Новостная лента

Трагическая судьба полковника

07.03.2016

 

Бывший народный учитель, который во главе отрядов Сечевых Стрельцов принимал Макушку, Дрогобыч и Львов, ныне одиноко покоится где-то в российской земле. Его именем назван разве улицы в родном Дрогобыче и Стрые.

 

 

7 марта исполняется 135 лет со дня рождения одного из основателей Украинского сечевых стрельцов и Украинской Галицкой Армии Григория Коссака. Общество называло его Гришей.

 

Говорят, что род Коссак пришел в Галичину из Приднепровья, даже этимологию фамилии связывают со словом «казак».

 

Родился Григорий Коссак в Дрогобыче, в многодетной семье кузнеца Иосифа Коссака. Учился в местной гимназии и В учительской семинарии. Об интеллигентности семьи Коссак свидетельствует то, что в их доме часто гостил Иван Франко. Брат Гриця Коссака Иван писал в своих воспоминаниях: «…рассказывала мне мать и об арестах Франко, несколько раз отыскивали его жандармы и в нашем сарае, указывала мне и «решетку» в дрогобычском магистрате, что за ней он сидел… он Встречался в нашем доме с Мельником с Якубовой Свободы, Яцем Александровичем из Ясенице Сільної, своими друзьями и учениками, младшими крестьянами, известными организаторами крестьянства на Дрогобиччини».

 

До войны Григорий Коссак работал учителем в Галичине. В начале Первой мировой войны его мобилизовали в австрийского войска, а вскоре как офицера запаса перевели в легион Украинских Сечевых Стрельцов.

 

Городом, откуда берет начало эта боевая единица, есть Стрый. Сюда 30 августа 1914 года съехалось 10 тысяч добровольцев, их встретил сотник Иван Коссак, профессор Учительской семинарии в Дрогобыче, родной брат Григория. Принять присягу австрийская власть разрешила только 2,5 тысячам легионеров. Несмотря на несогласие сечевиков, им пришлось присягать императору. Об этом событии, которая состоялась 3 сентября 1914 года, пишет в своем исследовании заместитель директора Стрыйского краеведческого музея «Верховина» Зеня Ханас: «Саму присягу, по воспоминаниям Н.Угрина-Безгрешного, зачитывал “австрийский старшина на ломаном, дивоглядній, будто украинском языке». Очевидно, австріяк очень плохо владел украинским языком. Поэтому и не удивительно, что стрельцы не восприняли этого акта. Стрелец М.Голубец так рисует картину присяги: “Глухо и без энтузиазма прогомоніла стрелковыми рядами присяга. В суматосі, что тогда воцарилась, трудно было определиться, кто заприсяжений, а кто нет, так же, как никому было провірювати, кто присягал искренне, а кто… вместо слов присяги деклямував в их такт какой-то выемок из Шевченкового Кобзаря”. Исследовательница напоминает, что была и другая присяга – на верность украинскому народу, которую тайком давали стрельцы своем полевом духовнику отцу Остапу Нижанківському.

 

Поскольку российские войска были уже под Николаевом, сечевики на следующий же день отправились поездом на Закарпатье. Там было организовано два стрелецкие курени (первым командовал М.Волошин, вторым – Г.Коссак) и півкурінь, которым руководил С.Шухевич.

 

 

Уже весной Сечевые Стрельцы отличились в боях. В начале апреля 1915 года внимание усусусів было приковано к стратегической горы Маковка неподалеку от Славского на Сколивщине, – она закрывала путь россиянам к Венгерской котловины. Маковка должна была стать триумфальным подарком царю Николаю II, который как раз находился на оккупированной Галиции.

 

 

Бой начался 29 апреля, а 1 мая российские войска пошли штурмом и освоили стратегическую гору. В ночь на 2 мая шалаш Григория Коссака вернул утраченные позиции. Историк Богдан Лазорак пишет, что выиграна битва на Макушке была первой победой украинского войска от времени битвы под Конотопом во времена гетмана Ивана Выговского.

 

 

В боях на Макушке погибло 42 стрельцы, 76 получили ранения, 35 попали в плен. Григорий Коссак за эту битву награжден австрийским военным крестом заслуги 3-й степени.

 

После Головы стрелецкие курени принимали участие в освобождении Дрогобыча от российского оккупанта. За родной город боролись оба Коссаки. «Особую благодарность в исторической памяти народа сохранено УСС полковнику Григорию Коссаку, который сразу после вхождения в Дрогобыча обратился к общин близлежащих сел и города с просьбой помочь в реабилитации освобожденного края и поддержке ИСС», — пишет историк Богдан Лазорак 1. В последующие годы Гриць Коссак как опытный военный занимается подготовкой Сечевых Стрельцов. Он возглавлял стрелковый поход, которым провожали в последний путь Ивана Франка (кстати, Коссак переписывался с Франком).

 

 

Еще один боевой сдвиг, в котором участвовал полковник Гриць Коссак, – оборона Львова во время Ноябрьского срыва 1918 году. О том, что Коссак имел хороший авторитет полководца свидетельствует тот факт, что, по приказу украинского руководства, именно ему сотник Дмитрий Витовский передал командование боевыми действиями. На долю полковника Коссака выпали едва ли не самые тяжелые дни обороны Львова: он руководил восстанием с 5 до 11 ноября – именно тогда, как поляки взяли в осаду сечевиков в центре города. Силы украинского и польского войска становились неравны, ибо полякам прибыла немалая помощь, однако сечевики удержали свои позиции до момента провозглашения Западноукраинской Народной Республики (ЗУНР) 13 ноября. Военные формирования, которые признали ЗУНР, стали официально Украинской Галицкой Армией.

 

 

О буйном нраве Гриця Коссака свидетельствует воспоминание тогдашнего члена Военного Пласта в Стрые Льва Шанковського. Как известно, пластуны отличались высокой военной дисциплиной и принимали участие во всех попытках восстановить Украинское государство. Когда назрел ноябрьское восстание, «Пласт» подал прошение военному руководству принять его членов к полка УСС. Тем более, что в польской армии уже служили отряды «орлят» – 13-14-летние ребята, которые несли службу разведчиков на фронте. Однако полковник Григорий Коссак запретил принимать несовершеннолетних к украинского войска. «В ответ на нашу просьбу мы много услышали от полк. Коссака слов о «смаркачів», которым кажется, что они являются настоящими воинами, о том, что вот-вот бои в Львове закончатся победой, и тогда он отошлет нас немедленно в школу, потому что «ты дурак один с другим» должен следить, прежде всего, книги, и учиться, учиться, и еще раз учиться, чтобы быть полезным Украине» 2. Хоть стрыйские пластуны, по словам военного историка Льва Шанковського, еще долго имели сожалению на Гриця Коссака за то, что не позволил им стать к борьбе, современник может понять, что тогда в закаленном войной полковник говорил еще и опытный педагог, ведь не так давно он учил детей грамоте, а не стрельбы. «Это еще дети, которые не знают, что в армии воюют, едят и спят согласно приказов руководства. Кто за ними будет носить булки с маслом на фронт и что они будут есть, когда кухня вовремя не приготовит обед? Они хотят изображать из себя героев, а потом будут плакать за мамой. А теперь пусть убираются эти вояки домой, и пусть мои глаза не видят их», – отрезал тогда военный начальник стрыйским пластунам, вспоминает Лев Шанковский.

 

Гриць Коссак со старшинами III корпуса УГА

 

 

Впоследствии Григорий Коссак стал комендантом Стрыйской военной области и комендантом III Галицкого корпуса, а бывшие пластуны – гимназистами, потому что 1 февраля 1919 года в Стрые открыли гимназию с украинским языком обучения. Они также оставались военнообязанными, поэтому на учебу ходили в мундирах с оружием и продолжали посещать военные учения в Завадове возле Стрыя. Учительскую деятельность осуществляла и жена полковника – Ирина Коссак была директором так называемых «частных курсов» Украинского Педагогического Общества.

 

Вместе с славной страницей сечевого стрелецтва перегорнулася страница воинской доблести в жизни Григория Коссака. После заключения союза между Украинской Галицкой Армией и войсками генерала Деникина (1919) часть старшин УСС перебрались в Чехию, где в городе Немецкое Яблонное еще раньше была интернирована часть УГА. В 1920 году Григорий Коссак находился в лагере для интернированных в Либерце (Чехословакия). Впоследствии жил в эмиграции в Австрии и на Закарпатье.

 

Однако что-то побудило Григория Коссака через пять лет еще раз сменить место пребывания – и он оказался в Советской Украине, где тогда происходила «украинизация» и «национальное возрождение», впоследствии названное «расстрелянным». В конце концов, он тоже стал его частью.

 

Сегодня на здании бывшей духовной семинарии в Харькове можно разглядеть такую памятную табличку: «Школа красных старшин имени ВУЦИК» (на русском – Всеукраинский Центральный Исполнительный Комитет). Такая школа функционировала здесь с мая 1920-го до августа 1938 года. В ней в свое время преподавал знаменитый полковник Григорий Коссак. Учил советских военных украинского языка и украиноведения (по другой версии, тактики и стратегии). Впоследствии возглавлял военную кафедру в Днепропетровском химическом институте, работал в других вузах УССР.

 

Несмотря на значительный военный опыт, который можно было перенять у Григория Коссака, советская власть так и не простили ему стрелкового прошлого. Против таких, как он, ветеранов «освободительных соревнований» сфабриковали дело так называемого «Украинского национального центра» – вполне фиктивной «антисоветской подпольной организации». В 1931 году Григория Коссака арестовали и отправили на Соловки, потом на Урал. После шести лет лагерей оказался на свободе, но в Украину вернуться не мог, поселился в Москве, где жил у дочери, преподавал немецкий язык.

 

Григорий Коссак. 1939 (фото НКВД)

 

 

Но на этом злоключения бывшего командира УСС не закончились. Он был арестован во второй раз. 2 марта 1939 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Григория Коссака к расстрелу. Приговор выполнили на следующий же день. Менее чем за неделю полковнику должно было исполниться 57. Никто не знает, где его могила.

 

Полковника Коссака реабилитировали спустя полвека после его смерти.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Лазорак Бы. Чем обязан Дрогобиччина победе австрийской армии на горе Маковка? (к 100-летию освобождения Города от российской оккупации) // Галицкая заря. – №32. – Дрогобыч, 8 мая 2015. – С. 2.

 

2 Шанковский Л. Очерк истории Стрыйщины // Историко-мемуарний сборник «Стрыйщина». — Нью-Йорк. – 1990.- Том 1. – С. 163

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика