Новостная лента

Восстановление морали в деморалізованому мире

25.12.2015

 

Нынешнюю награду журнала «Ї» — орден «За интеллектуальную отвагу» — получили двое: польская журналистка Иза Хруслинска и писатель Тарас Прохасько.

 

 

Иза Хруслинска известна своими статьями и книгами, посвященными Украине и украинско-польским отношениям. Автор двух книг-интервью с интеллектуалами, Ярославом Грицаком и Оксаной Забужко. Она дописывает до польских (Przegląd Polityczny, Gazeta Wyborcza, Rzeczpospolita, Więzi, Dialog) и украинских (Дух и литера, Егупец, Украинский журнал) изданий. В 2007-2008 была коодинатором плана действий Совета Европы и Европейского Союза в отношении украинских медиа. Этим летом Иза Хруслинска получила награду президента Украины — юбилейную медаль «25 лет независимости Украины» за весомый личный вклад в укрепление международного авторитета Украинского государства, популяризацию ее исторического наследия и современных достижений и по случаю 25-й годовщины независимости Украины.

 

Иза ХРУСЛИНСКА:

 

«Этот год оказался большим испытанием для украинско-польских отношений»

 

Позвольте мне прежде всего поблагодарить членов Капитулы за предоставление мне ордена «За интеллектуальную отвагу». Для меня это действительно большая честь. Но одновременно я принимаю это как обязательство для себя на будущее. Как слышала перечень всех тех, кто получил этот орден передо мной, то это действительно лучшие или одни из лучших лиц, активистов, интеллектуалов в Украине и — Богуся Бердыховска и Оля Гнатюк — из Польши. Так что это действительно очень большая честь для меня.

 

Украина в этом году отмечала 25 лет независимости, но так случилось, увы, что этот год оказался также большим испытанием для украинско-польских отношений. Поэтому я відчитую решение капитула предоставить орден этого года польке как очень важный жест. Это для меня доказательство того, что для Галичины, для галицких интеллектуалов голос тех поляков, которые хотят услышать украинскую точку зрения, а не только польскую в контексте нашего общего болезненного прошлого, есть очень важный. Відчитую предоставление ордена мне весьма символично – это орден для тех польских интеллектуальных сред, в меру своих возможностей действуют и думают согласно завещания Яцека Куроня, который является важным лично для меня. Думаю, что он может быть патроном наших совместных усилий и также ордена «За интеллектуальную отвагу».

 

Это же Яцек Куронь был на протяжении целого своей жизни нонконформистом, он умел идти наперекор политической и общественной мысли — если считал, что эту мысль охватывает безумие, безумие частности национального шовинизма. Он был сторонником толерантности и диалога. Он всегда пытался понять точку зрения другой стороны. То есть он представлял для меня все то, чего нам сейчас в украинско-польских отношениях начинает недоставать. Он смотрел на украинско-польском примирении, как на один из главных столпов, на которые должна опираться сегодняшняя Европа. Он был один из немногих, кто говорил о право украинской нации на весомую историческую память. Я убеждена, что без Яцека Куроня Польша намного обеднела. Мы – те среды в Польше, которых я являюсь частью, и также украинские среды – чувствуем невероятный его недостаток в таких тяжелых моментах, которые сейчас переживаем. Но, как сказал несколько лет назад о Яцека Куроня Адам Михник, «он сумел заразить разумной любовью к самостийной Украины много поляков. Но, надеюсь, что и к разумной Польше много украинцев».

 

Поэтому я очень благодарен Вам за эту встречу сегодня и за это празднование, которое является для меня действительно большая честь. И я имею глубокое убеждение и глубокую надежду, что многое зависит собственно от нас, от нашей позиции. И что наши наработки за эти годы есть такие огромные, что 30 лет назад мы бы даже не могли подумать, что нам это удастся. Поэтому нынешняя награда для нас, для тех, для кого был важен Яцек Куронь, Ежи Гедройц, Богдан Осадчук с украинской стороны, является большим обязательством. И это обязательство также относительно того, что они нам оставили. И я бы очень хотела, чтобы нам удалось победить эти неблагодарные моменты».

 

Второго лаурет — Тараса Прохасько – хорошо знают читатели Z, ведь имеем честь еженедельно публиковать его эссе. Благодарственное слово Тараса, а также представление нового кавалера ордена «За интеллектуальную отвагу» от Ирины Старовойт предлагаем Вам пол нотекстово.

 

 

Тарас ПРОХАСЬКО:

 

«Разговор как жернова, в результате трения которых випродуковується мука из различных зерен»

 

Спасибо за то, что благодаря всей вашей работе, образу жизни и способу понимания как должно быть или как должно быть лучше, вообще такие вещи возможны, по крайней мере такие собрания. То есть очень большая награда всем нам, что такое может быть и такое происходит. Спасибо также тем, кто принимал решения и кто решал наградить меня. Спасибо тем людям, которые на протяжении долгого времени дают мне возможность высказываться публично, то есть спасибо всем, благодаря которым я имею доступ чтобы то, что себе выдумываю и надумую, чтобы как-то выносить к чтению. Спасибо всем, кто читает. Спасибо всем, кого интересует такой бесполезный вид литературы или чтения, какой-то такой ненужный, непрагматичный. Спасибо миру этому, который есть, который дает мне возможность жить так как мне нравится, то есть, что я имею время и пустую голову для того, чтобы заполнять ее всякими разными фантазиями, как не все могут делать люди, которые думают о чем-то гораздо серьезнее или актуальнее. И я сознаю, что пользуясь этой возможностью заниматься чем-то таким, я должен что-то отдать.

 

И я давно подумал о том, что я сознательно превращаю свою жизнь и свою голову отдаю, как когда-то отдавали добрые люди свое тело для медицинских бадань, так и я отдаю свою жизнь для того, чтобы проводить эксперимент с собой, с жизнью и рассказывать о результатах этого эксперимента всем тем, кто, слава Богу, не может себе позволить таких вещей. То есть, хотел бы рассказывать собственно о том, что могу запизнаты в результате, в ходе этого эксперимента. И очень важным для меня такая вещь, как порождение фраз, порождение предложений порождения словосочетаний в процессе мышления. И это как раз есть то, за что я бы хотел бороться, за то чтобы продуцировать, собственно, эти возможности украинского языка, возможности нашего языка и указывать любую, не только какую-то очень хорошо окончательно сформулированную мысль, а и бродить теми дорогами, тропами и всякими разными окольными путями, когда это мнение вживую викристалізовуєш, випродуковуєш.

 

Мне речь идет прежде всего о литературе такого рода и о читателях такого сорта. Мне говорится о такую литературу, которая бы была каким-то таким толчком к тому чтобы продолжить самому думать о какие-то подобные вещи и чтобы в процессе этого чтения не только воспринимать написанное, а уж чтобы происходил этот диалог. Я за то, чтобы был разговор, чтобы длительная беседа. И больше всего, чтобы мне хотелось это то, чтобы люди, те, которые читают, те, которые говорят, как можно уважительнее трактовали разговор, то есть важность того, что есть разговор, важность того, что виказуєш, того, что слушаешь, и важность тех жерновов, ибо разговор как жернова, в результате трения которых випродуковується мука из различных зерен. И я вижу, что такое есть и поэтому это все не напрасно. И поэтому я благодарен всем за участие в этом разговоре и буду пытаться дальше ее поддерживать всеми своими силами и фантазиями. Очень благодарю.

 

 

Ирина СТАРОВОЙТ:

«За восстановление морали в деморалізованому мире»

 

Дорогой Тарас! Имею большую честь сегодня говорить о тебе в день твоих наград. Мы знакомы с 1997 года и не уверена, что ты это помнишь. Был такой семинар в Ирпене, назывался семинар «Творческой молодежи» и я тогда представляла творческую молодежь и Тарас представлял не намного старше меня. И это был тот год, когда издательство «Факел» впервые почтила письмо Тараса Прохасько своей первой премией, а в следующем году вышла в этом издательстве его первая книга «Другие дни Анны».

 

Слушать тогда Тараса Прохасько было чем-то неожиданным и чем-то неподібним на других, потому что большинство писателей умели говорить очень громко, а Тарас, умышленно или нет, требовал прислушаться к себе, к своему внутреннему монологу, который постепенно переходил наружу, и умел задавать вопросы и также слушать, что говорят другие. Видимо слушателем тогда он был лучшим из нас всех.

 

Шли годы за годами, и я узнала, что стать писателем Тарас Прохасько решил в 12 лет, то есть в 1980, если отсчитывать от дня рождения 16 мая 1968 года. Тарас представляет также писателя в 4-м и 3-м поколении. Это тоже не слишком типично для современной украинской литературы. Один из его прадедов был автором автобиографического репортажа «Из Трускавца в мир хмарочесов», который публиковался также урывками в львовской газете «Дело». А одна из его внучатих бабушек была Ирина Вильде.

 

Видимо только этого года Тарас Прохасько, выпускник Львовского университета имени Франко, не то, что вы подумали, а биологического факультета, написал о том, какое место имел Львов в его формировании еще во времена детства и когда был подростком. И было здесь проживания, к которому можно было приехать, в котором всегда ждали и готовили подарки, это было жилище, в котором говорилось о высоких материях, с которого ходилось между в лучшие музеи, в важнейшие культурные центры и события, только тогда можно было найти в достаточно сером, обедненной и, в какой-то степени, даже в замершем городе.

 

Хочу тоже напомнить, что Тарас здесь представляет город похож на Львов тем, какой счет оно заплатило в ХХ веке, похож на Львов тем, что в нем тоже был эффект нейтронной бомбы – больше, чем можно себе представить, людей исчезли из города и сам город превратился в нечто другое и должно было очень медленно реанімовуватись, очень медленно отыскивать свою новую идентичность для нового времени.

 

И если спросить о что самое важное пишет Тарас Прохасько все эти годы? Может одна из важных тем это как раз бы была тема идентичности. И он был тот, кто ввел особый статус, особое внимание дитинної истории его самый первый текст напечатан, по крайней мере что я знаю самый первый, в антологии «Тексты» назывался «Некрополь» и это был текст про город мертвых, о кладбище, на котором оказываются двое молодых любовников. Я думаю, что разючішого контраста между жизнью и смертью в свои 17 или 18, я не читала. Но потом я прочитала у одного из моих любимых писателей — серба, югослава Данилы Киша, что настоящие писатели пишут только про две темы – о любви и смерти. И я думаю, что всю свою жизнь Тарас пишет об этом.

 

Но любовь и смерть имеют свои нюансы и это что-то очень важное. Первое, что для меня является действительно выдающимся, это и экологическое сознание в самом высоком сорта, которую представлял Тарас всегда, сколько я его знаю, и олицетворял ее, и жил в соответствии с этим сознанием. Повздержаність, скромность, стремление не оставить плохого следа ни в доме, ни в своем городе, ни в своих отношениях с другими людьми, с другими живыми существами на планете, с лесами, с водами, с целой планетой как таковой.

 

Знаю, что наверное много изменилось за это время пока Тарас становился писателем. Во времена, когда он только начинал печататься, пишущая машинка была еще вполне гаджетом для писателя. Во времена, когда он продолжает печататься и принимает эту награду, мы уже работаем с совершенно другим уровнем публикации и публікабельності, мы уже работаем с совершенно другими устройствами, на которых можно фиксировать пережитый опыт. Но точно знаю, что каким бы не был следующий искусственный интеллект, будет одна вещь, которой он пока за нас людей не сможет делать, искусственный интеллект не сможет рассказывать истории, он не будет хорошим storyteller, а Тарас был, есть и будет.

 

Он автор 12 книг малой прозы, он мудрый докладчик и очень глубокий эссеист. Это человек, которая «принимала роды» новейшей украинской независимости, потому что был одним из тех студентов в Революции на граните в Киеве и был участником всех последующих украинских революций. Но уже тогда он не имел большого амбиции идти в политику, зато понимал политическое измерение каждого частной жизни. И я очень с интересом и с замирание сердца наблюдала как и Тарас пошел в блогеры, как и Тарас начал становиться лидером опіній. И так приятно дочитывать каждый следующий текст и говорить себе: «Он не ошибся, он говорит то, что нужно именно тогда, когда это надо сказать».

 

Внимательность Тараса и уважительность Тараса также и в том, что он всегда пишет меньше, чем мог бы и говорит меньше, чем мог бы. И его позиция это тоже позиция напрямую связана с тем, кто помнит, с тем, кто пытается быть «я памятью» и «мной памятью», скорее, чем «меня памятью». Он во всех своих текстах углублялся на предыдущие этажи существование не только своей семьи, но таких семей как его. И в какой-то момент его стали называть магическим реалистом. Мне это не очень нравилось и импонировало. И я думаю, что магия там присутствует, но это совсем не то, это уже что-то, что осталось от 60-х до 80-х годов. Это тексты, которые действительно хочется перечитывать, это тексты, к которым без сомнения возвращаешься, и это тексты, за которыми стоит автор, который может быть образцом как хорошо прожить свою жизнь. Ибо, по большому счету, из чужих книг мы учимся прежде всего то, как быть людьми.

 

Сегодня вы говорили о дне прав человека. И мне хочется сказать в этом месте — права человека это очень важно. Но права человека должны иметь и защищать те, кто является людьми. И вопрос кто является людьми сейчас для нас снова становится очень драстичним, как остаться человеком в этих все менее человеческим, очень темных обстоятельствах.

 

Хочу сказать, что для меня Тарас является действительно очень большим авторитетом. Он автор многих книг, как мы уже сказали, но он также автор трех детских книг, как на меня, очень важно. Все эти книги есть направленными в будущее. Все эти книги таким месседжем, таким сообщением, который будет кшталтувати следующие поколения не только украинцев, я в этом более, чем уверена, но также и европейцев и людей планетарного масштаба.

 

И может, если бы я имела подытоживая свою дотацию сказать, за что я считаю, что сегодня Тарас принимать серебряный орден » за интеллектуальную отвагу, то я бы назвала это так: за восстановление морали в деморалізованому мире, чтобы люди и знаки начали снова стоить столько, сколько следует.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика