Новостная лента

Так красиво, позитивно, искренне

25.05.2016

 

Как это кічево не звучит, но кич можно сравнить с чем-то таїнственним. Рациональное объяснение оказывается не вполне достаточным и полным сил. Определений и размышлений о кич уже не меньше, чем о Троице, а все же нужно особой веры, чтобы не принять его в свою систему ценностей, чтобы просто видеть его и по крайней мере самому себе называть этим словом, объяснить которое очень трудно. Весомым является то, что кич обязательно связан с легкостью украшения, вытеснением действительности, бегством от решения проблем с чувствами, материализацией фальшивых грез, подобранными стандартами эмоциональных реакций, наполнением своего жизненного пространства всевозможным ветошью, которое не дает возможности делать что-то серьезное с самим собой, с внутренними изменениями. Поэтому кич всегда напоминает о таких вещах как карнавал, ярмарка, базар, пир во время чумы, танец на костях, на меня хватит, после нас хоть потоп. И настаивает на том, что тебе должны принадлежать все красоты мира, что мир, собственно, для тебя создан. Таким образом кич с эстетической плоскости взрыво перебирается в этическую.

 

В общем кич царит в целом мире. С распространением массового производства, массовой культуры, массовой грамотности, пропаганды он стал тем, что удовлетворяет массовые потребности. Но в современной Украине кич приобрел такое значение, что ее вполне можно считать страной победившего кича.

 

На это были и есть очень веские и неизбежные причины. После семидесяти лет крупнейшего в человеческой истории эксперимента обойти своеобразную екзальтацію от кича попросту невозможно. Новое обретение частной собственности совпало с общемировым потребительским глобализмом. Советское обесценивание материи прорвали потоки доступных цветов и вкусов. Уничтожение исторической памяти и ограничения доступа к современной высокой культуры полностью лишили ориентиров в хаосе напора всего и сразу. К этому добавилась общая бедность и жажда дешевого, давняя любовь к красочного и блестящего, традиционное воспитание, в котором настаивают на поиске виновных и обидчиков, а не на выявлении собственных недостатков. Господство романтизма в литературе, искусстве и обычаях хорошо сошлось с ощущением неполноценности, а языческие элементы и в быту, и в религиозных обрядах удачно воплотились в фальсификации истории и декорировании будущего.

 

Складывается впечатление, что как раз кич является той большой национальной и государственной идеей, которую предлагает украинская так называемая элита своему так называемому народу. В любом случае ничего более творческого не найдено. Халтура, имитация, безвкусица, кич. Наши, родные, которые взывают к гордости и восхищения. Паскудство, которое должно вызвать сентиментальную слезу еще и потому, что это украинское.

 

Кич настолько проник во все сферы нашего видимого и невидимого жизнь, что попытки искоренить его похожи на попытки удаления позвоночника у человека, который собирается после этого полноценно жить. Без кича не на что опереться.

 

Как нечего слушать приходских священников, которые призывают отказаться от такой красоты и удобства, от такой нашей исконной традиции и национальной особенности как искусственные цветы на пасхальных кладбищах.

 

Милан Кундера, отдав раздумьям о кич отдельный раздел в своем популярном романе, говорил, что кич – это мир, в котором отрицается существование дерьма. Его просто вытесняют из сознания вместо того, чтобы упорядочить систему утилизации.

 

Поэтому нравственным является обращать внимание на дерьмо, прикрытое декорациями. Это так же вызывающе, как было быть диссидентом в советской системе. Конечно, можно считать, что не диссиденты завалили систему. А можно думать, что и без них она бы не рухнула. В конце как когда-то исчерпает свои ресурсы и наш кич.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика