Новостная лента

Властелин мира

25.04.2016

«Google влияет на наше общество значительно больше, чем любой руководитель государства, и это влияние есть сталішим. Правительства меняются, но уже двадцать лет Google царит в Интернете, применяя долгосрочную стратегию, которая превращает эту компанию на обладательницу наших знаний, нашей информации и нашего образа мышления»

 

 

Политические лидеры постоянно находятся в фокусе настоящего, словно их наименее значительные поступки и слова определяют будущее нашей планеты. Но уверены ли мы, что смотрим туда, куда надо? Если верить Скотту… (руководители Google отдают предпочтение анонимности), ответственном в Нью-Йорке за стратегию Google, который занимал должность в правительстве США, перед тем как начать работать в этой совершенно нетипичной компании, Google влияет на наше общество значительно больше, чем любой руководитель государства, и это влияние есть сталішим. Правительства меняются, но уже двадцать лет Google царит в Интернете, применяя долгосрочную стратегию, которая превращает эту компанию на обладательницу наших знаний, нашей информации и нашего образа мышления. Для граждан – от самого богатого до самого скромного, от самого мудрого до наименее образованного – поисковая система Google является искусственным интеллектом, этаким разновидностью виртуального дополнение, которое сделалось необходимым для нашего биологического мозга: все мы ищем в Google, и Google знает, что мы ищем.

 

Все началось в 1996 г. из простого исследовательского проекта в Стэнфордском университете, что его совершили два студента – Лэрри Пейдж и Сергей Брин, русский, который незадолго перед тем приехал из своей страны. Они изобрели то, чего раньше не существовало, – математическую формулу, алгоритм, который позволял мгновенно найти в путанице сети, что зарождалась, любую информацию, исходя из одного или двух ключевых слов. С тех пор Google превратился в одну из крупнейших в мире компаний, наиболее ціновану среди молодежи, которая привлекает главным образом студентов и в которой работают 70 тыс. человек в сорока странах. Как в манхэттенской штаб-квартире, модернизированном составе в квартале Митпекинг, так и в штаб-квартире в Маунтин-Вью в Кремниевой долине, слышатся все языки, потому что Google стремится, чтобы все культуры приобщались к ее поисковых систем, чтобы отражать ментальность ее пользователей. Но поиск в Интернете не является нейтральным, потому что вы делаете клик и систематизируете. Или скорее Google систематизирует за вас, исходя из критериев полезности, которые сортируют информацию.

 

В этом мире немедленного знания на первом месте, скрывая остальные, появляется то, что инженеры компании Google решили поместить первым и даже то, что они иногда настойчиво нам советуют. Таким образом влияют на інтернавта, и рекламодатели довольны, потому что, точно зная, что вы ищете, они сосредотачиваются на искомом объекте. И именно так Google, что почти обладает монополией в Интернете, который фактически является важнейшим в мире средством массовой информации, живет с рекламы. Этот отвод источников рекламных поступлений коварно разрушает прессу, поскольку почти всю информацию, которую мы находим в Google, бесплатно копируют, беря ее из печатной прессы. Руководители компании отрицают, что Google является средством массовой информации, и утверждают, что это лишь фильтр для классификации данных, поэтому они не отвечают за содержание того, что публикуют. Они также ссылаются на закон об инновациях, «креативное разрушение», свойственное нынешней экономике, без всякого уважения к авторскому праву, которые невольно питают сеть. И уже очень поздно, и, как говорил французский экономист Фредерик Бастиа: «всегда будет продавец свечей, который станет жаловаться на конкуренцию солнца».

 

В Google борьба против печатной прессы уже принадлежит прошлому. Бесспорно, молодое поколение, которое работает в этой компании, никогда не держал в руках газеты. Чем особенно занимается Google в данный момент, то это «модерированием» комментариев. В сети комментарии читают так же, как и статью, которую комментируют. И достаточно одного или двух ненавистнических или неуместных комментариев, чтобы вся разговор прервался. Поэтому Google предоставляет в распоряжение медиа инструмент, что называется Perspective, который позволяет им фильтровать все комментарии, оценивая их в’їдливість. Язвительный комментарий, распознанный по ключевым словам или языковых оборотах, обычно прерывает дискуссию; модератор ресурса может из-за собственной прихоти удалить его или нет. А ресурс может известить об этом удаленного комментатора или нет. Поэтому Google ничего не цензурирует и не навязывает, он просто дает в распоряжение медиа инструмент регулирования. Не цензурировать, а лишь санкционировать цензуру – таким является рекуррентный принцип в инструментах Google. Как утверждают ее руководители, компания Google не является мировым министерством правды. Возможно, она не является им умышленно, но думаю, что фактически является им.

 

Какой интерес преследует Google, придерживаясь этой модели «модерирование комментариев»? Увеличивая число комментариев, которые читает много кто, он создает новую медийную сферу, которая притягивает рекламодателей и обогащает компанию Google, которая берет свою долю; это то, что называют «монетаризации» комментариев.

 

Какой будет следующая граница Google? Инструменты, которые позволят отличать правдивую, проверенную и ту, которая поддается проверке, информацию от ложной информации (fake news – именно это выражение популяризировал Дональд Трамп). Тут Google также говорится, что не определяет, что является истинным, а что ложным (для некоторых людей оно таким же интересным, как правдивое), но даст нам инструменты, которые позволят нам сделаться своими собственными цензорами. Деспотизм Google является культурный и делает вид, что возвращает нам власть. Контрвлади до сих пор не придумали.

 

Guy Sorman
Dueña del mundo
ABC, 17.04.2017
Зреферувала Галина Грабовская

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика