Новостная лента

Тишнер читает Катехизис

25.12.2015

Zbruč приглашает к еженедельного чтения разговоры отца Юзефа Тішнера с публицистом Яцеком Жаковським, опубликованную краковским издательством Znak в книге «Тишнер читает Катехизис» (ks. Józef Tischner – Jacek Żakowski, Tischner czyta Katechizm, 2010). В конце каждой недели мы будем публиковать перевод одной из следующих 25-ти разделов книги, каждый из которых является отдельным разговором между авторами.

 

Эта книга является расширенным записью разговоров в прямом эфире Польского телевидения в 1995-96 годах. Эти разговоры, сначала печатные в краковском католическом еженедельнике Tygodnik Powszechny, имели значительное влияние на тогдашнее польское общество. Мы уверены, что этот текст будет интересным и полезным для думающей части (верим, что это большая часть) украинского общества, особенно для молодежи, которая ищет небанальные ответы на сложные вопросы христианской Веры.

 

Предпосылкой для этих разговоров стало издание в Польше в 1994 году нового «Катехизиса Католической Церкви», заключенного на основе решений Второго Ватиканского Собора. Этот «Катехизис» значительно модернизировал основы религиозного понимания, которое до настоящего времени базировалось на решениях Тридентского Собора, 1545-63 лет. Изменения оказались действительно революционными, и отец Юзеф Тишнер мобилизовал весь свой талант ученого-богослова, чтобы в доступной форме объяснить их как можно более широкому кругу заинтересованных соотечественников.

 

Церковные реформы, в частности, решения Второго Ватиканского Собора и тогда, и даже теперь встречают сопротивление и неприятие со стороны консервативной части клира. Следствием этого является замалчивание или собственная вольная интерпретация всего, что не соответствует определенным личным представлениям. Поэтому просветительская работа в. Тішнера призваны дать людям — homines sapientes — возможность самим формировать свое религиозное мировоззрение на основе теологии — революционной теологии — Второго Ватиканского Собора. Потому что основой Веры являются осознанные внутренние убеждения, сформированные работой собственной мысли, а не бездумно заученные доґми.

 

Труд е. Тішнера в первую очередь направлено к практикующих католиков. Но не менее важно, что он также говорил огромного количества людей, которых отталкивает от христианства примитивная ортодоксальная риторика некоторых духовных лиц. Миссионерство в. Тішнера в среде т.с. «невоцерковленных» людей, его искренняя живая Вера становятся в наши дни все более актуальным.

 

Отец Юзеф Тишнер (1931-2000) был доктором богословия и уникальной фигурой в Католической Церкви. Имея основательную, всестороннюю теолоґічну образование, он всю жизнь старался приблизить понимание Веры в людей, часто используя свой природный ґуральський юмор, а также умение доступно объяснять сложные вещи. Друг и единомышленник Святого Иоанна-Павла II, знаковая фигура в антикоммунистическом польском движении «Солидарность» – капеллан профсоюза и создатель теологии труда – он весомо приложился к налаживанию сотрудничества между мировоззренческими антагонистами – Польской Католической Церковью и либералами-антикоммунистами, что в конечном итоге сделало возможным победу «Солидарности» и крах социалистического просоветского режима в Польше. О жизненный путь и духовную миссию отца Тішнера можно подробно узнать, прочитав украинский перевод книги разговоров между Адамом Михником, а. Юзефом Тішнером и Яцеком Жаковським «Разговоры между господином и батюшкой» (Киев, «Дух и Литера», 2013).

К сожалению, за свои взгляды и открытую и честную позицию священник подвергся системной обструкции консервативного польского духовенства, даже церковных репрессий.

 

Яцек Жаковський – известный польский журналист и публицист, активист движения «Солидарности», один из основателей ежедневника Gazeta Wyborcza, журналист еженедельника Polityka, известный радиожурналист и ведущий разговорных программ на радио Zet и Tok FM, заведующий кафедрой журналистики в Колеґіум Цівітас в Варшаве. Имеет широкий круг интересов, в частности, хорошо ориентируется в религиозных вопросах. Кроме уже упомянутой, переведенной на украинский язык книги «Между господином и батюшкой», автор многочисленных, очень популярных работ, в частности, книг «Анатомия вкуса, или разговоры о судьбе среды «Тиґодніка Повшехного» в 1953-1956 годах» (1986, подпольное издание), «Вызовы: заметки во время лектуры социального учения папы Иоанна Павла II (1987, вместе с а. Ю. Храпеком), «Три четверти века: беседы с Ежи Туровичем» (1990; Есть. Турович – многолетний редактор католического «Тиґодніка Повшехного», близкий сотрудник епископа Кароля Войтылы), «ПНР для начинающих» (1995, вместе с Яцеком Куронем), «Реванш памяти» (2002) и др.

 

Спасибо Яцекові Жаковському за возможность опубликовать в сети украинский перевод этой книги, а Леси Коваль, президент львовского Форума Издателей, и Ґжеґожу Ґаудену, многолетнему директору Института Книги в Кракове — за помощь в получении этой возможности.

Спасибо также Андрею и Богдану Павлишину Панкевичу за перевод.

 

 

РАЗДЕЛ «РЕВОЛЮЦИЯ В ЦЕРКВИ»

БЕСЕДА ПЕРВАЯ: Коперніканська революция.

 

 

Отец-профессор Юзеф Тишнер: Ну что, Яцек, имеем революцию.

 

Яцек Жаковський: Какую еще революцию, Отче Профессор?

 

Ю.Т.: Имеем революцию в Церкви.

 

Я.Же.: Революцию в Церкви?

 

Ю.Т.: Собственно, потому что выдан новый – революционный – «Катехизис Католической Церкви»1. Первый со времен Тридентского Собору2.

 

Я.Же.: Через четыре века.

 

Ю.Т.: Конечно, что за то время появлялись различные локальные катехизисы, но их всех писано вроде катехизиса Тридентского Собора.

 

Я.Же.: Но в чем заключается эта революция?

 

Ю.Т.: В принципе, можно сказать, что существенное изменение произошло уже в [19]60-х годах, во время Второго Ватиканского Собора. Мы почувствовали ее уже тогда, ведь и в Польше Мессу перестали править латыни. Но сущность этой смены оставалась несмотря абстракцией. Только теперь, благодаря «Катехизису», люди начинают отчетливо осознавать эту смену.

 

Я.Же.: Потому что «Катехизис» направлен к верующим, а не только священников и теологов, как документы Собора?

 

Ю.Т.: И собственно поэтому он будет не только термометром религиозной культуры, но и компасом для культуры в целом. Представь себе, что теперь человек, согласно этого нового катехизиса, будет упорядочивать свои представления о мире, человеке, Боге. Революция в религии революціонує мир.

 

Я.Же.: Но в чем заключается эта революция?

 

Ю.Т.: Ну, собственно. Возьми эти два катехизисы и попробуй сравнить тридентське определение веры – написано очень хорошим архаичной польщизною – с тем, что о вере написано в теперешнем катехизисе.

 

Я.Же.: Тридентське определение гласит, что Вера является тем, чего «силой мы за непохибну дело имеем, что нам Церковь Божья, наша Святая Мать, уверяет, что от Бога пересказано».

 

Ю.Т.: Там сказано, что Церковь указывает, что происходит от Бога, и от Бога не происходит. Мы верим в Бога, но Церковь нам определяет, что исходит от Бога и во что мы должны верить.

 

А посмотри, как выглядит определение веры в новом катехизисе…

 

Я.Же.: «Вера есть ответ человека Богу, Который Себя объявляет и уделяет ей, одновременно обильно принося свет человеку, ищущего высшего смысла своей жизни». [артикул 26]

 

Ю.Т.: Чего не хватает?

 

Я.Же.: Нет ни слова о Церкви.

 

Ю.Т.: То есть, что произошло?

 

Я.Же.: А собственно – что случилось с Церковью, Отец Профессор?

 

Ю.Т.: Церковь сама себя вычеркнула!

 

Я.Же.: Почему?

 

Ю.Т.: Мы еще вернемся к тому, но перед тем хотел бы на что-то обратить Твое внимание. Снова глянь на тридентский катехизис, загляни в первый раздел, который дает ответы на вопросы, касающиеся человека. Прочитай вопрос, на который этот раздел пытается ответить.

 

Я.Же.: «Может ли человек природным умом своим постичь истинную мудрость и сподобитися вечного благословения?»

 

Ю.Т.: И сразу после этого сказано, что ба — не может, что надо ей для этого помощника, Церковь. А смотри, как это выглядит в новом катехизисе. Прочитай название первой главы.

 

Я.Же.: «Человек является «открытой» для Бога (capax Dei)»3.

 

Ю.Т.: Сарах Dei! То есть способной, вбирною, достаточно вместительной, «открытой для Бога». Через минуту мы вернемся к этому. Но обрати внимание на одну закономерность: в старом катехизису говорилось о том, чего человек не может. В новом говорится, что она может, на что способна.

 

Я.Же.: И это та революция?

 

Ю.Т.: Это революция. Потому что такая замена обусловливает очень далеко идущие последствия. Однако «революция» — понятие очень многозначное. Какие у Тебя ассоциации, когда Ты говоришь «революция»?

 

Я.Же.: Французский – в лучшем случае, октябрьская – в худшем. Но может тоже быть техническая, информационная…

 

Ю.Т.: Однако исторически понятие революции происходит от Коперника – от его знаменитой работе «О вращении небесных тел» (De revolutionibus orbium coelestium). Эта работа изменила наши представления о мире. И в том смысле мы теперь имеем революцию в Церкви. В свете нашей веры происходит большой поворот. Что-то здесь обернулось, что-то принципиально изменилось.

 

Я.Же.: Итак, коперніканська революция в Церкви. Верно?

 

Ю.Т.: Так. Наш мир, мир нашей веры начинает вращаться по-другому. Появляется новая механика религии.

 

Я.Же.: Значит, раньше Земля вращалась вокруг Солнца, а теперь Солнце – вокруг Земли… или наоборот?

 

Ю.Т.: Может еще иначе. Потому что революции не должны заключаться в том, чтобы то, что было вверху, оказалось внизу, а то, что внизу – попало наверх. Революция не должна перевернуть мир вверх ногами. Может, например, появиться какой-то совершенно новый уклад.

 

Я.Же.: Коперник передвинул центр нашего мира. Ранее им была Земля, а «De revolutionibus…» умістило в центре Солнце.

 

Ю.Т.: А теперь тот центр тоже смещается. Присмотрись к понятию сарах Dei. Оригинальный французский текст гласит: «capable Dieu«. В польском языке мы не имеем точного аналога сарах или capable. Поэтому в переводе имеем «открыт для Бога». Но и сарах, и capable значат больше, чем только открытость.

 

Я.Же.: Означают способность, возможность, податливость, какой-то скрытый в субъекте потенциал.

 

Ю.Т.: Итак сарах Dei означает, что человек податливая для Бога. Человек!

 

Чтобы лучше уловить смысл этого утверждения, следует вернуться в прошлое, во времена Тридентского Собора. Что тогда творилось? Тогда боролись две различные, противоречивые, враждебные друг другу христианские видение мира и видение человека.

 

Я.Же.: Лютер и реформация.

 

Ю.Т.: Реформация и контрреформация, Лютер и папство, протестантизм и католицизм, теологические споры и кровавые религиозные войны, великий поиск Истины, но и безмерность жестокости и преступлений.

 

Я.Же.: Преступлений во имя Божье.

 

Ю.Т.: И единой веры! С именем Христа на устах. Люди убивали других, потому что иначе понимали сказанное Богом. С одной стороны исповедники об’єктивізуючого видение – тогда его называли схоластическим – согласно которому от человека требовалось, чтобы она подчинилась потому, что объективное, что «на самом деле существует». Чем меньше понимаешь – тем больше должен подчиниться. Потому что если ты дурак, то должен слушать мудрых.

 

Я.Же.: И не пытаться понять, потому что и так не справишься.

 

Ю.Т.: А поскольку и так не поймешь, то підпорядкуйся потому, что знают другие. А когда не хочешь подчиняться, то это означает, что ты – дьявольское семья, и тебя нужно ликвидировать.

 

С другой стороны находились сторонники субъективизма. Те говорили «я прав», «истина во мне – в моих чувствах, в моей индивидуальности, в моих эмоциях».

 

Я.Же.: В религии это означает, что каждый может иметь такое представление о Боге, которое ему в душе зародится.

 

Ю.Т.: В протестантизме существовала даже вера, что Бог обращается к человеку непосредственно, без посредничества каких-либо институций. Каждый понимает Слово согласно тому, насколько он его жаждущий.

 

Я.Же.: И теперь также в новом католическом катехизисе понятие Церкви исчезает из определения веры. Так, словно Бог и к католикам должен был бы говорить напрямую, без всяких посредников.

 

Ю.Т.: Но заметь, что если бы не Церковь, то мы бы не имели этого нового катехизиса.

 

Я.Же.: А если бы не протестантские Церкви, то эта протестантская доктрина также бы не возникло. Означает ли это сближение с протестантизмом?

 

Ю.Т.: До определенной степени, но мы к этому вернемся впоследствии. А теперь посмотри: с одной стороны, имеем объективизм, который позволяет убивать во имя веры, а с другой стороны, субъективизм, который разрушает підложжя ценностей. И теперь имеем попытку поиска некоей золотой середины. Я бы сказал, что новый катехизис, говоря: сарах Dei, начинается от какого — esse homo: вот человек. Первое предложение этого катехизиса определенно является парафразом известной фразы Св. Авґустина в вступлении к его «Исповеди»: «Ты создал нас для Себя, [Господи,] и сердце наше не супокійне, пока отдохнет в Тобі⁴». Заметь: человек становится основной темой религиозной мысли! Находится в ее центре.

 

Я.Же.: А раньше?

 

Ю.Т.: Ранее в центре находилось то, что объективное.

 

Я.Же.: Божий порядок, который нам проявляла «Церковь, Мать Наша»?

 

Ю.Т.: Так. Говорилось о доминирование схоластической мысли. И действительно, схоластика была таким способом мышления, который все радикально об’єктивізувала. А теперь имеем сарах Dei. Вот, собственно, и есть «вращение небесных тел» и коперніканська революция.

 

Я.Же.: Потому что в центре мира теперь оказалась человек, так?

 

Ю.Т.: В определенном смысле оказалось, что для Бога центром мира является человек. Зато для человека центром мира является Бог. Пользуясь коперніканською метафорой, можно сказать, что Земля вращается, но и Солнце также вращается. Сарах Dei означает, что мы имеем одновременно движение вокруг человека Господу Богу и движение Бога вокруг человека.

 

Польском языке мы говорим «открытость». Это, возможно, несколько маловато, но сама метафора хорошая. Ибо «открытость для Бога» является как будто открывания окна. Открываешь окно, имеешь возможность посмотреть на мир и что-то через это окно попадает внутрь.

 

Я.Же.: Свет, свежий воздух, бабочки, но и грязь, мухи и молнии… что-То попадает, но оно не обязательно должно быть чем добрым. Зло также может попасть.

 

Ю.Т.: Наверное, надо знать, что тебе попадает. Но «Катехизис» дает нам видение того, что может попасть. Мы еще к этому вернемся.

 

А между тем перед нами вырисовывается мысль о перспективе обожения человека. Ибо если человек от природы открыта для Бога, то это означает, что может сама себя обожнити. А если одновременно Бог открыт для человека, то это означает…

 

Я.Же.: Что Он олюднюється?

 

Ю.Т.: Что Он олюднюється! Бог олюднюється. Следовательно, можно утверждать: этот новый «Катехизис» будет показывать двоякий движение в мире наших ценностей. Движение, в котором Бог олюднюється, а человек обожествляется.

 

Я.Же.: Но с того всего нашего рассуждения исчезла Церковь. Так, будто появилась возможность религиозности вне церкви.

 

Ю.Т.: Потому определение веры этого не исключает. Пока что останемся при утверждении, что религиозность вне церкви не исключена. Оставим себе для другого разговора вопрос: каково место Церкви в новом мире веры? Только окреслімо здесь мнение, что Церковь хотела бы быть очень деликатной.

 

Я.Же.: Это означает, что существует человек, непосредственно открытая для Бога, существует ли Бог, который непосредственно относится к человеку, и тот третий – Церковь – где-то сбоку, вне непосредственными отношениями между Богом и человеком. Исчез иерархический уклад: Бог – повчаюча Церковь – верующие.

 

Ю.Т.: Я бы сказал, что Церковь говорит себе: primum non nocere. Во-первых, не навреди. Не препятствовать действия Бога на человека и в поисках Бога человеком. Но и к этому мы еще вернемся, потому что дело это чрезвычайно деликатная и важная.

 

Зато отчетливо видно, что этот катехизис ищет такого места в Боге, которое наиболее человеческое, и такого места в человеке, которое наиболее Божие. Потому что если человек сарах Dei, то собственно о такой поиск идет. А сейчас вернемся к открытому окну.

 

Я.Же.: Следовательно, что сквозь него попадает? Какова вероятность, что сквозь это окно залетит бабочка, то есть добрая вера, а не залетят мухи или молнии, или мусора, то есть нечто такое, что уничтожает человека, то дисфункціональне?

 

Ю.Т.: А пойдем еще дальше. Какова вероятность того, что Ты поймешь, что действительно к Тебе сквозь это окно залетело? Ты ведь имеешь аппетит на разные вкусы этого мира. Речь идет о том, чтобы Ты сам знал, каким вкусом смакует Бог. В этом проблема.

 

Я.Же.: Если не имеешь Церкви, которая подсказывает: это хорошо, а вот это – зло, в это должен верить, а в это – не верить….

 

Ю.Т.: Если не имеешь Церкви, если Церковь действует деликатно, незаметно или неявно… Но в конце-концов: даже если Церковь что-то подскажет, то Ты сам должен решить, оно убедительно, или нет. По сути дела, Ты не можешь полностью избавиться от ответственности за то, во что поверил.

 

Я.Же.: Итак, насколько вероятно то, что в окно сарах Dei проникнет добрая вера?

 

Ю.Т.: Думаю, что собственно в этом ключ к делу, ключ к «Катехизиса», ключ к истинному христианству и вообще к религиям, которые происходят из библейской традиции, из наследия Ветхого Завета. Попасть должен слово. Слово. Не вещь! Не предмет. Слово! Сарах Dei – это прежде всего способность вслушиваться в речь. Поэтому в «Катехизисе» сразу в самом начале, уже в определении Веры указано, что «вера является ответом». А где возможный ответ?

 

Я.Же.: Там, где есть вопрос.

 

Ю.Т.: Должен быть вопрос, значит должен быть кто-то, кто спрашивает… Ну, но проблема вопросы, ответы, слова – это новая река проблем. Оставим себе может это до следующего раза, а сегодня пусть нам хватит одного только сарах Dei.

 

Я.Же.: «Человек, открытая для Бога».

 

Ю.Т.: Что может быть важнее?

 

______________________

1 Новейший «Катихизм Католической Церкви» был заключен по решению внеочередного Синода епископов в 1985 году, папа Иоанн Павел II утвердил его 25 июня 1992 года. Язык оригинала «Китихизму» – латинская. Первое издание на польском языке появилось в 1994 году. Официальный украинский перевод был впервые издан в 2001 году, чаще всего здесь процитирован именно он. – Прим. ред. перевода.

2 Первый Катихизм поставь в 1562 году Тридентский Собор продолжался в 1545-1563 годах. – Прим. ред. перевода.

3 Дословный перевод с польского. В официальном украинском переводе РКЦ: «Человек «способен» принять Бога». – Прим. ред.перевода.

⁴ Перевод Юрия Мушака.

 

 

Перевел Богдан Панкевич

Редактор перевода Андрей Павлишин

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика