Новостная лента

Ватиканские голуби три года назад спаслись. Это знак?

27.01.2016

 

Ровно три года назад, в воскресенье, 26 января 2014 года Папа Франціск после традиционной воскресной ангельской молитвы помолился за мир в Украине (тогда после первых смертей на майдане речь шла про гражданский, а не военный мир, Понтифик призвал: «Я вместе с Украиной молюсь за тех, кто потерял свои жизни в последние дни, и молюсь за их семьи. Я надеюсь, что произойдет конструктивный диалог между властью и гражданским обществом, что можно будет избежать любого применения насилия и что дух мира и поиска всеобщего блага пребудет во всех сердцах») и — также традиционно — вместе с детьми выпустил в небо двух белых голубей как символ мира.

 

 

На этом традиционный ход прервался, потому что двух голубей атаковали, вцепившись в них, два хищника — большая чайка и ворон. Десятки тысяч верующих на пл. Святого Петра затаили дыхание, беспомощно наблюдая за драмой. Раньше бывало, что голуби, заметив на воле врагов, возвращались обратно в комнату, но непосредственного нападения здесь не припомнят.

 

 

 

Первый голубь быстро вырвался, чайка схватила его за хвост, но, потеряв несколько перышек, он вырвался. Второй, атакован вороном, что неожиданно выскочил из засады под парапетом, воевал дольше, но вырвался и он. Люди облегченно вздохнули, но неприятное ощущение осталось. «Russian Today», конечно, поспешило это ощущение раздуть (мол, «недоброе предзнаменование»), Твиттер зацвірінькав об Апокалипсисе, демонический знак и другие страшные вещи.

 

 

 

Орнитологи бросились успокаивать, объясняя инцидент неестественно белым, виселекціонованим, цветом голубей — все мы знаем о «белых ворон», альбиносы в дикой природе долго не живут, они выделяются и привлекают внимание хищников.

 

В следующий раз дети выпускали в небо уже не голубей, а цветные шарики, и про этот случай бы быстро забыли, если бы не Небесная сотня скоро и если бы не нападение России на Украину — мир в котором и должны были символизировать эти голуби.

 

Собственно, о символизме этого события мы говорим с о. Павлом Худом (священником УГКЦ, заместителем руководителя Школы журналистики УКУ).

 

 

— Отче, сегодня исполняется три года, как ворон и чайка напали на голубей мира, выпущенных детьми вместе с Папой Франціском после его молитвы за мир в Украине. Символизм более чем прозрачный.

 

— О, интересно! Но лишь символизм.

 

— 25 января 2014 года — почти за месяц до расстрела Небесной сотни и почти два до русской интервенции. Это только совпадение?

 

— Дискуссионный момент — чего это является знаком. Можно отчитывать его как предвестника этих событий. А можно отчитывать, подчеркивая, что обороняться важно. Даже, если количественное распределение сил не в твою пользу.

 

— От чайки голубь легко избавился (видим в этом параллели со свержением режима Януковича), ворона атаковала жестче, борьба была длиннее (Россия), но он тоже спасся. То есть, как знак надежды.

 

— Голуб победил стратегически. Без оглядки на размер.

 

— Да, это вселяет надежду, что и мы победим — если это воспринимать как символ

 

— Что-то было знаком чего — можно будет понять с течением длительного времени.

 

— Три года мало? Это же произошло после молитвы за мир в Украине…

 

— Да, это маленькая перспектива. Хотя оно может быть знаком — вопрос в интерпретации.

 

— А в целом — с точки зрения христианского понимания — знамение же возможны?

 

— Да, знамение возможны.

 

— А как распознать что эта «возможность» и является знаком?

 

— Перспектива.

 

— Только постфактум?

 

— Да. Но даже, если это знак, война не через знак.

 

— Конечно, ведь знаком является спасение голубей мира от черно-шарих сил.

 

— В Евангелии есть событие, когда Христос изгоняет злого духа из человека. Она стала чистой, однако ничего не делала для собственного роста. Злой дух вернулся с большей силой, и стало тому человеку еще хуже», чем до первого исцеления. Почему с приходом Януковича маятник пошел с удвоенной силой в крайность, чем при Кучме? Ответ следует искать в управлении Ющенко.

 

— Так же как Трампів маятник объясняется Обамой.

 

— Знамение может иногда даваться как следствие неспособности человека отчитать объективные, видимые знаки. С Трампом такое же.

 

— Но я о другом — о том, прав ли был толпа в Иудее, что не верил Иисусовым знамением: «это познается только со временем»

 

— Их проблема, в частности, в том, что они сформировали себе картинку Мессии. Все, кто не попадал в эту рамку, выпадал из нее. Отсюда популизм, как попытка соответствовать ожиданиям. У Христа была другая рамка. На удивление, этой рамкой была человек. Только в более глубоком понимании, чем сам человек себе представляет.

 

— Потому что знамения должны подтверждаться тем, существенным его промежутком?

 

—Да, однако не только временная перспектива. Но также как возможность проанализировать другие, видимые знаки. И в их свете снег ватиканский знак. Иначе грешим упрощением и недостаточной рефлексивністю.

 

— Иван Предтеча поверил в знамение и не ошибся.

 

— Да. Однако этому предшествовало глубокое переосмысление своей миссии и длительное приготовление. В нашем случае это касается всех видов деятельности, не только тех, которые в обозначении религиозными смыслами. Систематические вещи с длительным эффектом не делаются наскоком и поверхностным скольжением. Поэтому в ситуации с голубем правильно прочесть знак означает проанализировать, на какие показатели мы не обратили внимания или унизили.

 

— Собственно, поэтому и спрашиваю Вас, как человека который системно работает с такими символами и знамениями — можно воспринимать случай с нападением и спасением голубей как данный нам знак? Знак надежды.

 

— И надежды тоже. Только это уже Господь выгребает там, где мы завалили ситуацию, заблаговременно не выполнили домашнее задание. Ибо наша общественная реакция на коррупцию? Что мы делаем после обнародования деклараций? То, что делают аналитические центры через европейские структуры, разрабатывая и внедряя реформы должно стать общественным делом.

 

— Ок, только как знак с голубями побуждает нас задуматься над собственным домашним заданием?

 

— Оставьте птиц в покое.

 

— Мы не уверены, что голуби являются знаком, а хотим интерпретировать его — а уверенность в правильной интерпретации еще меньше. Как там в а.Тішнера: «перспектива апофатической теологии разрушает уверенность, но строит мышления». Следовательно, даже через ошибки прийти к правильным выводам, использовать ошибку как триґер, что запускает рефлексию. То есть, можно воспринимать случай с голубями как знамение — но важно сделать из него правильные выводы.

 

— Да.

 

— Греха не будет? Потому что вера в предрассудки таки грех?

 

— Нет. Греха не будет. А вера в суеверия — таки грех. Потому что суеверия — это, среди прочего, желание упрощенно смотреть на вещи

 

— В чем же различия между знаком и предрассудком? В выводах? В рефлексии? В сомнении, что его несет в себе знак, в необходимости проверить его знаковость?

 

— В попытке найти заменитель. Вместо доходить до сути вещей. Сомнение — это часть знака. Вспомните событие Благовещения. С уходом ангела уровень сомнения спадает, скорее трансформируется в наблюдательность и рефлексию. Поэтому имеет значение смирения. Не как рабская тупость, а способность и готовность к работе на перспективу.

 

— Попробую в итоге сформулировать смысл ватиканского знака три года назад: все будет хорошо, но это надо завоевать, заработать.

 

— Все может быть хорошо, когда быть проактивным, предупреждать плохие последствия, а не решать в авральный способ. Вторая важная вещь — Господь всегда подстрахует. Однако, работать нужно.

 

Разговаривал Орест Друль

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика