Новостная лента

Театр:InsideOut – разговоры о театре и для театра

17.09.2015

 

Центр городской истории совместно с Первой сценой современной драматургии Драма.UA весной 2015 года начали серию разговоров Театр:InsideOut, которые стали дискуссионной площадкой для общения между различными театральными средами, критиками, экспертами и зрителями. Во время трех встреч, состоявшихся в апреле, сентябре и ноябре, участники и организаторы пытались понять множественные связи между теми процессами, что происходили в театре когда-то, его теперешним состоянием и будущими перспективами. Поводом для дискуссий стала коллекция интервью «Театры Львова в 1945-1985 годах: между искусством и политикой», проведенных с участниками театральной среды Львова, которая хранится в архиве в Центре городской истории.

 

Сценическое чтение драмы Сары Кейн «Подорванные», 8-9 октября, 2014 года, Первая сцена современной драматургии Драма.UA автор — Марьяна Павлюк

 

Основным мотивом для создания Театра:InsideOut было стремление сформировать такое пространство, в котором можно свободно говорить о театре, и куда разные люди и представители разных театров могут прийти, чтобы высказаться или послушать. Это был наш маленький шаг в направлении друг к другу, когда вместе можно увидеть проблему и выработать способы ее решения. Конечно, на практике реализовать это в полной мере не удалось, однако в результате трех разговоров мы обозначили ряд тем, вокруг которых можно и нужно развивать дискуссию.

 

«Пилотная» разговор состоялся на Первой сцене современной драматургии в апреле и была посвящена диалогу между театром (как институтом, средой и творческой единицей) и государством (в ее воплощении в местной администрации и министерстве культуры), ее модерировали театрознавиця Мария Антонюк и социолог Наталья Отріщенко. Директор театра «Воскресение» Ярослав Федоришин и тогдашняя руководитель Управления культуры Львовского городского совета Ирина Магдыш пришли к согласию относительно того, что вопрос финансирования – это главная точка пересечения между театром и государством. Дискуссия состоялась вокруг перехода на контрактную систему, которая, с одной стороны, рассматривалась как мотивация для развития, ведь в хорошем смысле обеспечивает текучесть кадров, а с другой стороны – как повод для шантажа. Также существование театра за деньги локальной общины (муниципальный театр) или его дотация из государственного бюджета (национальный театр) в значительной мере могут определять модель отношений в сфере финансирования, ведь в случае муниципального театра местная администрация является непосредственно ответственным за прозрачное и эффективное распределение средств. Также предполагается, что национальный театр должен транслировать определенное видение государства и общества, хотя не до конца понятно, сохраняется ли за ним идеологическая функция.

 

Спектакль «Юность отцов» театра Советской армии, 1954 год, из архива Татьяны Орленко, опубликованного на сайте Центра городской истории

 

В целом же схема взаимодействия государства и театра осталась по сути той же, что и была в советское время: дотационность театра «по остаточному принципу», и наряду с этим патерналистские ожидания относительно постановочных фондов, отчеты театров о выполнении плана посещений, сохранение системы званий и тому подобное. Хотя в силу социальных перемен на протяжении последних двадцати пяти лет такая форма отношений должна была бы отстраниться, однако она успешно мімікрувала под новую действительность. Правда, открытым остается вопрос о том, кто должен создать новую модель взаимодействия театра и государства, и какова процедура ее создания.

 

Как отметила присутствовавшая на беседе исследовательница культуры Зоряна Рыбчинская: «Есть смысл говорить о тех задачах, которые возлагаются на театр как на определенную культурную институцию, которая может формировать мировоззрение, ретранслировать, артикулировать определенную идеологию или определенную візую государства, локального сообщества… Или кто-то формулировал такие вопросы: что общине Львова нужно от театра, который он содержит за свои деньги? Какие институты и механизмы должны были бы предлагать ответ на этот вопрос?». Собственно, с вопросами о экспертность и коммуникацию мы перешли ко второй разговора.

 

Театр разговаривает на разных языках: пластикой, цветом, светом, звуком и словом. Он творит и преобразует тексты, интерпретирует их, подчеркивает одни смыслы и нивелирует другие. Во время второй встречи мы говорили о том, как театр работал и работает с текстами, текстов которых он нуждается и как тексты его меняют. Участниками этой беседы, которая состоялась в сентябре на камерной сцене Первого украинского театра для детей и юношества, были Майя Гарбузюк (исследовательница театра и культуры, Львовский национальный университет имени Ивана Франко, Украина), Сергей Васильев (театральный критик, Украина) и Йоханна Виховская (театральная критик, Польша). Дискутанта отметили, что на рубеже 1980-1990-х годов в Украине состоялся театральный взрыв, который открыл новые имена в режиссуре и привело к появлению новых коллективов. Движущей силой этого взрыва, кроме собственно среды людей, стали те табуированные тексты, в которых украинский театр раньше не имел доступа. Этот период открыл новые имена, а некоторые тогдашние коллективы продолжают существовать и сегодня. Однако последние несколько лет мы наблюдаем появление новой театральной генерации: появляется режиссерская волна, которая начинает диктовать новые театральные формы, создаются новые тексты, особенно тексты для театра.

 

Современная украинская драматургия не живет отдельной жизнью – это особенно заметно через механизм сценических чтений, которые стали очень популярными. Будут возникать и уже возникают тандемы, в которых драматурги не будут находиться в позиции непризнанных гениев, а поймут, что существует определенная методология, существует конкретный актер и режиссер, которым можно предложить свое видение и с кем можно советоваться и совместно творить. Тандемы – это одна из самых сильных и интересных сторон современного польского театра (например, сотрудничество между автором и режиссером, между драматургом и сценографом тому подобное). В Украине подобные инициативы уже происходили, хотя репертуарный театр остается мечтой для многих – написанный текст должен быть непременно поставлен на академической национальной сцене. С другой стороны, самые важные вещи в Украине делают люди, которые работают не на государственном уровне, хотя сотрудничество между государственным и негосударственным сектором очень важна. Первый движение к переменам всегда идет снизу, когда театром занимаются не только театралы – сотрудничество с учеными из других отраслей тоже важна, ведь она расширяет границы театра и рефлексии над ним.

 

Однако новый театр сегодня бы не возник, если бы не возник новый зритель – люди, которые не имеют советского опыта и ориентируются на другой контекст. Это поколение имеет все шансы дать новое дыхание и энергию для украинского театра.

 

Спектакль «Чудесный сплав» театра Советской армии, 1956 год, из архива Татьяны Орленко, опубликованного на сайте Центра городской истории

 

Отношения театра и города – то есть отношения художественных руководителей и городских чиновников, актеров и зрителей, институты культуры и местных жителей – это многоуровневая структура коммуникации, которая все больше и больше нуждается переосмилення и здоровой адаптации к нашему времени и потребностям. Она стала темой для третьего разговора, состоявшегося на Первой сцене современной драматургии с участием Оксаны Дудко, Маїй Гарбузюк, Андрея Бондаренко и модератора Зоряны Рыбчинской.

 

Общаясь о том, как город и театр взаємомислять друг другом, созрело несколько итогов и вопросов, которые стоит прорабатывать для того, чтобы процесс этой уже давно деформированной коммуникации приобретал других, более эффективных форм. Оксана Дудко, историк театра и менеджер культуры, отметила, что в сравнении с началом ХХ века конкретно Львов как город практически не мыслит театром, так же как театр не мыслит городом. Понятие городского театра существенно изменило свое значение и потеряло свою престижность. А такая смена приоритетов существенно отличилась на деятельности и предложения театров. Так, обращая внимание на восемь существующих театров во Львове – городе, который последние несколько лет упорно ассоциируют с культурной столицей страны – очень легко выделить направления и целевые аудитории театров.

 

Театр не может возникнуть из внешних посылов – по словам еще одной участницы разговора Майи Гарбузюк, кандидата искусствоведения и доцентки кафедры театроведения и актерского мастерства факультета культуры и искусств ЛНУ им. Ивана Франко – однако этих внешних посылов и не наблюдается. Ответ на вопрос «среда творит пространство, или пространство творит среду?» достаточно коварно. Потому на случае можно прийти к выводу, что взаимодействие, то есть шаг на встречу этих двух элементов, и является моментом «со-творчества». В условиях, когда политика и законодательство страны работают по системе фактически полного воздержания и постоянных дотаций театра как государственной институции, возникновения и функционирования внегосударственных новых «сред» и «пространств» остается явлением марґінальним. При этом единицы из этих маргинальных сред находят способ выжить в наших реалиях. Одной из основных причин этих преждевременных смертей, как выглядит, является собственно отсутствие шагов на встречу города как административного органа к театру как новосформированного среды.

 

Выпуск театральной студии при драматическом театре имени Марии Заньковецкой, 1948 год, из архива Татьяны Орленко, опубликованного на сайте Центра городской истории

 

Совсем не новым является вывод, что изменения должны происходить в национальной культурной политике. Однако вместе с тем не меньший вес имеют собственно процессы и люди, которые эти процессы провоцируют. Создание коммуникационной сетки между средами – культурными и, в частности театральными – это еще одна вещь, которую необходимо налаживать. Одним из способов для этого могут быть фестивальные движения, которые дают возможность не только совершенствовать и расширять зрительские вкусы, но также способствуют развитию и налаживанию контактов среди профессионалов и theatermakers.

 

Подытоживая то, что кратко и отрывисто упомянуто здесь, и о чем пытались точечно говорить во время разговора о город и театр ее участники, стоит сказать, что все эти процессы так или иначе уже присутствуют в театральном контексте Украины. Однако бессистемность, закрытость сред, отсутствие общенациональных источников для финансирования, слабый (почти отсутствует) обмен с международными контекстами (в частности театральными продукціями), различия между формами функционирования культурных институций в Украине и за рубежом и еще ряд причин влияющих на культуру крайне негативно. Публичные обсуждения этих и других проблем является одним из элементов активизировать трансформацию этих процессов в наших реалиях. Как не парадоксально, но, по словам участницы разговора Оксаны Дудко, одним из лучшим для этого моментов является состояние тотального кризиса в обществе, в котором мы сейчас и находимся. Поэтому сегодня самое время творить и проектировать ту реальность, которой стремимся.

 

В новом 2016 году запланирован второй сезон дискуссии, который будет сфокусирован на темах коммуникации между театральными средами Украины, способах принятия Других и примирения с ними. Подробную программу и участников будет опубликовано на страницах Центра городской истории и Драма.UA.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика