Новостная лента

Тэн проруха протяжении последних вив’яд

03.06.2016

 

Когда примерно в середине апреля я просмотрел на сайте «Gazety Wyborczej» эту відеорозмову, то не мог предполагать, что в жизни Збигнева Бжезинского она окажется последней. Элегантна, 89-летний старец, как всегда, колдовал легкостью и добротностью, скоростью реакции, незлым чувством юмора и красивой тонкогубою улыбкой. Казалось, и в таком более чем почтенном возрасте он оставался тем самым леґендарним скурвисином, для которого, по единодушными рассказам не одного из моих американских друзей, главным критерием приглашения на работу лиц женского пола была и всегда оставалась мини-юбка. Точнее, то, что она открывала.

 

После просмотра того интервью я, помню, порадовался за прекрасную форму Акелы и, не колеблясь, дал бы ему еще с добрый десяток лет. Жить ему оставалось один (1!) месяц и двенадцать дней.

 

О его смерти мне первой сообщила «Украинская Правда». Субботним утром я прочитал на ней в заключительном предложении сообщение, что «В последние годы [Бжезинский] часто высказывался в поддержку территориальной целостности Украины».

 

Это типично украинская неправда. То есть правды и лжи в ней примерно поровну, и это очень по-украински. Потому что Украину, а следовательно, ее территориальную целостность, Бжезинский действительно горячо поддерживал как раз не «в последние годы», а еще в 1990-е (что для нас, объективно говоря, тогда было, пожалуй, и важнее). В последние же (как теперь оказалось) годы он прежде всего несколько раз обидно удивлял меня своей негативной позицией относительно вступления Украины в НАТО, почему-то особенно ревностно настаивая на ней уже после начала вооруженной российской интервенции. Худший способ «отстаивание нашей территориальной целостности» трудно себе и представить. (С аналогичными тезисами ее территориальную целостность Украины, отстаивает разве что Путин). Я тогда обиделся и написал такое.

 

Худшее, что твердая позиция Акелы «Украина вне НАТО» не была следствием старения ума. Прекрасную интеллектуальную форму, о чем уже упоминалось, он сохранял до конца. Нет, это было трезвое, продиктованное здравым смыслом, убеждения. Другое дело, что это убеждение было объективно антиукраинское. Сам он этого не осознавал, искренне желая Украине добра. Но тут случилась ирония исторического момента: не меньшего добра Бжезинский всегда желал и России. Бжезинский всегда был русофилом – вот в чем загвоздка. И вот в чем одна из вопиющих несправедливостей российской бесноватости: они, вместо благодарности за всю ту неизменную эмпатию, преимущественно его демонизируют (объявляя чуть ли не убийцей Советского Союза) и в упор отказываются видеть его, слишком как на старого прагматика идеалистическую, видение «будущей демократической прозападной России».

 

Ну разве что именно эта утопійна «демократическая прозападность» их и раздражает. Тогда их ненависть к новопреставленного худо-бедно поняла.

 

А теперь немного конкретнее о территориальную целостность Украины.

 

В последнем, наверное, в этой жизни интервью (ссылку см. выше) Збигнев Бжезинский неожиданно выражает свое полное понимание российской аннексии Крыма. Должен признать, что всяческих неприятностей от него я инстинктивно ожидал уже с первых минут. И действительно, критикуя политическую несостоятельность Трампа, он сразу же (как и положено последовательному русофілу) забросил американской администрации нехватки «контактов с россиянами» перед атаками на военные базы Асада (следовало проконсультироваться с Путиным?), а затем выразил веру в «компромисс с Россией в сирийском вопросе. Далее же, от 17 минут. 04 сек., наступает украинский (в основном – крымский) фрагмент разговора. Журналистка «Wyborczej» несколько раз пытается обратить пана Збигнева к аксиоматической истины, что Крым – это Украина, а Россия эту территорию захватила. Безнадежно. Бжезинский знает лучше. По его словам, повторенными чуть не трижды, «Крым никогда украинским не был», Украине его «подарил Хрущев» (тут он выразительно подчеркивает слово «prezent» и даже не замечает, как уподобляется какому-нибудь Дмитрию Киселеву). Далее, на 18 мин. 49 сек., он, правда, заигрывает с крымскими татарами, и это в общем неплохо. Неплохо, что он открывает миру Америку о существовании крымских татар. Плохо, что будущее Крыма он видит, как такой себе компромисс: признание широкой «русской слои» с учетом присутствия значительно более тонкой украинской и «крымскотатарского фактора». То есть этакий тройственный союз, и главное – без НАТО. На 22 мин. 11 сек. украинскую тему в разговоре фактически исчерпан.

 

Не знаю, нашего министра иностранных дел с этим интервью ознакомили. Надеюсь, что нет – у нас как раз праздновали Пасху, и было не до Бжезинского, тем более, никто и не догадывался, что жить ему еще только шесть недель, поэтому каждое вылетевшие слово приобретает особую пророческой веса.

 

Но вот наш министр опубликовал довольно хорошее эссе на смерть, как он решается его называть, «Большого Збига». Этот текст сделал бы честь любому из его, міністрових, предшественников. То есть красиво написал министр, и хорошо, что у нас теперь есть министр, который так красиво пишет. Единственная, хоть и обидна, ошибка этой публикации: несмотря на то, что Brzeziński родился в Бережанах, его фамилия не стоит переводить как Бережанский, потому что наши Brzeżany – отнюдь не Brzeziny. Улавліваєтє разницу? Был бы Бережанский, то и Brzeżański был бы.

 

То есть учите, господа, польскую и не ищите на говне сметаны.

 

  

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика