Новостная лента

В плену генов

12.05.2016

Из научных сообщений можно легко сделать вывод, что это от них зависят наше здоровье, красота, счастье, интеллект и успех в жизни. Действительно ли мы рабами своих генов? В какой степени мы можем на них влиять?

 

 

Они увеличивают риск гипертонии. Два гены удалось связать с большей хрупкостью костей у женщин. Открыты генетические причины сужение клапана аорты. Профессиональные издания пишут о ген, который может быть ответственен за увеличение риска заболеть сахарным диабетом 2-го типа и ожирения. Американские исследователи открыли ген, который определяет продолжительность сна. Единичной мутации в одном гене достаточно, чтобы перевернуть коміть головой ритм дня. Склонность к развитию синусита и для возникновения полипов носа может быть связано с генетическими причинами.

 

Это только несколько из новейших научных сообщений. Где только не повернешься — везде гены. Это они определяют твою внешность, пристрастия, черты характера, склонности к болезням, а кое-кто говорит, что и продолжительность жизни. Значит ли это, что мы являемся их рабами? Сделаем все, что захотят, если они будут вынуждать нас к определенному поведению (агрессии, упрямства, депрессии, эйфории), то мы не сможем им противостоять? Если присудят нам какую-то болезнь, то мы будем вынуждены заболеть?

 

«Каждая наша черта как-то генетически обусловлено, но ни одна из них не является генетически детерминированная,» — успокаивает профессор Лешек Качмарек, молекулярный биолог из Института экспериментальной биологии ПАН ім. Ненцкого. Гены дают нам определенный спектр поведения, вне который мы не выйдем, но который является очень широким. Влияние среды здесь огромный.

 

Мы знаем, что наше ДНК состоит из 25 тысяч генов, которые будто команда инженеров формируют наш организм. Но те инженеры также нуждаются инструкций — что делать, когда и как. Человеческая печень содержит в своих клетках те же гены, что и мозг, и тем не менее откуда-то знает, что запускать только определенные. Эти инструкции мы не можем читать буквами, которые складываются в ДНК, надо читать между строк. То группа химических соединений, которые действуют как переключатели, — прицепляются к данному гена и его выключают, отцепляются — и его активируют. Включить / выключить — как включатель света. В целом эти выключатели называются эпигеномом. Эпигеном — такая «накладка» на наше ДНК. которая решает, какой наш ген — и как — активируется, а какой — нет.

 

Эпигеном необыкновенно уязвим на действие среды. Все большее число ученых убеждается, что небольшое количество витаминов, кратковременное воздействие токсинов, даже нежнее материнское попечительство может изменять эпигеном. Эпигеном действует как пианист, что имеет к диспозиции всегда тот же набор клавиш рояля, а все же, в зависимости от обстоятельств, может сыграть с их помощью вальс или мазурку.

 

Еще более неожиданным открытием является то, что совершенные средой изменения в нашем епігеномі, могут быть перенесены на последующие поколения без изменений в ДНК. Известно, что облучение может изменять гены, среда в утробе матери может действовать так же — диета, поведение, окружение может влиять на генетическую информацию и оставлять отпечаток на целые поколения. То, что ты выпьешь или что выкуришь, отразится на твоих правнуках.

 

Это перевернуло генетику. Мы привыкли думать, что мы — это наши гены. Что в них кроется неотвратимая судьба. И даже несколько себя розгрішували с их помощью: я грубый? — это не моя вина: имею такие гены.

 

Ба! Это гены в бесславные моменты истории стали оружием общественной и политической борьбы. Об этом рассказывается в фильме «все решают гены» [In the Name of the Gene]. Его создатели рассказывают, как людей поделили на генетически ценных и «социально бесполезных». Одних лелеют, других — в лучшем случае — стерилизуют. О нет, совсем не говорится здесь про фашистскую Германию, а про Соединенные Штаты 50-х или 60-х годов 20-го века. О Швеции, в которой до 1975 года стерилизовано 63 тыс. «непригодных» или «социально неприспособленных» человек. Генетическую ценность могло решать не только этническое или национальное происхождение, но и бедность. Экономический кризис привела к тому, что поддержка и лечения инвалидов были немалым бременем для государства. Так же и расходы, генерируемые зависимыми или социально беспомощными. Поэтому и запустили программы, должны ограничить возможность передачи генов следующим поколениям через «нежелательные» и «нездоровые» личности. В нескольких странах ввели закон, запрещающий браки таким людям. Начались также и крупномасштабные программы принудительной стерилизации и кастрации лиц инвалидов, с генетическими пороками или с так называемого марґінесу.

 

Такие практики были в Финляндии, Норвегии, Дании, Японии, Швейцарии, Канаде, Латвии, СССР и в Исландии. Во многих случаях процедуры осуществлялись на основании беглых, поверхностных обоснований, в которых часто можно было видеть проявления расовых и мировоззренческих предубеждений.

 

Сейчас евгеника считается позорным явлением. Однако, исчезла? Поддержка и лечения инвалидов далее является бременем для государственных бюджетов. Как, например, справляется с этим та же Америка в своей системе здравоохранения? Плохо. Селекция продолжается дальше — через разную доступность медицинской помощи за фактором состоятельности, утверждают создатели этого документального фильма. Растет смертность детей из малообеспеченных семей эмигрантов. Из 1,2 млн абортов в США в 2006 году больше половины сделали черные женщины, в то время как их доля в населении США около 15%.

 

К счастью или нет, развивается также и наука, благодаря которой оказывается, что мы имеем власть над своим генетическим наследством и все, что мы делаем, меняет нашу судьбу. Наука дает нам свободную волю. Мы знаем, что делать с таким даром? Или это изменит наше общество?

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика