Новостная лента

Вкус апельсинов

18.09.2015

 

Четыре десятилетия назад померанца нельзя было купить ни в магазине, ни на базаре – разве что получить в «спецраспределителях» или «достать по блату». Однако как-то накануне Нового года их неожиданно завезли в несколько овощных магазинов, по одному в районе, и начали продавать «участникам Великой Отечественной войны» по утвержденным в райкомах партии спискам и «ветеранскими» удостоверениями.

 

Маленькая дочь моего коллеги – тихого кандидата наук, – никогда не пробовала апельсинов и, впервые увидев их в овощном магазине, начала просить у отца хотя бы один, просто чтобы попробовать его на вкус. В конце концов отец не выдержал – договорился с грузчиком того магазина, что тот «из-под прилавка продаст ему килограмм апельсинов. Вечером, уже после закрытия магазина, коллега «черным ходом» прокрался «подсобки».

 

Но то была ловушка!

 

Только пять апельсинов оказались у коллеги в «авоське», а пять рублей – в ладони грузчика, как к «подсобки» вошли завмаг, участковый милиционер и двое товароведов в гражданском. Они быстро составили протокол о совершении кандидатом наук административного правонарушения – он не имел права покупать апельсинов.

 

Уже через неделю до нашего учреждения поступило предписание райотдела милиции: обсудить недостойный поступок нашего коллеги. Немедленно созваны профкомом собрание трудового коллектива ускоренным порядком рассмотрели «персональное дело» правонарушителя и почти единодушно осудили его.

 

– Что же это будет, если каждый, кто захочет, будет покупать апельсины, – возмущался парторг.

 

Коллега сначала оправдывался, рассказывал про свою очаровательную дочь и про свои плохие отношения с ее матерью, но в конце концов покаялся. И на следующий день секретарша директора отправила в милицию нужную резолюцию собрания.

 

А через тринадцать лет я впервые в жизни увидел, как прямо на киевской улице, возле станции метро «Политехнический институт» свободно продают апельсины – всем желающим, без списков и удостоверений. Это был настоящий культурный шок! Я еще тогда подумал, что теперь уже социализма наверняка конец.

 

Потом были Оранжевая революция и все, что случилось после нее.

 

Теперь, проходя по центру города, я иногда останавливаюсь возле уличной палатке с фруктами, продавщица, явно рожденная после упадка социализма, спрашивает:

 

– Мущины, будете что-то брать?

 

– Нет, – отвечаю, – просто смотрю, какие красивые апельсины.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика