Новостная лента

В ожидании дармового сыра

02.04.2016

 

Прочитал, что когда у кого-то на Фейсбуке более 5 тысяч читателей, то им уже интересуются рекламные агентства, политики, лоббисты, вертихвісти и сатанисты. А когда 15 тысяч, то вообще улет – просто засыпают денежными предложениями, приглашают на встречи, поздравляют с Днем Блогера, дарят компьютер, планшет и даже поющую мышку.

 

Ну, и вот – наконец это произошло. Кроме пяти тысяч френдов у меня уже более 15 тысяч читателей, точнее 15 835! Уже два месяца с тех пор, как был преодолен этот трамплин, я со сладкой тревогой и нервным предвкушением ожидаю желанные дары данайцев.

 

Но что-то никто мне не предлагает рекламировать ни зонтика, ни зубную пасту, ни колготы, ни колбасы, ни унитазы или хотя бы несчастную жувачку со вкусом шпондерка. Или испытать на себе и поделиться с читателями замечательной невероятно калорийной пищей для котов. Которую можно употреблять также и их хозяевам и еще сильнее сблизит вашего питомца с вами.

 

Не предлагают 158-го места в партийном списке. На что я, конечно, могу возмутиться. Чтобы я и – 158-й? А мне: не переживайте, мы даем гарантию попадания в парламент буквально через год после выборов, потому что перед вами лишь несколько доходяг-пенсионеров.

 

Не звонят из клиники пластической хирургии с предложением бесплатно поправить моего перебитого носа. Будет, мол, как у Ален Делона.

 

А можно, как у Андрея Любки? – спрошу я. И хоть, как у Бельмондо, – обрадуются они, почувствовав, что я уже на крючке.

 

Целых два месяца жду тех звонков, писем, сообщений – глухо.

 

Хоть бы тебе с которой Свистидрисівки согласились: мол, напиши про наши рекордные надои, а мы тебе – мешок сахарной свеклы. А как стихом утнеш, то вместо мешка – готовый дистиллят.

 

А когда же… эх были времена… Когда мне из тюрьмы сам Юрий Луценко частенько звонил, и мы разговаривали на глубокие литературные темы, обсуждали прочитанные книги, делились впечатлениями и искали в друг друга еще более глубокий подтекст, зная, что подлецы нас подслушивают. И настрой у него был боевой, и юмор оптимистичный.

 

А как стал генпрокурором не звонит. А мог бы. Мог бы звякнуть: Юрасю, а снял шапочку там что-нибудь патриотическое про генпрокуратуру, а мы тебе не бойся, мы тебе – именного револьвера с надписью «Жертве преступного режима Януковича от благодарных потомков».

 

Потому что мы с ним на «ты» были. Может, поэтому и не звонит, ибо попробуй-ка лишь с генпрокурором на «ты»!

 

И Садовый, бывало, отзывался. И сейчас мог бы… Мол, напиши какую-то оду львовском мусору… что оно лучшее. Что все, кто от него отказывается, просто нищие духом. А там же, в том нашем мусоре же, как раз и весь наш дух и бздух! Пиши! А мы тебе именную корзину выделим и установим прямо в центре города. И когда ты привезешь свой мусор, тебя сурьмы поздравят казацким маршем. Представляешь, какая-то аттракция для туристов?

 

Но – нет, как говорил Голохвастов. Никто ни гу-гу.

 

А о том, какие мне люди звонили, то я просто молчу, ибо вы же не поверите. Да они и не признаются. Хотя, они, правда, дзеленькали по другому поводу: сколько тебе, курва, дать, чтобы ты наконец заткався? Га!?

 

Ничего! – лихорадочно отвечал я, мысленно прикидывая, сколько бы это можно было заработать, если бы я был такой смелый, мужественный, неподкупный и честный, как Сергей Лещенко.

 

Но я… что там я… Мне достаточно, говорю, что я слышу ваш волшебный голос, который до сих пор звучал из телевизора, а теперь вживую. Буду рад, если пришлете мне открыточку с поздравлением на Новый год, чтобы я мог похвастаться знакомым, меня люди уважают. И обязательно напишите: «любимому писателю». Это для тестьової, – уточняю, мысленно хохоча. И добавляю: считайте, что я уже замолчал и то забездурно.

 

Ну, это без вопросов, – обещают мне снисходительно. И забывают. А я, глупый, жду ответа, как соловей лета. И не долго и ждал, а, исказив фамилию того, кто звонил(-ала), так, чтобы понятно было, о ком речь, но до суда он (она) уже подать не мог (могла), и дальше не затикався.

 

А потом думаю: это же, если эта хитрая морда глупой открыточки пожалела, то где же бы мне что-то заплатила?

 

Эх, было, было… звонили даже из администрации президента Кучмы. Это когда Тузла была. Благодарили за острую сатиру. Заказали еще несколько стишков для смс. Мол, очень это оружие помошная.

 

Эсэмэски! А по снегу писать не пробовали? – спрашиваю. А еще лучше не писать, а писать. Тоже сильное оружие.

 

Один мой кумпель каждую ночь вицюнював перед окнами своей возлюбленной ее имя: Света. И что вы думаете: она таки вышла за него. Поверила в искреннее и неподдельное любви. От которого даже снег тает, не то, что женское сердце.

 

Вот такие меня тяжелые думы одолели. И что же мне, горопасі, теперь с теми 15-ю тысячами с хвостиком делать? Пока писал – уже 15 835, а 15 837!

 

А пока вы прочитаете, то чего доброго и за 15 840 перевалит…

 

И мне от того не легче.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика