Новостная лента

То брусчатка или асфальт?

24.05.2016

Известие о намерениях заменить асфальтом брусчатку на улице Бандеры, реконструкцию которой планируют на следующий год, вызвала противоположные реакции львовян. Участники фокус-групп, что их опрашивали инициаторы проекта, высказались за асфальтовое покрытие с учетом увеличения скорости движения автомобилей и снижения уровня шума и вибраций, которые пагубно влияют на окружающие дома. Однако обнародование информации о намерениях снять с улицы брук и постелить асфальт вызвало острую реакцию тех горожан, которые трепетно относятся к сохранению подлинной исторической среды Львова. Асфальт на Бандеры действительно кардинально изменит улицу и она однозначно потеряет свою теперешнюю атмосферу. И делать что-то с дорожным покрытием там таки надо, ибо не каждый водитель, который проезжает по Бандеры проклинает всю дорожную инфраструктуру города, на чем свет стоит…

Брук и трамвайная колея на вул.Бандеры

Асфальт для транзитных улиц

Директор коммунального предприятия «Институт пространственного развития» Олег Шмид в разговоре с Z пояснил, что выбор дорожного покрытия продиктован рядом факторов. Он подчеркнул, что проект реконструкции улицы Бандеры называется «Улица для всех», следовательно, он должен максимально учитывать мнения и пожелания всех участников процесса: от жителей улицы, представителей компаний, которые имеют здесь офисы, образовательных учреждений – до водителей, велосипедистов и пешеходов.

«Именно после детальных консультаций с представителями всех этих групп было принято решение положить асфальт на проезжую часть улицы», – говорит Олег Шмид. По его словам, большая необработанная брусчатка не всегда является ценной для исторической среды, потому что она портит фасады домов. Как пример он приводит ситуацию с улице Кулиша во Львове, где не было мостовой, а несколько лет назад ее настелили во время ремонта.

Брук на Кулиша за «украинской технологией», когда между косточками щели в два пальца залиты бетоном

< p> 

«Если вы помните, до реконструкции она была асфальтированная, а после реконструкции там положили грубую мостовую – и сейчас городской совет завалена письмами, в которых даже есть требования вернуть асфальт или хотя бы что-то сделать с вибрацией», – рассказывает Олег Шмид.

По его мнению, восстановление мощеного покрытия на участке проспекта Свободы тоже было большой ошибкой.

«От Оперы поставлена «мозаика» (разновидность брусчатки – Z), так там вибрация и шум не так сильно ощущаются. А как только проезжаешь улицу Дорошенко, то не слышишь собеседника, если музыка играет в салоне – можно ее выключать. То же самое происходит и на улице – шум, вибрация, жаль для домов», – говорит директор Института пространственного развития.

 

Брук на проспекте Свободы. Технология и сама — украинская

 

Олег Шмид замечает, что плитки типа «мозаика» во Львове осталось очень мало, а покупать новую слишком дорого.

Также он ссылается и на опыт многих европейских городов – там брук оставляют в их исторических центрах, а на магистральных улицах укладывают асфальт.

«Разные города по-разному эту проблему решают. В немецких городах не используют асфальт в исторических центрах, а только на магистралях. Но все равно стараются не стелить такую грубую брусчатку, как у нас – эти глыбы, которыми вымощен часть проспекта Свободы, или тут, где мы сидим, на Армянском», – говорит г-н Шмид.

Два года назад львовский блогер-урбанист Alex Shutyuk обращался к этой теме. Как следует из его личных наблюдений, в городах разных стран Европы наблюдается тенденция к тому, что брусчатку оставляют или возвращают в исторических частях городов, которые являются привлекательными для туристов и преимущественно пешеходными. Собственно мощенное покрытие используют как препятствие для комфортного движения автотранспорта.

Alex Shutyuk вместе со своими коллегами заключил карту изменений дорожного полотна во время ремонтов. Как следует из этих данных, зафиксировано лишь несколько случаев замены брусчатки асфальтом. Гораздо больше противоположных случаев. Также на карте зафиксированы десятки примеров, когда мощенное покрытие оставалось после ремонта.

Что же касается испарений асфальта во время жары (аргумент, который приспосабливают на пользу брусчатки), то Олег Шмид утверждает, что современный асфальт с верхним слоем ШМА практически не испаряет, если его заключить в соответствии с технологией. Он потребует ремонта через несколько лет, однако не просідатиме через изменения температуры.

Куда исчезает львовская брусчатка?

Зато Председатель Львовской областной организации Украинского общества охраны памятников истории и культуры Андрей Салюк подчеркивает Z, что с точки зрения охраны памятников на улице Бандеры однозначно следует сохранить брусчатку.

«Должна быть сохранена брусчатка? Я в этом абсолютно убежден, потому что брусчатка является элементом исторического Львова. Вопрос технологии – это дело специалистов, которые имеют предложить ту технологию мощения брусчатки, которой выложены магистральные дороги, а таких море во многих крупных городах, в том числе и в соседней Польше и в Германии», – подчеркнул он.

Фотографии со страницы в Facebook львовского художника Влодка Костырко, который развернул в соцсети саркастическую кампанию против намерений городской власти постелить на асфальт Бандеры

Андрей Салюк, кстати, замечает, что на мощеных улицах значительно легче проводить ремонтные работы инфраструктурных объектов, потому что достаточно вынуть несколько камней в нужном месте и потом так же уложить их на место.

Что же касается вибрации от сцепления колес с бруком, то, ссылаясь на данные СЭС, Андрей Салюк отмечает: «Динамической нагрузки от брусчатки на здании нет, зато есть нагрузка от плохо уложенных трамвайных путей». В частности это касается бетонных плит, уложенных для так называемой «бесшумной колеи».

Также, по словам Салюка, вибрация возникает вследствие «специфически львовского» способа мощения брусчатки, когда между камнями есть щели в два пальца, которые заливают цементом. Перепады температуры приводят к тому, что цемент дает трещины, выщербливается, а следствием становится упомянутая выше вибрация и негативное влияние на памятники архитектуры.

По убеждению Андрея Салюка, такая «технология» обусловлена тем, что брусчатку воруют и продают тем, кто хочет замостить себе двор во Львове, возле Львова или даже по другим городам.

Ударим асфальтом по… oh wait a minute

С утверждением о краже брусчатки согласна и преподаватель Академии искусств и активистка общественной инициативы «Народное действие» Олеся Дацко. По ее словам, заменами брусчатки на асфальт во Львове уже «украли половину исторической брусчатки», потому что она очень дорого стоит.

«На Богдана Хмельницкого в историческом заповеднике сняли средневековую брусчатку, которая лежала под асфальтом и очень хорошо сохранилась. Юрий Голец выступал и рассказывал, что она вся была сколотая, поэтому они вывезли ее на свалку. Это просто цинизм. Мое личное мнение – что ту брусчатку потом или продают, потому что даже на ОLX выставляли, или развозят по нужным дворах. На бывшей Офицерской без встиду и совести заложен целый двор особняка исторической брусчаткой», – рассказывает Олеся Дацко.

Доцент кафедры реставрации Львовской политехники Василий Петрик в разговоре с Z также вспомнил, как исчезла неизвестно куда брусчатка, которую сняли во время последнего ремонта на проспекте Свободы.

«На проспекте Свободы, когда проводилась замена дорожного покрытия под видом реконструкции улицы, на глубине полуметра была обнаружена улица, полностью усеянная мелкой брусчаткой. Где она делась – никто не знает… Мелкая брусчатка очень высоко ценится, и очевидно, что она где-то идет на продажу», – считает он.

Настоящее брук на проспекте Свободы. Щели в два пальца есть и здесь

Андрей Салюк говорит, что во многих городах кладут не асфальт, а брусчатку из натурального камня, несмотря на высокую стоимость этого материала.

«Это дорого и это могут делать только богатые страны, но они это делают! Хотя им также легче постелить асфальт. Почему мы должны уничтожать за то, что кто-то так решил, потому что кому так захотелось?» – задает риторический вопрос председатель львовского отделения Украинского общества охраны памятников истории и культуры.

Он напоминает, что брусчатка является своеобразной визитной карточкой Львова, поэтому ее надо беречь.

«Исторические дома на фоне брусчатки воспринимаются совсем по-другому, чем на фоне асфальта, который не присущ для конкретных городов исторической застройки», – говорит господин Салюк.

По его же словам, во Львове отсутствует системный подход к тому, как проводить такого рода работы в историческом центре города.

«Мы делаем какие-то движения, хаотичные и непонятные. Непонятны мотивы, но все это декорируется транспарантами, флагами и лозунгами – «Вот теперь мы заживем!» А не надо! Нужно просто качественно делать свою работу. Надо качественно класть брусчатку – и тогда не будет такой дискуссии», – нервничает он.

Олеся Дацко указывает на то, что улица Бандеры относится к исторического ареала Львова, поэтому любые градостроительные преобразования следует проводить с учетом критериев максимального сохранения исторического ареала. Она отмечает, что брусчатка является неотъемлемой частью города, ее нельзя забирать без оценки, как это скажется на его пространстве.

Василий Петрик заверил, что есть технические возможности сохранить брусчатку на Бандеры и оставить ее комфортной для транспорта. Одновременно он подчеркнул, что для этого требуется высокое качество работ. Реставратор считает, что полной дискуссии по этому поводу не состоялось, а следовательно, стоило бы провести обсуждение в «Львовской политехнике» с участием соответствующих специалистов.

«Очевидно, что это вопрос к дискуссии, но с точки зрения исторической среды, я думаю, можно сохранить ту брусчатку. На проспекте Свободы никто не жалел, что поставили мостовую. Чем улица Бандеры хуже проспект Свободы? Считаю, что этот вопрос надо открыто обсудить», – сказал он.

В то же время реставратор напоминает, что во Львове нет разработанного и утвержденного историко-архитектурного опорного плана города. По словам господина Петрика, в таком документе обозначают не только памятники архитектуры, но и памятники градостроительства и ценные элементы, в том числе с озеленением, мощением и тд. Такие участки указывают на плане и отмечают с перспективой сохранения, охраны и определенными рекомендациями.

«Поскольку такого документа нет, то я считаю, что некорректно, неуместно и, искренне говоря, противозаконно выделять средства на такие работы, обсуждать эти проблемы, не зная ценности того, с чем работаешь, не оценив, собственно, той среды, с которым работаешь, – подчеркнул Василий Петрик. – Они не оценивали этого среды и не имеют оснований считать его неценным. Поэтому я считаю, что любые работы, которые проводят сейчас на территории города – которые приводят к потере исторической среды – без согласования с государственными органами охраны культурного наследия, являются незаконными. И это будет конец той дискуссии, вправе или не вправе мы говорить о асфальт. Я считаю, что с точки зрения украинского памятникоохранного законодательства и законов об охране культурного наследия, Львовский городской совет не имеет никакого правового основания для снятия брусчатки на улице Бандеры и покрытия ее асфальтом».

Горсовет восприняла сигнал

Главный архитектор Львова Юлиан Чаплинский в комментарии Z рассказал, что дискуссия в соцсетях относительно дорожного покрытия на улице Бандеры не осталась незамеченной в коридорах львовской Ратуши, поэтому мэрия будет проводить подробную разъяснительную работу.

«Мы услышали несогласие определенных кругов с этим, мы будем готовить примеры и диаграммы с пояснениями, почему в городах Европы дошли до того, чтобы на магистральных улицах городов менять брусчатку на асфальт. И в конечном результате будем принимать решения, вплоть до голосования», – сказал главный архитектор.

По его словам, согласно планам, после реконструкции на Бандеры должно остаться почти 40% брусчатки от всей площади улицы.

Рисунок Влодка Костырко, распространенный в Facebook

«Если взять площадь улицы Бандеры совокупно, то все равно примерно 40% улице осталось бы в мостовой. Не шла речь о том, чтобы ее забрать полностью… Это пока только проект, он на сегодня не закончен, это только задание, которое формировалось в течение почти года и делалось очень партисипативно… Если людям сказать, что брусчатку заберут полностью, как это кое-кто комментирует в соцсетях, то это вызовет несогласие. Если показать, что 40% брусчатки остается, то я думаю, что люди должны понять, что здесь является более системный подход, чем злые умыслы, как нам там упрекают», – считает г-н Чаплинский.

Он говорит, что чиновники «услышали сигнал» и сейчас готовят много примеров из разных европейских городов, которые должны подтвердить правильность намерений инициаторов проекта и самих проектантов.

«Будем показывать, что было так, станет так, что на самом деле никто не имеет цель сделать хуже – наоборот, хотим сделать лучше, чтобы всем нравилось. Очень хорошо, что мы можем исчерпать этот конфликт до того, как начали что-то проектировать, изготовлять рабочие чертежи и идти на экспертизу», – говорит главный архитектор Львова.

Объясняет, что «Улица для всех» является уникальным проектом для Львова, потому что это первый случай в области проектирования и планирования улице вместе с немецкими урбаністами, чтобы научить львовских специалистов проектировать интегрировано и с участием всех заинтересованных сторон. Сначала к участию были привлечены специалисты – архитекторы, урбан-планеры и транспортники, а потом во время ряда варштатів проведены встречи со всеми заинтересованными сторонами, в частности с представителями «Львовской политехники» и жителями улицы.

Рисунок Влодка Костырко, распространенный в Facebook

Во время этих обсуждений вопроса брусчатки возникало неоднократно, с демонстрацией опыта Германии и Австрии. Как утверждает Чаплинский, немецкие специалисты настаивали на том, что на их родине магистрали городского значения не устилают брусчаткой, потому что это увеличивает шумовую нагрузку. Затем предложили распространенный в Европе подход, согласно которому в кварталах застройки 19 века на основном полотне стелят асфальт, а брусчатку разного сорта и материала используют для мощения заковыристых и парковочных мест.

По его словам, частая смена векторов в отношении представителей городской власти относительно брусчатки на улицах Львова связана с тем, что до последнего времени архитекторов, дизайнеров и урбанистов никогда не привлекали к ремонту улиц. Этим занимались департамент ЖКХ и транспортники. Значит, решение о мощение брусчатки или ее замену преимущественно принимал инженер какого-то проектного института самостоятельно, без обсуждения и привлечения общественности.

Сейчас, продолжает Юлиан Чаплинский, продолжается изменение этой парадигмы – надо идти путем широкого привлечения к процессу общества и специалистов. «Потому что одно дело сидеть в ФБ и слушать, что там «Гоги напевал», а совсем другое – принимать непосредственное участие, слушать плюсы и минусы и разные аргументы», – уверяет главный архитектор.

По его словам, в разговоре о брусчатку стоит разделить дизайн улицы и технологическую сторону дела. Последний говорит об асфальт, а вот если смотреть с точки зрения дизайна, памяти и харизмы, которую дает брусчатка, то ее также будет много на улице.

«Нельзя сказать, что мы сметаем все, и там будет только асфальт. Мы просто понимаем, что раз оно приобрело такую огласку и есть определенные трактовки, не достаточно правильные, то нужно будет еще и еще собирать людей, проводить различные мероприятия, чтобы это понимать», – заключает Юлиан Чаплинский.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика