Новостная лента

Юбилеи. Война. Конституция

16.04.2016

 

К «круглым датам» жизнь гетмана Пилипа Орлика в день очередной годовщины (по новому стилю) его Конституции – ее размышления переводчика и исследователя.

 

 

И. Юбилеи.

 

Юбилеи побуждают к припоминание и осмысление. То есть, осмысление происходит постоянно – так устроен человек, но юбилеи предлагают умственные особую пищу. Так вот, вспомнил, что в этом году выпадает аж два юбилея. Поскольку даты жизни Пилипа Орлика 11/21 октября 1672 года – 24/26 мая 1742 года, то в этом году исполняется 345 лет со дня рождения и 275 лет со времени его смерти.

 

 

Вспомнил тоже, что одна из наших с женой книг, связанных с именем Филиппа Орлика и Конституции 1710 года, была опубликована 20 лет назад – 1997-го. Это было чотиримовне издание, которое содержит латинский и староукраїнський (копия XIX века) тексты и переводы современной украинском и английском языках. Изюминка заключалась в том, что эта книга была спроектирована как имитация старопечатные книги с присущими книгам XVII–XVIII веков признаками: соответствующие шрифты, двухцветный печать (текст передавался, как в старых книгах, «выцвевшими чернилами» (то есть, бледно-фиолетовым цветом), а главные места – инициалы (заглавные начальные буквы), самые главные моменты текста – малиновым). Кроме того, фактически вся книга состояла из четырех одинаковых сегменты, каждый из которых имел свою собственную пагинацию (кроме сквозной в книге), а номера страниц сказывались согласно традиции использовать латинские буквы для латиномовних текстов и кириллические – для украиноязычных изданий. В конце концов, каждая из версий текста имела еще и характерные рамки и раздельные ґравюри между самостоятельными частями текста.

 

 

Как следствие, одни читатели начали называть это издание «чотирикнижжям», другие – «пятикнижием», учитывая, что в начале книги был блок из двух предисловий, поданных двумя – украинским и английским – языками.

 

 

Кроме того, мы использовали в оформлении отсканированные элементы из оригинальных прижизненных стихотворных сборников-панегириков Пилипа Орлика, ґравюри Леонтия Тарасевича, а также печать Войска Запорожского и государственную печать Украинского государства 1918 года работы Григория Нарбута. Таким образом мы старались сделать наглядным для реципиента непрерывную преемственность украинской истории и культуры.

 

 

Только совершенно недавно, в 2008-м нашелся в московском архиве оригинал «Пакты и конституции Украинского казацкого государства» староукраинском языке, опубликован в издании 2011 года. Эта находка окончательно устранила многочисленные спекуляции вокруг проблемы подлинности самого текста.

 

Проблемы подлинности, ориґінальності текста и авторства очень привлекали скептически, а то и враждебно настроенных оппонентов. Дело в том, что в 1990-х годах был известным лишь сокращенный оргінал латиноязычного текста, писанный рукой самого Филиппа Орлика. Мы с женой решили доказать оригинальность текстов Конституции 1710 года, сопоставив лексические и стилистические особенности этих текстов с письмами гетмана, написанным им собственноручно, а также сопоставив основные идеи, темы, мотивы его панегирических сборников с концепциями Конституции.

 

Материал был впечатляющим и показал в лице гетмана ґенератора идей, талантливого барочного поэта с одной стороны, а с другой – невероятно последовательного политика, патриота Украины, который не только на должности генерального писаря (другими словами, канцлера) гетмана Ивана Мазепы, но и на протяжении долгих 28 лет в эмиграции упорно боролся за признание независимой Украины, используя для этой цели все свои политические связи. Более того, его сын Григорий стал первым помощником отца и активно помогал ему.

 

Как всегда, ложка дегтя в бочке меда: находка в 2008 году украиноязычного орґіналу в московском архиве сняла с повестки дня актуальность нашей двадцатилетней поисковой и исследовательской работы. Однако проделанная работа дала возможность глубже осмыслить проблемы украинской культуры, литературного процесса Украины, в том числе и иноязычных отраслей полімовної барочной литературы Украины. В общем три диссертации, три монографии и несколько статей и переводов источников, десятки интервью в прессе, на радио и на телевидении, в Интернет-изданиях. Основной целью этой чвертьстолітньої деятельности была популяризация на основе разноязычных документов XVII–XVIII веков содержания украинской национальной идеи. Популяризация стремлений украинской элиты Гетманщины и попытки создать свое независимое суверенное государство в центре Европы. Как говорит народная мудрость, нет зла, чтобы на хорошее не вышло…

 

Однако я сейчас не о том.

 

II. Война?

 

Приготовление любого издания всегда связано с определенными, иногда весьма анекдотическими, ситуациями. Не буду сегодня подробно описывать все казусы, которые случались в процессе составления упомянутых публикаций – это стоит отдельного сборника мемуаров. Однако в жанре юбилейного причинка опишу некоторые моменты.

 

Итак, готовя к печати упомянутую чотиримовну книгу 1997 года, мы, как обычно бывает в полиграфии, сделали цветоделение материала и вывели кучу пленок для типографии. Мне зазвонили из Киева (где происходил процесс печати) и предложили ознакомиться с так называемыми «сигнальными экземплярами». То есть, еще раз просмотреть готовый продукт и подтвердить адекватность экземпляра отношении ориґінал-макета. В конце концов, дело формальное.

 

Каково же было мое удивление, когда я вдруг заметил лакуну на полстраницы (отсутствие куска текста), проще говоря, дырку. Второй раз я удивился, когда понял, что типография пропустила только одну-однісіньку пленку с текстом красного цвета, и то в первом тексте – копии староукраинского версии. Все остальные – nota bene! – вставки красным цветом на месте, а той единственной НЕТ! Да и думаю себе: недосмотру типографии или искусная аберрация текста?

 

 

Исправили. Таки исправили – хорошо, что была добрая воля кураторов проекта и понимание. Получилось лучше: мы отпечатали на цветном принтере эту одиозную красную вставку и вручную (!) вклеили ее в целом тиражи в 1000 экземпляров. Таким образом это издание стало hand-made, не говоря уже об идее имитации под старопечатная книга. Что больше, позже журналисты писали, что «на выставке демонстрировался первая публикация Конституции Пилипа Орлика»…

 

Пропущенная цитата звучит так:

 

«абы не тилко его Вєлможност, за счастливого гєтманского своего владѣнїя, всѣх тых, здесь послѣдуючих, пунктами изображєных, а собой поприсяжєных договоровъ и постановлєнїй, нєнарушимо додєржалъ, лєчъ и за других, впрєд будущих гєтмановъ Войска Запорозкого, чтобъ оныє нєпрємѣнно захованы и додєржаны были, которыє такъ ся в сєбѣ мѣютъ…»

 

А именно эта цитата может служить одним из доказательств, что Конституция 1710 года есть собственно конституционным етнополітичним документом, а не только так называемыми «pacta conventa» – соглашением между временно избранным королем (на определенный срок) и шляхтой. Определенно и однозначно: «абы не тилко его Вєлможност… нєнарушимо додєржалъ, лєчъ и за других, впрєд будущих гєтмановъ Войска Запорозкого, чтобъ оныє нєпрємѣнно захованы и додєржаны были…».

 

2010 года, в трехсотлетний юбилей Конституции 1710 года я приехал в Киев по приглашению ряда телеканалов дать интервью и стать участником теледебатов о лице Пилипа Орлика и содержание конституции, о его литературном наследии. На Майдане Независимости я обрадовался, натолкнувшись на акцию одной общественной организации, посвященную юбилею. Каково же было мое удивление, когда я развернул бесплатную брошюрку, что ее раздавали в ходе акции, и прочитал: «Первая Конституция Украины гетмана Пилипа Орлика, 1710 год (текст взят с сайта Верховной Рады Украины)». Это был мой перевод… разумеется, без указания имени переводчика.

 

Вечером я зашел на сайт. Сразу написал администратору. Ответа, как и следовало ожидать, не получил. Тогда я направил письмо на имя Владимира Литвина, бывшего председателя Верховной Рады. Ответа, понятное дело, не получил. Тогда, некоторое время выждав, опубликовал открытое письмо в «Литературной Украине» (Защитить авторское право: открытое письмо Председателя Верховной Рады Украины Владимира Литвина // Литературная Украина. – 2010. — №36 (5368). – 7 октября. – С. 3.). Это подействовало: я наконец получил ответ из аппарата Верховной Рады, где меня лаконично похвалили за «интерес к этой весомой для украинской культуры темы».

 

А после этого снова зашел на сайт Верховной Рады и зло з’іронізував, обращаясь к жене: «Да лучше бы я не затрагивал этого вопроса, потому что теперь – ты только глянь! – на сайте повесили непутевый, невычитанный и практически бессмысленный компьютерный перевод-урод, который даже с украинским языком имел мало общего»… К счастью, через некоторое время на упомянутом сайте обновили текст содержательно и стилистически.

 

Надо отдать должное администраторам сайтов в Украине и за рубежом, в частности, общественных украинских организаций в США и Канаде, которые в течение 20 минут, максимум часа, в ответ на мое обращение ставили имя переводчика и избранную библиографию из нашей Орликіани. И искренне высказывали свои извинения: они все заимствовали текст из сайта Верховной Рады…

 

Имею целую коллекцию различных «пиратских» изданий. Причем они содержат не только мой перевод, но и других переводчиков. На мои вопросы, эти люди имели какие-то договоренности с составителями этих изданий, ответы в основном были неґативними.

 

Еще один интересный факт: в подавляющем большинстве критических материалов в Интернете на протяжении 25 лет фамилию переводчика (то есть мое собственное) подается в аберованій форме. И Трофимчук и Трохимчук, и Трифомук, и Трончук… Длинный причудливый перечень неубранных псевдонимов. И если «Трофимчука» еще можно списать на совесть компьютерного редактора…

 

Хотя и очень скептически отношусь к разного рода конспирологических теорий и концепций, вдруг до головы упала мысль, что анафема Ивану Мазепе бьет рикошетом и по Филиппу Орлику. Не проявление это 300-летней гибридной войны России против Украины? О чем мы только недавно догадались, однако все никак не можем себе с тем дать совета… А дорешти меня в этом убедила статья из Інернету, на которую наткнулся уже после выхода юбилейного издания 2011 года, упомянутого выше. В этом издании помещен целый ряд переводов текста Конституции 1710 года иностранными языками (английским, французским, немецким, русским), переводы на украинский различных авторов, а, главное – ориґінал староукраинском языке. И «Материалы к библиографии вопроса» – на 20 страницах, около 600 позиций.

 

Так вот, сижу очередного юбилейного вечера, и думаю: и эта война ни начиналась, не кончалась еще. Просто продолжается. Это – вечная анатема.

 

Но ЧЕГО же ОНИ ВСЕ так боятся в этом тексте, в тексте Конституции 1710 года?

 

III. Конституция.

 

На самом деле слово «конституция» (constitutio) во времена Филиппа Орлика, и еще полвека после его смерти вовсе не имело того значения, которое мы вкладываем в это понятие теперь. Латинско-славянский словарь Ивана Максимовича (републикация рукописной версии, заключенной в течение 1718-1724, с. 241) подает следующие значения: законоположеніє, уставъ, чиноположеніє, уложеніє, узаконєніє, завѣтъ, сложеніє, зачинаніє, составлєніє.

 

 

Замечу, что именно рукой Ивана Максимовича – генерального писаря гетмана Пилипа Орлика написано староукраїнський оригинал конституции. Гетман скрепил и подтвердил текст собственноручной подписью и печатью Войска Запорожского (не сохранилась). Дальше был текст присяги Филиппа Орлика (которого, кстати, почему нет на сайте Верховной Рады).

 

Ищите в публикациях – текст интересный, учитывая наш нынешний день.

 

 

Далее было подтверждение текста шведским королем Карлом XII, – мы сейчас тоже пытаемся подтвердить свои политические документы с помощью третьей стороны. Терминологические нюансы в этом подтверждении – отдельная тема.

 

 

Мы сейчас имеем лишь краткую версию Конституции 1710 года. Рука – Пилипа Орлика. Содержание – без преамбулы, очень сокращенный. Впечатление, что писалось на скорую руку для какой оказии или потребности. Однако содержание в сокращенной версии сохранены все акценты и главные постулаты присутствуют. Полная латиноязычная версия еще ждет своего первооткрывателя.

 

 

А теперь к теме.

 

«Pacta et constitutiones legum libertatumque Exercitus Zaporoviensis inter illustrissimum Dominum Philippum Orlik, neoelectum ducem Exercitus Zaporoviensis, et inter generales, colonellos, nec non eundem Exercitum Zaporoviensem publico utriusque partis laudo conventa ac in libera electione formali iuramento ab eodem illustrissimo duce corroborata, anno Domini 1710, Aprilis 5, ad Benderam» – в украинском переводе «Уклад прав и вольностей Войска Запорожского и соглашения, заключенные между ясновельможным паном Пилипом Орликом, новоизбранным гетманом Войска Запорожского и генеральной старшиной, полковниками, а равно и самим Войском Запорожским, одобрены обеими сторонами и скреплены ясным гетманом на свободных выборах торжественной присягой года Божьего 1710 апреля пятого дня при Бендерах».

 

Так вот, фраза из пяти слов: «Уклад прав и вольностей Войска Запорожского…» – это и есть соответствие нашего нынешнего понятия «конституция».

 

 

В отдельных пунктах этого документа обозначены проблемы организации различных аспектов государственного устройства Гетманщины: определены границы государства (пункт II), господствующую идеологию и организацию школ (I), введение парламента – Генерального совета – как законодательного и совещательного органа при гетмане (VI). В различных пунктах отмечена важность упорядочения финансов, судопроизводства (причем речь идет о разделение законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти), определен порядок налаживания международных отношений, организации системы распространения информации и системы передвижения, упорядочения торговли, установление прав городского населения и, в частности, закона о столице Украины – город Киев, подтверждены права различных социальных групп населения, в частности „роксоланських посполитых” и казацких вдов.

 

 

Латинское же слово “pacta”, что стоит на первом месте, является очень важным для понимания содержания документа и соответствия этого содержания в тогдашних украинских реалий. Здесь речь идет о политический компромисс между различными группами населения Украины начала XVIII вв.: между гетманом и политической элитой края (благородно-старшинская верхушка), между светской властью и церковной, между населением Украины и городовым казачеством – с одной стороны, и запорожцами (Войско Запорожское низовое) – с другой, между казаками Гетманщины и остальными группами населения. Понятие „pacta” традиционно трактуют как отголосок термина „pacta conventa” (на самом деле так оно и есть), однако в случае Конституции 1710 года содержание этого соглашения имеет собственную специфику по сравнению с сутью „pacta conventa”. В нашем случае в рамки этой политической сделки введены „все жители роксоланські” – все слои украинского населения, а не только „народ-шляхта”, как это было с польскими „pacta conventa”. Фактически все слои украинского населения признаются Конституции 1710 года субъектами права, что и определяет „конституционность” документа в нынешнем понимании.

 

 

Итак, текст Конституции 1710 года был в свое время действенным консолидирующим документом для всех слоев жителей роксоланських”, он демонстрировал политический компромисс, по которым определенные слои и определенные должностные лица обязаны были отказаться от особых преференций в пользу других слоев. Содержание этого документа свидетельствует именно национальное видение проблем тогдашней Украины, и закладывает почву для упорядочения, гармонизации общественных отношений.

 

Чего боятся? Деколонизации Украины.

 

P. S. Пользуясь случаем, спасибо автору приведенной статьи «Договоры и постановления…» за чествование меня и других орликознавців высоким званием националистов.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика