Новостная лента

Тишнер читает Катехизис. 10.

26.02.2016

БЕСЕДА ДЕСЯТАЯ: БОЖЬЯ ПЕДАГОГИКА
(предыдущую часть смотрите. здесь)

 

 

Ю.Т.: Яцек, ты имеешь опыт в воспитании детей. В чем заключается разница между образованием и воспитанием?

 

Я.Же.: Наверное легче кого-то научить, чем воспитать. Научить знаний, чем научить жизни.

 

Ю.Т.: А можно тебя спросить, как ты воспитываешь? Что для этого делаешь?

 

Я.Же.: Прежде всего говорю. Нуджу.

 

Ю.Т.: А если бы я наброїв у тебя дома – прогулял бы, вместо того, чтобы пойти в школу, – что бы ты мне сделал?

 

Я.Же.: Наверное, я бы тебе сказал, что это прежде всего твоя проблема. Потому что ты пропустил урок, и через сколько-то там лет это обернется для тебя плохими последствиями. Скорее всего, я бы не бил тебя ремнем, а только старался бы привить тебе чувство, что собственно от тебя зависит, что с тобой потом случится.

 

Ю.Т.: Спрашиваю, потому что до сих пор воспитание человека является большой проблемой – в том числе и воспитание религиозного человека. Одни считают, что все зависит от воспитателей, другие – что ничего от воспитателей не зависит.

 

Я.Же.: А от чего?

 

Ю.Т.: Итак… В связи с этим возникает вопрос, как выглядит большая Божья педагогика. Как Бог воспитывает человека?

 

Я.Же.: Судя по результатам, не существует какого-то особенного способа.

 

Ю.Т.: Одно остается неоспоримым: Бог воспитывает прежде всего благодаря своим звірянням. Человек встречает Слово Божье и открывает это Бог сверки. Это повторяется уже на протяжении веков. Человек может принять это сверка, или не принять. И что дальше? Так, в «Катехизисе» есть мысль, которую твердят все мастера духовной жизни. Мнение, что противоречит нашим представлениям о воспитании. А именно, наш «Катехизис» говорит, что человек пассивен, а вся инициатива исходит от Бога. Осознаешь эту ситуацию?

 

Я.Же.: Это означает, что или Господь Бог тебя воспитает, или ничто тебе не поможет. Поэтому те, которых Господу Богу не хотелось воспитывать, будут оправданы Его пассивностью? Другими словами: «Таким Ты меня, Господи Боже, сотворил и таким меня имеешь»?

 

Ю.Т.: А можно сказать так: что они не будут оправданы за свою активность! Что им не удалось, потому что они были слишком активными в отношении Господа Бога, недостаточно пассивными.

 

Я.Же.: Это означает, что нечего Господа Бога чрезмерно беспокоить, надоедать своей любовью, нарушать Его спокойствие, ибо Он, если захочет, то придет, как захочет, то спасет, а если не захочет, то и так ничто нам не поможет?

 

Ю.Т.: Св. Павел говорит: «вера слушания»1, а слышание конечно есть тишиной. Томас Мертон говорит: «Кто хочет найти Бога, должен войти в тишину».

 

Я.Же.: А молитва? Так же молитва является большим відвічним заботой доброго Господа Бога.

 

Ю.Т.: Но это не шум, который мы поступаем Господу Богу под Его окнами. В этой перспективе молитва является ответом. Инициатива молитвы также оттуда родом.

 

Я.Же.: Если молитва должна помочь, то должна рождаться из потребности, а не по обязанности?

 

Ю.Т.: Я бы сказал так: не важно, по необходимости, по обязанности.

 

Я.Же.: Возникновения внутренней потребности было бы сигналом, что ты на что-то отвечаешь.

 

Ю.Т.: И осознание своего долга также является сигналом, что ты на что-то отвечаешь. Следовательно Бог всегда первый у человека, а человек еле успевает за тем, что Бог совершит.

 

Мы говорим о Боге, который идет навстречу человеку. Это то видение Бога, которое предлагается современному миру. Выйти навстречу…Чтобы увидеть того «Бога, который идет навстречу», нужно войти в человеческую душу. Потому что в конце концов Бог, который идет навстречу, отражается в человеческой душе. Итак мы якобы будем говорить о человеке, но на самом деле – о Боге.

 

Я.Же.: Значит ли это, что хотя бы ты неизвестно как долго и ревностно здесь меня катехізував, но, если Господь Бог не проявит инициативы сам от себя, то труд твой будет напрасным, Отче Профессор?

 

Ю.Т.: С одной стороны да, но с другой стороны, если мы тут между собой делаем что-то доброе, то это точно происходит по Божьей инициативе. Мы можем эту инициативу различным образом истратить, но что бы хорошего в мире не происходило, – начало, инициатива всегда исходит от Бога. Поэтому в нашем современном мире, опанованому культом человеческого активизма, вера предлагает что-то совершенно противоположного.

 

Я.Же.: Ты видишь отражение этого предложения в твоем громком тезисе, что больше людей потеряли веру после встречи с собственным священником, чем читая произведения Ленина или Маркса2.

 

Ю.Т.: Я хотел поощрить людей читать произведения Ленина…Но знаешь, я думаю, что активность часто является отрицанием той тишины, которой Бог требует, чтобы войти в человека. Мы сейчас сидим в монастыре камальдулів3. Когда мы сюда вошли, то все говорили: «Какая здесь великая тишина». Минуты, которые мы здесь проводим, является для нас минутами какой предивної тишине. Поэтому здесь нам легче понять Божью педагогику.

 

Я имею перед собой показания одного из мастеров духовной жизни – великого Мастера Екгарта. Мастер Экгарт говорит, что нужно «прижаться к тому, кто имеет инициативу», то есть прислониться к Богу. И говорит, что тогда «то, чего ты раньше искал, теперь оно ищет тебя. За чем ты раньше гнался, теперь оно бежит за тобой. А от чего ты раньше хотел сбежать, теперь оно бежит от тебя».

 

Я.Же.: Что убегает?

 

Ю.Т.: Прежде всего страх, ляки этого мира. Наше бытие в мире перенасыщен беспокойством, ляком, мы постоянно за чем-то гонимся, от чего бежим. Когда же притулишся к Богу, «то, чего ты ранее искал», то есть покой, теперь оно ищет тебя». «За чем ты раньше гнался» – внутренний покой – «теперь оно бежит за тобой». «А от чего ты раньше хотел убежать» – от страха, беспокойства этого мира – «теперь оно бежит от тебя».

 

Я.Же.: Это очень хорошая концепция. Однако скептический разум должен спросить, как это так, что имея такой простой рецепт, тот мир, который Господь Бог уже тысячу лет воспитывает, или – как ты говоришь – испытывает педагогики, вовсе не становится ощутимо лучшим миром. Во всяком случае не наблюдается каких-либо драматических взрывов этого добра.

 

Ю.Т.: Наш ум так сконструирован, что мы больше замечаем зло, чем добро. И часто видим только одну сторону медали. Зато, заметь, что благодаря рецепту Екгарта в душе человека происходит какая-то перемена. То, от чего ты убегал, теперь убегает от тебя. Ты принял сверки, «прислонился к Нему». Это гениальные слова: «прижаться к сверки». То есть, когда тебе кто-то сказал, то он не только удовлетворил твое любопытство, но и дал тебе шанс прижаться к тому сверки. Кто-то сказал: «люблю тебя», и не только успокоил твой информационный голод, но и открыл перед тобой какой-то новый мир. Твой старый мир изменился. Вроде все осталось таким же, а однако стало иным.

 

Здесь, Яцек, появляются библейские слова, которые постоянно используются и поэтому стали для нас такими обыденными, что мы потеряли ощущение их истинного смысла. Слова: «дитя Божье».

 

Я.Же.: Но поговорим еще немного о рецепт Екгарта. В целой большой истории мученичества Католической Церкви мы имеем полные книги святых, которые без сомнений прислонились к Богу. А однако то, чего они боялись, их собственно и настигло. Если бы «это» бежать от них, то они никогда бы не оказались на страницах мартирологов, не стали бы мучениками, не пали бы жертвами религиозных войн или воинственных язычников. Возьмем ближайший пример – св. Максимилиан Кольбе, без сомнения, прислонился к Богу. Однако то, чего он боялся, – зло мира – схватило его и убило. Что бы на это сказал Мастер Экгарт?

 

Ю.Т.: Прежде чем зло его схватило, св. Максимилиан открыл, душу убить не могут». Это открытие освободило его от страхов, страхов нашего мира.

 

Я.Же.: Итак, все же невозможно избавиться от зла этого мира? Ты можешь только подняться более это зло. Можешь найти себе утешение в Абсолюте.

 

Ю.Т.: Больше, чем только утешение, ибо когда сумеешь «прислониться», тогда на зло мира отвечаешь добром. Зло добром преодолеваешь. Знаешь, случается какое-то чудо, что зло превращается в свою полную противоположность.

 

Я.Же.: Но это не оберегает тебя от земного страдания – от голода или от боли.

 

Ю.Т.: Нет, но видишь смысл собственного страдания. Это страдание болезненно, но не толкает тебя к отчаянию. Ведь самым большим злом человеческого страдания является то, что оно побуждает людей к отчаянию. А здесь наступает разграничения отчаяния от страдания.

 

Я.Же.: В метафизической перспективе.

 

Ю.Т.: Ты говоришь о метафизике, но в Екгарта это же очень конкретный внутренний опыт. Эта метафизика – не книга, которая где-то там записана. Это нутро души человека, которая имела тяжелую жизнь.

 

Сейчас я хочу предоставить правильного смысла слова «дитя Божье»⁴. Как правило, мы говорим : усыновленные. Это слово плохо подходит. Мы должны были бы сказать: избранные. Поскольку же Господь бесконечно богатый, между детьми Божьими царит бесконечная разнородность. Не существует двух одинаковых избранных детей Божьих. На одной иве нет двух совершенно одинаковых листочков, а человек является существом гораздо сложнее. Итак, какой есть та Божья педагогика? Такой, говоря несколько метафорически, что она самого Господа Бога удивляет, и те избранные дети также Его удивляют. А твои дети тебя удивляют?

 

Я.Же.: Иногда способны.

 

Ю.Т.: Правда? Они будто подобные тебе… Ты будто хорошо их знаешь – знаешь, что едят, что читают, что смотрят по телевизору…

 

Я.Же.: Ты считаешь, что люди так же способны удивить всевідаючого Бога.

 

Ю.Т.: Говоришь «всевідаючого»… Это что-то иначе. Они удивляют Бога, который сверяется. Я не знаю до остальных, как оно там у Господа Бога выглядит…Никто не знает. Но предполагаю, что Господь Бог чувствует себя счастливым от того, что видит огромную разнородность своих детей, которым Он сказал, и они Ему также сверились. Сверились и доверились.

 

В этой деликатной драме преодоление зла добром и заключается Божья педагогика, которая превосходит всякую логику и физику этого мира. Я бы сказал: следствие всегда богаче, чем причины.

 

_______________________

1 Рим. 10, 17.

2 Полная цитата из публицистики а. Ю. Тішнера: «В моем философско-пастырской жизни я не встретил никого, кто потерял бы веру, прочитав Маркса, Ленина, Ницше, зато копами можно считать тех, кто ее потерял после встречи с собственным священником. Это очень досадное явление, когда врач заражает больного».

3 Камальдули, камедули – католический монашеский орден, который появился в XI веке. из инициатив св. Ромуальда; отличается очень суровым уставом, который предусматривает обет молчания, умерщвление плоти, проживание в одиночестве, вегетарианство и тому подобное. В Польше есть несколько пустынь, где обитают камальдули, в частности в Кракове; монахи этого ордена носят белые рясы, поэтому окрестности, где они обитают (или обитали в прошлом), традиционно называют Бєлянами.

⁴ «Все потому, что их водит Дух Божий, они – сыны Божьи. Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять подлежать страхе, но приняли духа усыновления, которым зовем: «Авва! Отче!» Сам этот дух свидетельствует вместе с нашим духом, что мы – дети Божии» (Рим. 8. 14-15).

 

[см. предыдущую часть]

 

Перевел Богдан Панкевич

Редактор перевода Андрей Павлишин

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика