Новостная лента

Валерия ГОНТАРЕВА: реформатор Национального банка Украины

27.03.2016

Ныне в рубрике «Понедельничное интервью» британское издание FT опубликовало разговор с председателем Национального Бонку Украины Валерией Гонтарєвою. «Большинству руководителей центральных банков стран мира не грозит физическое насилие за выполнение ими своих обязанностей. Но они не работают в Украине», — начинают свою публикацию ее авторы Нил БАКЛИ и Роман ОЛЕАРЧИК.

 

 

Сперва читателей ввводять в историю вопроса: «Валерия Гонтарева закрыла 87 больных банков, как президент Украины Петр Порошенко попросил ее возглавить Национальный банк спустя четыре месяца после победы демократической революции в Киеве в 2014 году. Кроме того, в конце прошлого года она национализировала ПриватБанк — крупнейшего в Украине заемщика среди всех банков». Гонтарева рассказала изданию, что в процессе этой деятельности столкнулась с «совершенно невероятным давлением» со стороны влиятельных бизнес-групп.

 

«Я могу назвать это постоянным запугиванием, — говорит Валерия Гонтарева. — Появилась масса ложной информации, манипуляций, а также совершенно отвратительные наветы на меня лично и на членов моей команды в Национальном банке».

 

Не один раз она боялась за свою жизнь и здоровье. «Один влиятельный олигарх лично угрожал мне физическим насилием — даже в этом кабинете», — заявляет Гонтарева, жестом давая знать, что речь идет о именно этот зал для встреч с высоким потолком в главном здании НБУ, построенном в стиле североитальянской готики.

 

«В ответ на просьбу журналистов назвать фамилию лица, что ей угрожала, она вежливо качает головой. Но за два года и девять месяцев работы на этом посту Гонтарева, 52-летний бывший инвестиционный банкир, записала на свой счет чрезвычайные достижения, — отмечают журналисты FT. — Такие партнеры, как Международный валютный фонд, считают, что она очистила один из самых коррумпированных и ненадежных банковских секторов Европы. Находясь под сильным давлением, она способствовала стабилизации курса национальной валюты и установлению макроэкономической стабильности в стране, валютные резервы которой были крайне низкими в момент ее вступления на эту должность.

Гонтарева провела переговоры с МВФ и осуществила реформы, которые имели ключевое значение для начала реализации программы поддержки Украины на сумму $17,5 млрд. Кроме того, она сократила штат собственной организации с 12000 до 5000 работников.

Она сделала все это, и даже больше тогда, когда экономика Украины стремительно сокращалось вследствие российской аннексии Крыма и разжигания Россией войны на востоке страны».

 

В разговоре с FT Валерия Гонтарева шутит, что может вписать новый раздел в учебники о финансах под названием «Что делать со страной в состоянии войны, когда уже нельзя делать вид дальше, что все останется по-старому».

 

Авторы издания пишут, что Гонтарєву считают одной из ведущих реформаторов, пытающихся осуществить в Украине переход от постсоветского до прозрачного европейского стиля управления. И все это, несмотря на отсутствие предыдущего опыта работы в центральном банке.

 

Далее FT удается до краткого пересказа биографии председателя НБУ. «Она родилась в крупном промышленном городе — Днепропетровске, получила два образования — техническое и экономическое. Но после нескольких лет работы инженером-конструктором Гонтарева пошла работать в сферу финансов, и, в конце концов, дошла до важных должностей в дочерних банках ING и Société Générale в Украине. В течение семи лет она возглавляла Investment Capital Ukraine, инвестиционный банк в Киеве, клиентом которого был Порошенко с его бизнес-империю. В это время она, очевидно, и завоевала доверие будущего президента.

Первые испытания на посту главы НБУ пришли очень быстро. Когда в сентябре 2014 года и снова в феврале 2015 года военные действия на востоке Украины достигли значительных масштабов, вызвав стремительное падение промышленного производства, претерпела давления гривна. Банк был вынужден принять, как говорит Гонтарева, «совершенно невероятные, драконовские административные меры», установив жесткие правила для купли и продажи иностранной валюты.

Кое-кто критиковал эти мероприятия за чрезмерную строгость. Но глава НБУ говорит, что только благодаря этим суровым действиям удалось добиться стабилизации курса национальной валюты.

Очищение банковского сектора заняло больше времени, хотя Гонтарева говорит, что ее опыт работы в коммерческих банках помог ей быстро понять масштабы проблемы».

 

Банки, которые ликвидированы со времени вступления на пост Валерии Гонтаревой, она поделила для FT на три категории.

Двадцать из них, говорит она, были просто «машинами для отмывания денег», в которых не было никаких активов или пассивов», и их использовали исключительно для того, чтобы переводить доходы, полученные незаконным путем — обычно, за границу. Вторая группа состояла из «банков-зомби», в которых были «только пассивы и никаких активов».

Третья категория — «олигархические банки» — те, что принадлежали олигархам, которые даже после пост-революционных преобразований в Украине до сих пор доминируют в бизнесе, политике и медиа. Эти банки, по ее словам, «собирали деньги со всех возможных источников — преимущественно из депозитов физических лиц и инвестировали все в собственный бизнес олигархов».

 

Гонтарева считает, что в таких олигархов, похоже, не было даже понимания того, что эти депозиты были чужими деньгами: «Они действительно считают, что они, самые богатые люди в этой стране, могли вести себя так, как будто эти деньги принадлежали им».

 

Постреволюционный экономический спад в Украине, по ее словам, продемонстрировал, что некоторые олигархические банки работают как «финансовые пирамиды». Крупнейшим из таких был ПриватБанк, на который приходилась треть всех депозитов физических лиц, национализирован в декабре 2016 г. после того, как Национальный банк нашел дыру в $5,5 млрд в его балансе.

 

Поэтому журналистов британского издания не удивляет, что Гонтарева навлекла на себя гнев олигархов. Она говорит им, что бывшие акционеры Приватбанка Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов, настаивали на том, что состояние их банка не был уж таким плохим. А теперь они обвиняют Гонтарєву в том, что она способствовала захвату их актива государством. Другой олигарх раздавал буклеты на октябрьском заседании МВФ в Вашингтоне, в которых ее назвали «угрозой экономической стабильности Украины».

 

Через связи Гонтаревой с компаниями Порошенко и российским банком ее фамилия появилась в «Панамских документах», обнародованных расследователей-журналистами прошлого года.

 

В интервью FT он называет «черным пиаром», организованным оппонентами. Поэтому никого не удивляет то, что недавно Гонтарева намекнула о своей возможной отставке после получения Украиной очередного транша помощи от МВФ. Она рассказывает друзьям об истощении, но чувствует, что свою миссию выполнила.

«Сначала я не очень хотела принять это предложение, но в конце концов президент убедил меня, и я действительно подумала, что эта работа будет для меня личным вызовом — что-то похожее на патриотический порыв».

 

Она говорит журналистам, что любой вызов можно преодолеть: «Если у вас есть свой план, если у вас есть команда, если ваша команда мотивирована, а вы являетесь лидером и знаете, что надо сделать, потому что вы уже подготовили детальный план действий. И если у вас нет никаких сомнений».

 

Публикацию Financial Times отреферировал Д.Бы.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика