Новостная лента

В ожидании зайцев

14.04.2016

 

Большинство религиозных праздников в Украине «непереходные», потому что отмечают их каждый год одного и того же числа. Но есть и «переходные», то бишь подвижные (Хэмингуэй сказал бы movable) – те, что выпадают на разные даты в зависимости от года. С этими сложнее, и каждое из таких праздников надо специально искать в церковном календаре.

 

Каждую весну украинцы ищут – сколько выходных дней приходится на Пасху и его временные окрестности. Ищут и рассчитывают возможности съездить туда и обратно. Ибо речь идет уже даже не столько о празднике, как о возвращения домой. Или хотя бы его дома, непродолжительные посещения. Смочь, успеть, побывать. Обеспечить родных своим присутствием, гостинцами и деньгами.

 

И в этом смысле «переходность» праздники для многих наших компатріотів превращается в настоящую трагедию. Привыкшие тяжело работать и во всем себе отказывать по заграницам, у себя дома, преодолев все преграды и расстояния, люди часто умирают. Так вроде и Пасху существует лишь ради того, чтобы все, кто должен был пойти в этом году, успели доехать домой. Чего только стоят бесконечные очереди на границах, а потом давка во всем том транспорте или толкотня локтями в борьбе за то, что зовется покупками! Неизбежны прыгания давления и падение доллара. Я знал не так и мало людей, которые ушли от нас именно в эти дни, словно солідаризувавшися со Спасителем. Недаром столько отчаянной надежды в «Дождались мы куличи – діждемо и Божьей милости». И здесь главное не так ее дождаться, как пережить.

 

Мой отец двадцать лет назад не пережил. Он покинул нас как раз в ночь Великой Пятницы. Тот день стал первым, когда все внезапно встало и зазвучало после полуторамесячного холода и снега с дождем. Мы дождались окончания вскрытия, чтобы получить медицинскую справку. Доктор, проводивший вскрытие, имел, кажется, недвусмысленную склонность к філософувань. Поэтому, выйдя на крыльцо перекурить после всего, внезапно спросил у меня: «Вы, простите, в Бога верите?». Вопрос, как на Великую Пятницу, было, согласитесь, несколько різкувате. Но я, к счастью, не успел ответить, потому что он как раз докурил и, ободряюще хлопнув меня по плечу, двинулся делать следующий сечение: люди-потому, мол, мрут как мухи, с такими перепадами в погоде сердечно-судинники не выдерживают первыми.

 

Ничего я с этим уже не сделаю – предпасхальная пятница с тех пор навсегда срослась для меня с тем воспоминанием. Причем независимо от календаря. То есть независимо от того, на какое число какого месяца она выпадает.

 

Но сейчас, двадцать лет спустя, я с радостью замечаю, что в юных поколениях ни одного намека на трагизм или какие-то душевные предпасхальные муки уже нет. Я замечаю, с какой легкостью и радостью они присоединяются к всех праздничных ритуалов и хлопот. Уже с самого начала предпасхальной недели я вижу на улицах города множество детей разного возраста, начиная от определенно детсадовского до продвинуто-школьного. И они несут в руках куличи и писанки. Иногда вместе с мамами, но чаще в веселом обществе сверстников, куличи разных форм и мастей шагают по городу, вигулькуючи каждый раз в самых неожиданных местах. Похоже, гильдия юных пекарей постепенно приходит на смену старшему поколению хозяек, привнося с собой новые традиции и совсем другой, веселый и легкий (чтобы не сказать – вполне легкомысленный) настроение. Навсегда отошли в прошлое запухшие от возложенной на них лицемерной миссии русскоязычные «куличи» с белыми, как в своих патриархальных начальников, митрами. Зато появилось много нового и другого.

 

Поприветствуем – на наши улицы дружно вышли итальянские панеттоні, польские начинкові бабы (помню еще с детства ту карикатуру в «Szpilkach» – Wielka nocna baba), британские кексы, американские маффины и немецкие штоллены. Еще несколько дней – и в руках этой веселой космополитической юной стаи вместе с традиционными писанками запляшут шоколадные яйца и кролики. Взметнуться ввысь украшены бумажными пасхальными мальованками дерева – точно такие же, как в остальных странах Европы, и не только Западной, а может, даже и лучше. Потому, похоже, что мы бодро и уверенно вливаємось в мировой оркестр на праздновании главного праздника – жизни.

 

И если не получается сыграть в нем первую скрипку, то стоит хотя бы все время напоминать о себе, неустанно колотя в бубен.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика