Новостная лента

Воспоминания об отце

14.03.2016

 

Когда в январе этого года отмечали 95-летие выдающегося буковинца, бывшего председателя НТШ в Европе, профессора Аркадия Жуковского, «Збруч» откликнулся на это событие публикацией биографической Натальи Фещук. Уместным продолжением того серьезного текста может стать публикация воспоминаний его дочери Ирины (Ирен), которые позволяют взглянуть на личность ведущего деятеля украинской Франции сквозь сугубо гуманистическую призму, сквозь призму humani nihil a me alienum puto.

 

Аркадий Жуковский с дочерью Ириной (70-летию ученого)

 

 

Мои родители – Аркадий и Тереза, всегда жили в Париже, в 20-м округе, на улице Pyrénées 55. Своим посетителям они всегда определяли метро Maraîchers, поскольку улица Pyrénées является второй из самых длинных улиц в Париже – после улицы Vaugirard [Вожирар. – Z], и, кроме этого, существует также станция метро Pyrénées. Если случайно какой-то гость выходил на этой станции метро вместо Maraîchers, то он должен был тогда пройти примерно 3 километра.

 

Мои родители жили в трехкомнатной квартире, на четвертом этаже в доме, построенном в 1960 году. Но нужно знать, что мое детство (от рождения и до 14 лет) является более сложным, чем кто-то может себе представить… Я не жила с моими родителями, но жила в 20 километрах на восток от Парижа – у моих бабушки и дедушки. Я лишь коротко могла видеться с мамой и отцом по субботам и воскресеньям. Отец очень опасался моего похищения за его политическую заангажированность относительно украинских дел… Вот почему я больше могу рассказать о последних годах отца, когда я была рядом, но меньше о детстве… Так же 17 лет я с мужем жила в Германии.

 

Тереза и Аркадий Жуковские

 

 

После смерти моей мамы 23 февраля 1998 года Аркадий Жуковский сказал мне, что больше никогда не жениться. Тогда ему было 76 лет и он был в полной форме. Ему, который имел репутацию просто сумасшедшего трудоголика, это дало толчок еще больше работать. Живя один, окруженный своими собакой Фостіком и кошкой Белой, он начинал свой день примерно в 5 утра. Сам готовил себе завтрак, обычно варил немного овощей в воде с куском мяса. Охранник дома приходил убирать квартиру.

 

 

В течение 1998-2010 годов Аркадий Жуковский был, как “юный студент”, поскольку на каждый свой день рождения он мне говорил: ”Я чувствую себя на 25!”. У отца был такой стиль жизни, что все должно было делаться быстро: в ресторане, когда мы собирались вместе, в очередях в супермаркетах, где он делал покупки и где громко возмущался на других клиентов, которые стояли перед ним и не торопились. Он всегда повторял, что это потеря драгоценного времени, которое он мог посвятить работе и исследованиям об Украине. Работа для Украины – это была настоящая одержимость для него.

 

Ирен Жуковская с детьми, февраль 2017 года

 

 

Отец очень ценил наши воскресные обеды, когда я приходила то одна, или с детьми Тибу и Каролиной. Однако это не должно было затягиваться, поскольку “дедушка должен работать”. Он нам говорил: “самое Важное в жизни – это работать”. Его рабочий стол всегда был завален книгами и исписанными от руки листами, даже на полу лежали книги. Я должна была объяснить детям, что их дедушка не был таким, как другие дедушки, что он их очень любит, но он должен выполнять свою важную миссию для его Родины, Украины. И дети это понимали. То, что мой отец очень ценил в своих внуках, – это то, что они отлично общались на трех языках, свободно владея французским, английским и немецким. И он добавлял: “Когда-нибудь вы выучите и украинскую”…

 

Аркадий Жуковский очень любил животных. Он всегда был рис в своих карманах для голубей , которых он регулярно кормил. Это запрещено в Париже, и он часто имел из-за этого проблемы с соседями и даже полицией. Я даже писала письмо в комиссариат полиции, чтобы уладить неприятность, и просила отца быть более рассудительным. Когда он выходил из дома, голуби уже летали вокруг него, где-то двадцать. Это было очень красноречиво! Тогда он шел на маленькую улицу возле своего дома и там тайно их кормил. Ведь это его так забавляло…

 

Аркадий Жуковский был очень активным в среде украинской диаспоры в Париже и даже целой Европы. Каждое воскресное утро он отправлялся на Литургию в православную церковь, расположенную в 19-м округе Парижа. Он ехал туда автобусом. Аркадий Жуковский всегда и везде был пунктуальным, специально приходил за 15 минут до начала и не любил людей, которые опаздывали.

 

В 1998 году он вошел в состав официальной делегации, сопровождавшей президента Франции Жака Ширака в его официальном визите в Украину. А в 2005 году завершил редактирование второй, обновленной версии своего труда “История Украины” на французском языке.

 

Визит Блаженнейшего Патрарха Иосифа Слепого в ячейки НТШ в Сарселі, 1981. На фото: А.Жуковский, жена.Кубийовича Дария, В.Кубийович, И.Слепой.

 

 

Как председатель Научного общества им. Т.Шевченко, Аркадий Жуковский каждое утро ехал в Сарсель, где располагался офис общества. Сарсель находится в 25 километрах на юг от Парижа. Проезд в транспорте длился полтора часа. Чтобы туда добраться, он ехал на метро от станции Maraîchers в 6 часов утра. Затем поездом до одного из вокзалов – la gare du Nord. И напоследок – в автобусе, который довозил его в Сарсель.

 

Когда Аркадий Жуковский ехал в Сарсель, он всегда был загружен. Вез на тележке свой рюкзак, который весил примерно 10-12 килограммов. В нем, кроме нескольких книг, был корм для многочисленных котов, что обитали в Сарселі (примерно с десяток), и он их кормил. Отец мне рассказывал, что в транспорте всегда встречал одних и тех же людей, и что они помогали ему нести его рюкзак, когда он шел. По дороге к Сарселю он всегда читал украинские и французские газеты. Всегда выписывал издание “Le Monde” и “Le Figaro”.

 

В октябре 2010 года в Аркадия Жуковского произошел серьезный приступ, когда он возвращался со Сарселю. И это обусловило то, что он имел постепенно отказываться от общественной деятельности и оставаться дома, где вместе с ним жила еще кошка Белая. Но отец продолжал сохранять свою энергию и стиль жизни: просыпался где-то в 6-й, работал утром, обедал, смотрел час телевизор. А потом снова работал до 18-й. Ложился спать в 22-23 часа, да и то не засыпал сразу.

 

 

Кошка Белая была для Аркадия Жуковского настоящим охранником и покровительницей. Как только я открывала дверь, она уже была позади меня. Со мной она всегда была вежливой. А посторонних принимала не всех.. Во время первого визита медицинского работника, тот положил свое пальто на стул. И Белая залезла в рукав пальто, сделав там свой туалет… Этим она продемонстрировала, что не уважала его. Оказалось, это было не просто так, потому что этот медицинский работник затем повел себя с отцом не совсем корректно.

 

Мой отец всегда большое внимание уделял своей внешности. Он был сознательным своей старости, однако пытался сохранить достойную осанку: всегда носил рубашки с длинными рукавами, даже летом, и просил, чтоб я его коротко стригла. Каждое утро брился сам, и заканчивал эту процедуру одеколоном на руки и голову.

 

После нападения в 2010 году, я приобрела для отца коляска на трех колесах, чтобы он мог безопасно передвигаться по дому и чтобы не упал. После того, как он согласился на эту коляску, он уже больше никогда с ним не расставался. А уже с осени 2010 года Аркадий Жуковский отказался выходить из дома, даже на коляске… Он был сознательный своего преклонного возраста. Ему было 88… Похудев и ослабев, в таком виде не хотел появляться на людях. Он не ходил ни в церковь, ни где-либо. Его внешность значила для него много, и он не хотел, чтобы на него смотрели как на старца, который зависит от других. Он лучше согласился бы на то, чтобы его рассматривали как человека преклонного возраста, исполненную мудрости.

 

Кроме меня и моих детей, Аркадий Жуковский был очень приближен к епископу во Франции Михаила Гринчишина. Хотя он был моложе отца на 7 лет и был греко-католик (отец был православным), в течение многих лет их объединяла дружба. То, что рассказывал мой отец, действительно свидетельствовало о настоящей дружбе между ними. Епископ Гринчишин приглашал отца регулярно в свою резиденцию в Венсанні, расположенную в 3 километрах от дома отца. От епископа отцу ежегодно приносили пасхальную корзину на Пасху. Когда владыка приходил к отцу, это была возможность поговорить про Украину, украинскую Церковь и обменяться книгами. Мне кажется, что они инстинктивно понимали, не смотря на возраст, у них на многие вещи были общие взгляды.

 

Когда епископ Михаил Гринчишин умер в 2012 году, Аркадий Жуковский потерял друга. С большим удовольствием он принял в себя, в моем присутствии, владыку Бориса Гудзяка, только что назначенному на должность епископа. Это была возможность для очень любопытного и полного уважения обмена мнений между этими двумя лицами, которые очень уважали друг друга.

 

До Аркадия Жуковского дважды на місцяь приезжал Серж Готц. Серж был бывшим студентом моего отца в Национальном институте восточных языков и цивилизаций в 1970-х годах. Он всегда контактировал с нашей семьей и особенно с отцом. Во время навідин Сержа, они говорили об Украине, поскольку Серж часто наведывался в Киев. Они обсуждали последние книжные новинки. После приступали к пересмотру впечатляющей библиотеки моего отца. По моему мнению, эта работа быстро продвигалась, так как много книг они комментировали – как один, так и другой. Однако, благодаря Сержу, многочисленные картонные коробки с книгами отбыли в Киев, в Институт Шевченко, и этим занимался Александр Кучерук, хороший приятель отца.

 

Кроме этих визитов, Аркадий Жуковский был в курсе всего, что происходило в Украине – благодаря прессе и ТВ. А еще – звонкам в Украину. Эти телефонные разговоры были важны для него, потому что это был контакт с людьми, которых он считал настоящими приятелями. Среди них был и Александр Кучерук, с которым он познакомился в 1980-х годах, когда тот приезжал во Францию делать исследования для Научного общества им. Шевченко.

 

Среди различных признаний отца мне было и то, что парижская диаспора его бросила. Он прежде всего имел в виду людей из православной церкви, которую когда-то посещал, людей с НТШ, а также тех, кому в свое время очень много помог. Это были украинцы, которые переехали во Францию. Этим последним, собственно, он содействовал в получении разрешения на пребывание во Франции, рабочего контракта, жилье. Благодаря ему, эти люди сейчас живут комфортно. С того дня, как мой отец уже не мог передвигаться, люди уже его похоронили задолго до его смерти – так говорил сам Аркадий Жуковский. Однако он не держал обиды ни на кого, возможно, разве что ему было немножко горько. Отец добавлял, что, мол, так создан человек…

 

Rue des Pyrénées – уютная улица Парижа, где жили Жуковские.

 

 

С осени 2013-го общее состояние отца требовал все больше и больше ухода, а дом с маленьким лифтом, который останавливался только на первом этаже, не позволял ему выйти на улицу. Поскольку мой отец был в здравом уме, врач спросил его мнение о приюте для старых. Аркадий Жуковский ответил, что об этом не может быть и речи. Тогда мы решили продать дом на вул. Pyrénées и винаймити современное жилье поблизости, чтобы сохранить ту самую медицинскую службу, которая занималась моим отцом.

 

Кроме врача–геронтолога, доктора Жерома Люрселя, была также 35-летняя женщина Сабрина, которая ухаживала за отцом и убирала в квартире. Отец ее очень ценил, потому что она не говорила с ним как со старым, а как просто с человеком. И когда он без причины обижался на нее, она умела поставить его на место. Кроме того, были еще два медбратья – Жан-Мари и Федерик, которые поочередно приходили утром и вечером. Они давали ему лекарства, мерили давление, смотрели его, давали завтрак, а также брали каждые две недели кровь на анализ. Был также кинезитерапевт, который приходил утром, чтобы делать упражнения с ногами, и при надобности – дыхательную гимнастику.

 

Этот уход может казаться слишком важным в глазах украинских читателей, но почтенный возраст является настоящей общественной проблемой во Франции да и во всех западных странах, где не хотят видеть эту картину старой и немощной человека. Это скрывают или же освобождаются от таких людей, пряча их в домах для престарелых. Что, как мне кажется, не распространено в Украине, где старики живут вместе с молодыми в одном доме.

 

Врач Люрсель завел тетрадь уходу за пациентом, в котором каждый, кто приходил, указывали дату, время и оказанную услугу. Я также регистрировала свои посещения и состояние отца. Врач мне сказал, что мой отец мог дожить до ста лет, потому что, несмотря на то, что в течение жизни у него были серьезные проблемы со здоровьем (туберкулез во время войны, удаление почки 1958 года и операция на трахее), но он придерживался доброй жизненной гигиены: не был толстым, не употреблял алкоголя, кроме надзвичанйих исключений, не курил и делал упражнения, когда еще мог ходить. Не пользуясь автомобилем, он много ходил – и всегда быстро.

 

От 2014 года Аркадий Жуковский жил на улице Grands Champs 783, в 20-м округе Парижа. Это было за 50 метров от его прежнего жилища. Двухкомнатная квартира на первом этаже, в очень современном доме с очень большим лифтом. Начиная с этого времени, папа всегда делал маленькие прогулки на улице с Сабриной и мной (и, конечно, со своим коляской). Он также мог видеть своих дорогих голубей и дышать свежим воздухом.

 

Я должна была нанять кого-нибудь, кто бы ночевал у него. При посредничестве Сабрины я нашла Рамзи, мужчину лет 40. Он приходил вечером в 21-й и шел утром в 9-й. С самого начала мой отец его очень любил, потому Рамзи много шутил с ним. Но как-то украинском папа признался, что Рамзи был лжецом и ленивым користолюбцем. И это было поводом разорвать контракт с Рамзи. Я две недели тогда ночевала у отца. Он был вполне при уме, и никогда меня не будил по ночам. Я слышала, как он молился в своей комнате перед сном. Это всегда был ритуал. С 2011 года он имел медицинское кровать, которое было очень комфортным, оно могло регулироваться. А еще вокруг него было очень много маленьких подушочок разного размера.

 

Аркадий Жуковский, несмотря на свой возраст и ослабленное здоровье, продолжал не сдаваться всем тем людям, которые его окружали. Он мне рассказывал с горящими глазами о том, что происходило: что Сабрина ему готовила суп, который он не любил, и он его не ел, что медбрат хотел накинуть ему на плечи пуловер, который не подходил к рубашке… Я всегда говорила ему быть более терпимым с этими людьми, потому что их работа не является легкой. А людям, которые работали у него, я объясняла, что он имеет привычку управлять другими и что нужно быть терпимым к нему.

 

Мой отец чрезвычайно ценил Сабрину и однажды сказал ей: “Вы мой ангел”. А Сабрина мне говорила: “Это моя лучшая награда, еще никто такого мне не говорил никогда”. Он даже учил ее украинской, она была очень внимательна. Они даже обменивались несколькими словами. Доходило до того, что отец пел известные украинские песни или цитировал Шевченко.

 

Он каждый день следил за событиями на Майдане и российской аннексией Крыма по телевизору. Мы комментировали вместе, и он ругался на Россию и Путина, что заставляло Сабрину смеяться, когда я ей переводила.

 

В сентябре 2014 года отец очень ослаб. К тому же он был уставший жизнью и расстроен ходом событий в Украине – особенно аннексией Крыма, (и это несмотря на новоизбранного Президента Петра Порошенко). Еще будучи вполне в ясном уме, он меня заставил поклясться, что, чтобы не случилось с его здоровьем, он хотел бы умереть в своей постели, а не стать жертвой жестокой медицины с различными пробирками по телу, которая любой ценой хочет продлить человеку жизнь.

 

Я выполнила его последнюю волю. С 30 сентября 2014 года Аркадий Жуковский уже почти не ел. Он не имел больше ни силы подняться с кровати, ни желания разговаривать. 2 октября Сабрина позвонила мне и сказала, что отец не вставал с кровати и не обедал. Когда я пришла, он спокойно спал в своей постели. А через некоторое время было видно, что он дышит тяжелее. Под конец дня мой отец перестал дышать… Ему было 92 года…

 

Ирен Жуковская

 

 

Перевод с французского и редактирование – Наталья ФЕЩУК и Тарас ІВАСЮТИН.

 

 

Ирен Жуковская написала воспоминания об отце в январе 2017 года, когда ему исполнилось бы 95.

 

 

Фотографии – предоставленные Ириной Жуковськю и с онлайн-журнала НОШ.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика