Новостная лента

Тяжелое возвращение к миру

31.08.2016

 

Именно сейчас в Берлине проходит симпозиум «Crossing Borders Social Cultural and Clinical Chellenges», посвященный 50-летию группового анализа, собственно – Ассоциации группового анализа «GASi», на котором представлено более 600 участников из 44-х стран мира. Украинская делегация там довольно представительная. Радует, что в симпозиуме принимают участие и львовяне – Александр Фильц, Юрко Прохасько, Вилена Кот, Юлия Винницкая. Рабочий язык мероприятия английский. В первый же день работы симпозиума с докладом выступила львовская психолог, психоаналитик Вилена Кот. Вниманию читателей Z предлагаем текст доклада (собственно, тезисов доклада) Вилены Кот, прочитанного на заседании секции «Работа с насилием».

 

 

Вилена КОТ:

«Мужчина возвращается с войны к семье, а морально он еще в зоне боевых действий»

 

Я представляю работу Львовской психологической службы, которая была создана 2 декабря 2013 года на базе Украинского союза психотерапевтов. Также представляю свою собственную работу в этой Службе — я специализируюсь на работе с семьями, женами, подругами, сестрами и матерями участников боевых действий. Это индивидуальная работа, а также работа с целыми семьями.

 

Наша Служба начинала свою работу с сорока волонтеров в городе Львове и в Львовской области. Сотрудничество налажено с военными частями, место постоянной дислокации которых в Западном регионе Украины. Налажено сотрудничество также с военными госпиталями (Вооруженных сил Украины, Государственной пограничной службы Украины, Национальной гвардии Украины), с Госпиталем ветеранов войн, с Львовским городским центром социальной, юридической и психологической помощи участникам боевых действий. Именно с этим Центром проводилась актуальная программа по работе с семьями участников боевых действий.

 

За период от начала АТО на востоке Украины проведена работа с 281-ой семьей участников боевых действий. Большинство жен, которые обращаются за помощью, делают это самостоятельно и получают сначала индивидуальные консультации. По необходимости к работе далее присоединяются непосредственно и сами воины.

 

В начале работы Львовской кризисной психологической службы в 2014-2015 годах это были жены, которые ждали своих мужчин с войны. Проблемы, которые приходилось тогда сталкиваться, были такие: эмоциональной перегрузки, страхи за жизнь и здоровье мужа, ощущение несправедливости. Женщинам было трудно справляться с тем, что часто они были не осведомлены, где сейчас находится мужчина, состояние его здоровья, не грозит ли ему что-то, имеет ли он достаточно еды, медикаментов, амуниции, которая обеспечивает ему достойный уровень безопасности; задачу подразделения, где он несет военную службу, на которой линии фронта оно непосредственно находится. По личным причинам беспокойство вызывали ревность, отсутствие понимания, как именно у мужчины организованное жизнь, как проходит его «рабочий день», досуг; развлечения. Женщины, чьи мужья недостаточно информировали о своем будничную жизнь на линии фронта, находились в неведении; это часто вызывало лишнее дофантазовування, что очень смущало женщин. Женщины приобретали нового опыта «жена военнослужащего действующего боевого войска», который существенно отличался от того, к которому они привыкли в обычной мирной жизни, которое лишено рисков войны. И эта реорганизация немногим давалась легко.

 

Каждая приспосабливалась к новым условиям индивидуально — но проблематика, которую пришлось всем перейти, была одинакова. Часто женщины объединялись в группы, которые собирали продукты питания, теплый или сезонную одежду, медикаменты, строительные материалы, перевозили их к местам дислокаций мужчин. Помогали друг другу и в семейных вопросах здесь, в собственных домах. Дух тождества, сходства ситуации многим помогал легче пережить те тяжелые времена. Группы психологической поддержки женам, сестрам и подругам участников АТО и становились местом такой общей опоры.

 

Уже с конца 2015 года и до сегодняшнего дня содержание запроса на работу с женами меняется. В связи с тем, что бойцы начали возвращаться демобілізованими домой, запрос от их жен на психологическую помощь стал иным. В основном женщины жалуются, что домой возвращается муж «не тот», которого они препроводили на войну. И даже не тот, с которым они прожили на телефонной и интернет-связи этот год или полтора (срок, который на то время находились на войне мобилизованные мужчины).

 

У мужчин начали проявляться проблемы психического и психологического спектров: боевые психотравмы; ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство); расстройства, связанные с тяжелыми переживаниями потерь на местах, где они служили; острое чувство отчаяния от незавершенности процесса в стране; алкоголизация. Все это, конечно, влияло на отношения в семье. Жены ждали мужей, которые вернутся и возьмут на себя обратно свои семейные обязанности, которые на время прохождения военной службы полностью выполняли их женщины. Но этого часто не происходило. Человек физически уже находился дома, но практически ему трудно было вернуться морально к семье — делить хозяйственные хлопоты с женами, включаться в процессы воспитания детей. Часто страдала также и сексуальная сфера жизни супругов.

 

Мы можем констатировать, что в норме уходило от четырех до шести месяцев на восстановление формата и ритма мирной жизни мужа, который вернулся с войны, где провел от одного до полтора года. Но бывали случаи, когда человеку так и не удавалось начать заново жить в мирной жизни — и он находил способы, чтобы вернуться обратно на войну, даже если его семья была против такого решения. Были и такие семьи, где процесс адаптации (ресоциализации) осложнялся различными факторами: как социальными, так и физическими или психологическими. У нас нет полной картины по стране:

 

— какой доле бывших военнослужащих удалось вложиться в эту «норму» 4-6 месяцев, чтобы адаптироваться после войны к мирной жизни;

 

— сколько из них вернулись обратно и продолжили воевать, заключив рабочие контракты с ВСУ, ГПСУ, НГУ;

 

— сколько имели осложненное течение адаптации к мирной жизни.

 

Зато из практики волонтерской деятельности в Львове можно констатировать, что не менее 12 процентов мобилизованных, которые приняли участие в боевых действиях на востоке Украины, остались на контрактной основе продолжать свою военную службу. Круг 75 процентов демобилизованных вернулись к мирной жизни без посторонней помощи за срок принятой временной «нормы» в 4-6 месяцев.

 

Соответственно, до 20 процентов ветеранов были определенные трудности социально-психологического или психиатрического сортов.

 

За время работы Службы в 2016-2017 годах психологическая работа проводится с 53 женами (семьями) демобилизованных участников АТО. За это время восемь семей из них уже официально развелись (из них семь — по инициативе мужа), 18 семей находятся в процессе развода (13 из них — по инициативе мужа). В остальных есть разного плана проблемы — кроме юридических и социальных, можно привести следующие психологические:

 

— разное видение распределения семейных обязанностей;

 

— взаимное обесценивание значения вкладов мужа во время его отсутствия дома, когда он выполнял свой воинский долг перед государством, и жены, которая полностью выполняла его семейные обязанности все это время дома; взаимные обиды по этому поводу;

 

— изменение системы ценностей, когда человек больше ценит теперь своих собратьев, чем семью и своего супруга;

 

— потеря человеком смысла быть вместе именно с этой женщиной или быть семейным вообще;

 

— истощение женщины, которая занимались уходом за раненым мужем, медленный процесс адаптации и ресоциализации; этих женщин мы называем «женщина-мать» — они часто выполняют преимущественно материнскую функцию рядом с пострадавшим физически и морально мужчиной.

 

Работа нашей Службы состоит в психологическом сопровождении таких семей.

 

Вместе с этим, есть семьи, которые образовались во время прохождения военной службы. Это когда боец женился волонтером медицинской или хозяйственной служб или боевой подругой. Эти супруги в мирной жизни адаптируются легче и быстрее. Они получают новые образования, часто организуют семейные бизнесы, объединяются с другими ветеранами АТО в общественные объединения.

 

Мы еще не можем декларировать в такой способ марґіналізацію слоев населения, которые принимали участие непосредственно в боевых действиях на востоке страны, от остального мирного населения. Но поскольку эти явления приобретают достаточно массового распространения, не исключаем, что такие процессы могут нас ожидать.

 

На данный момент такие семьи вносят весомый вклад в работе в сфере реабилитации ветеранов АТО, помощи их семьям и детям. Наша Служба ведет активное сотрудничество с ними. Часто вместе с профессиональным психологом приобщения именно лица, которая также прошла войну, служит добрым примером ресоциализации ветерана, у которого этот процесс происходит не так хорошо и динамично.

 

В моем докладе были освещены психологические аспекты ресоциализации в семейную жизнь ветеранов АТО. Несмотря на это, они имеют еще много нерешенных вопросов юридического, финансового и социального характера. Государство прежде всего заботится за эти формы ресоциализации, создано много государственных программ по решению таких вопросов. В это же время сфера психологической помощи лишена внимания государственных органов. Во Львове нет ни одной государственной программы психологической реабилитации ветеранов АТО. Все ложится на плечи волонтерских группировок — таких, как наша Служба, и единичных грантов. Сейчас во Львовской кризисной психологической службе есть пятеро активных волонтеров, мы не получаем никакого финансового покрытия нашей работы. Это все гражданская инициатива.

 

Наш опыт работы свидетельствует о значительных трудностях, которые возникают в семьях ветеранов, что приводит к разрушению семей. Этого можно избежать, если придавать как самому ветерану, что возвращается с войны, так и его семье возможность пройти курс психологической реабилитации. Но в масштабах, которые сейчас освещают эту проблематику, это должны делать государственные программы. Наши усилия и наша работа в этой сфере — капля в океане; ведь только во Львове уже официальных участников боевых действий, ветеранов — 5600 по данным на май 2017 года.

 

Доклад Вилены КОТ на всемирном симпозиуме группового анализа в Берлине (16 июня 2017) «УКРАИНА/АТО. Изменения в идентичности и влияние участия в боевых действиях на взаимоотношения между мужем и женой»

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика