Новостная лента

Три задачи для современной молодежи

04.02.2016

 

Задание первое: создать политическую альтернативу

 

Результатом Майдана не стало создание новой политической силы. Попытки ее создать, конечно, были, но по разным причинам не удались. Майданівські лидеры ушли во власть, влились в старые мехи и, наверное, делают много хорошего, но они не создали необходимой альтернативы. Поэтому я ожидаю – и теперь не только от элиты Майдана, а от всех молодых лидеров, – что будет найдена разгадка феномена, в который включены все.

 

Почему молодежь не хочет идти в больших вертикальных партий? Потому что она там растворяются. Партия «той, с косой» или «того, с усами» – не важно. Вы приходите к партии – вас нет.

 

Нынешняя молодежь уже не являются молодежью homo soveticus, которая не имела индивидуальности и не ценила собственное достоинство. Она не хочет растворяться в угоду кому-то, кто стоит сверху. Поэтому мы имеем ситуацию, когда молодежь предпочитает проявлять себя в социальных сетях, а до большой политики уходить не хочет.

 

Я считал, что такой феномен является следствием нашей извечной украинской болезни – атаманства, пока не высказал свое мнение на заседании National Endowment for Democracy в Вашингтоне. Там мне сказали: «Нет, дорогой. Это не украинский феномен, он касается всей цивилизации». И во время «Революции зонтиков» в Гонконге, и во время движения Occupy в Соединенных Штатах Америки – повсюду молодежь не хочет признавать одного мощного лидера, подчиняться ему. Молодежь везде хочет проявлять индивидуальность и собственное видение.

 

Итак, вопрос первый: как сделать так, чтобы одновременно и почтить эту вашу (молодых лидеров — Z) характерную черту, и подчеркнуть присутствие молодежи в политических структурах? Ведь если вы не будете влиять на процесс принятия решений в государстве, вам зададут такой жизни, которого вы не стерпите.

 

Задание второе: сібідентичності должны сотрудничать

 

Возможно, вы слышали про «Эффект Медичи». Он так называется, потому что описывает феномен, который произошел в Италии в эпоху правления рода Медичи. В тогдашней Флоренции съезжались представители разных видов искусства, заходили к таверн, угощались, общались, делились новыми идеями. И от этого сочетание междисциплинарного, на стыке разных идентичностей, которые анализировали общую проблему, состоялся творческий вспышка: каждый художник получил новые идеи и, как результат, процветает художественная жизнь Флоренции.

 

Я прочитал про «Эффект Медичи» недавно, но ощущение, что именно это нужно Украине, у меня есть давно. Территория нашей страны является естественным местом встречи разных субідентичностей: галичане не подобные слобожанців, слобожане к волынян… Каждый наш регион – отдельная субідентичність.

 

Итак, вопрос второй: каким образом сделать, чтобы все наши субідентичності встретились за условным круглым столом и смогли свободно, с уважением говорить друг к другу, не претендуя на то, что кто-то является лучшим или правильным украинцем?

 

Каждый, кто был на Майдане, видел, креативность, духовные роскоши возникали именно благодаря встрече представителей разных регионов. Подумайте над проблемой вы, потому что мое поколение уже не реализует – она полна стереотипов о том, кто лучше, а кто хуже. Ваше поколение еще не имеет этих стереотипов, так что вы можете создать «Эффект Медичи».

 

Задание третье: ложь не может равняться правде

 

Сегодня лидер должен решить одну из важнейших проблем времени: неспособность отличить правду от лжи.

 

Почему сейчас люди не могут различить эти две вещи? Во-первых, потому, что мы являемся людьми постмодерна, а постмодернизм родился из представления, что никто не имеет абсолютной правды, и все частично правы. И если мы хотим установить истину, должны собрать все опінії – тогда правда будет где-то посередине.

 

Что происходит, когда к такой системе приносят полнейший фейк, сознательно сконструированную ложь? Эту ложь начинают рассматривать как полноценное видение, что имеет такое же право на существование, как «частичная правда».

 

Во-вторых, во времена моей молодости можно было услышать правду, если обойти «глушилки», поставленные Советским Союзом, прислонить ухо к радиоприемнику и послушать, скажем, «Голос Америки» или «Радио Свобода». В том, что я слышал, я мог узнать правду. Теперь, когда информация циркулирует свободно, в то время, когда есть интернет, почему россияне не могут установить правду в российско-украинском конфликте? Потому что они воспринимают правду, которую им говорят украинцы как сознательный злой умысел их обмануть. Путин и Сурков придумали гениальную вещь: когда нивелирована способность человека самостоятельно различить правду и ложь, «глушилки» не нужны.

 

В-третьих, ложь или глупость можно легализовать, прежде всего в социальных сетях. Недавно в американской прессе я прочитал блестящую статью о закономерность, которая еще десять-двадцать лет назад четко действовала в общественной системе: если кто-то вскочил с глуповатым тезисом, достаточно было двух-трех авторитетов, что выступили бы с опровержением, и уже никто в эту ерунду не верил. Теперь, когда один запостил на фейсбук вполне мудрую мысль, а второй – либо полный фейк, либо глупость, в которую он искренне верит, начинается дискуссия. И обязательно находятся люди, которым нравится вторая, глуповатая тезис. Предпочтения, распространение, «поддерживаю» и все – глупость легализовано.

 

Нельзя, чтобы мир оставался в таком состоянии. Должны найтись лидеры, которые будут принимать правильные решения, и они должны принимать эти решения на основе правды.

 

 

*Мысли произнесенные на встрече в рамках Зимней школы лидерства, которая 10-14 января 2017 года проходила в Институте лидерства и управления Украинского Католического Университета.

 

К публикации подготовила Анастасия Степина

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика