Новостная лента

Валенса порвал с СБ. И это важно — как и как это сделал

02.02.2016

 

— Институт Национальной Памяти презентовал экспертизу документов агента «Болька» и констатировал, что нет сомнения: «Болек» — это Лех Валенса. Или по Вашему мнению эта экспертиза может быть підважена?

 

— По моему мнению — нет. Она не вызывает сомнений. Наконец, собственно анализ документов, произведенный согласно с принципами исторической критики источников, убеждает, что «Болек» — Лех Валенса.

 

— Сам Валенса это поднимает.

 

— Мне кажется, что это — понятный, в конечном итоге — защиту мифа великого лидера, который никогда не имел ни момента слабости. Тем временем история является скоплікованішою и интереснее. Это история человека, который вдруг становится во главе большого протеста. В декабре 1970 года, несмотря на молодость, он является одним из лидеров забастовки. Как лидера его арестовывает коммунистическая власть и склоняет к сотрудничеству. Достаточно быстро — через полтора года — он начинает от этого сотрудничества уклоняться. Меняет форму своих докладных и информаций власти о реальной ситуации на верфи. Объясняет, что нужно поправить, что власть должна делать, чтобы избежать следующего трагического протеста. Эти донесения тайняка «Болька» в 1973 году являются меморандумами о ситуации на верфи и позиции рабочих.

 

— Только адресат выглядит странным.

 

— В мотивации Леха Валенсы отчетливо видно, что он хочет избежать повторения декабря 1970 года в Гданьске, который для него был личной трагедией. Важно также, что он порывает с сотрудничеством, и то, как порывает. Сначала пробует в 1973 году и второй раз — в 1975-ом. Важно и то, что СБ не пробует его удержать. Там убеждены, что Лех Валенса является проблемным информатором, который приносит больше хлопот, чем выгоды. В конце ВБ соглашается, чтобы руководство Верфи им. Ленина выбросило его с работы, потому ферментирует коллектив и становится одним из лидеров сопротивления.

 

— Председатель ИНП д-р Ярослав Шарек говорит, что не хочет вычеркивать Леха Валенсу из истории, но его роль в 80-х и 90-х годах, требует переосмысления.

 

— Это высказывание является отчетливым нарушением пределов полномочий председателя ИНН. Нет исходных оснований сомневаться в честности поведения Леха Валенсы после 1978 года, когда он присоединяется к очень немногочисленной группы, что творит Свободные профсоюзы. В Гданьске в этом принимало участие около 20 человек. Нет ни одного доказательства, ни повода, чтобы взвешивать тогдашнюю позицию Леха Валенсы.

 

— С одной стороны продолжается радостное «охота за скальпом Леха Валенсы» яко политическим трофеем, с другой — «защита редутов Святой Троицы» — то есть защита легенды. Что останется для будущего?

 

— Я убежден, что останется легенда Леха Валенсы — попросту потому является правдивой. Это легенда человека, которая не рождается лидером, а становится им. Человека, который несмотря на момент слабости сумела после падения подняться и стать во главе движения. Пожалуй именно этот опыт с 70-х годов и привел к тому, что Лех Валенса был таким эффективным лидером во время забастовки в 1980-м году, когда возникла «Солидарности», и во время военного положения, когда несмотря на мощное давление категорически отказал генералу Ярузельскому создать «лже-Солидарность».

 

— Только что делать с самим Лехом Валенсой, который далее повторяет, что эти материалы сфабрикованы, что это все ложь и заговор?

 

— Ну что же. Так наверное будет и дальше, хотя, признаюсь, предпочел бы, чтобы Лех Валенса в этом деле молчал.

 

Ян Скужинський, публицист, историк, исследователь истории оппозиции ПНС

Беседовал Павел Вронский

 

 

Jan Skórzyński
Istotne, że Wałęsa zerwał współpracę z SB. I sposób, w jaki to zrobił
Gazeta Wyborcza, 1.02.2016
Перевод О.Д.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика