может и покоробить.

 

На мировой премьере во время Венецианского кинофестиваля фильм приняли просто плохо, справедливо забрасывая ему автоповтори, отсутствие нового и откровенную вторичность. В Украине на премьерном показе для критиков один из «мастеров пера» откровенно громко иронизировал относительно пафоса. Однако какая крамола в повторе? Все режиссеры снимают один и тот же фильм, просто длиной в свою жизнь. Вполне оригинального ничего придумать не возможно. Но можно поиграть формами и поставить серьезные вопросы. Создать атмосферу, что запустит двигатель анализа, ощущение попытки постижения себя в мире.

 

Малик, как и Нарекаці, погружает зрителя в медитативную атмосферу величия мироздания. В ее непостижимость, безбрежность и многообразие. Почему это нравится глазу и мозгу – так же сложно понять. Но факт – это потрясает. Недаром сокращенную версию фильма взяла в свой прокат система сферических кинотеатров IMAX. Кстати, именно эту версию с хронометражем 44 минуты критика оценила лучше – как идеальную для проката. И надо сказать, что 90-минутная версия, что курсирует в кинотеатрах Украины, составляет другие впечатления, я бы сказал, даже глубинно другие. Ведь в свое мироздание Малик вписывает и человека, с одной стороны, как неотъемлемая часть, а с другой – как часть больного. При ее отсутствии прокрустово ложе зрительских требований делает «Путешествие времени» обычным «просто красивым» фильмом, которых тот же Discovery штампует ежемесячно. Оценить величие космоса и родство с ним нашего мира, мира человека, а заодно и величие замысла Малика, позволяет только полный вариант. Именно он является такой себе магией. Ибо засасывает зрителя без остатка, гипнотизирует и усыпляет. К сожалению, усыпить он может и в негативном смысле – медитация длится слишком долго, а мозг устает от чрезмерного напряжения глазного нерва. И фильм делает то, ради чего создавался – впечатляет. И делает это, собственно, теми самыми методами, которыми Голливуд продвигает свои идеи: подслащивает пилюлю, вкладывая в яркую обертку кинематографических эффектов нужный ему смысл, который поглощается незаметно.

 

После «Путешествия…» мысли о жизни курсируют в голове зрителя словно его собственные. И это плюс. Который поможет выйти за пределы треугольника страдания, на что нужны сверхусилия. Но без помощи этого не сделать. «Путешествие времени» – один из возможных вариантов спасения: если не спасительная рука, то, по крайней мере, спасительная соломинка.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика