Новостная лента

Возможности

02.11.2015

Конечно, когда живешь на Земле день за днем, изменения происходят очень медленно, почти незаметно, размеренно и монотонно, как лес меняет цвет постепенно, как вода падает из облаков, течет между камней, приплывает в море, как утварь, периодически моется и снова становится грязным, как изменения на твоем лице, и наступление на него седой армии…

 

Все самые значительные изменения практически не зависят от тебя. Ты ни на что не влияешь, если не считать посаженной петрушки, деревьев, построенной избы и рожденных, а порой и воспитанных детей. Но все это происходит постепенно, в течение жизни, которое, в конце концов, каждый раз укорачивается, и это странно, потому что тени от солнца при заходе наоборот. Становятся бесконечно длинными. Интересно, западное солнце отбрасывало бы от меня тень на какую-то далекую планету, если бы у Земли не было атмосферы? Но Земля, к счастью, одета и поэтому мы есть. Боже, как она красиво одета. Но беда рода человеческого в том, что он, род, мужского рода, а Земля-женского. Вот он, мужской род, и раздевает ее помаленьку, обнажает ее руки, ноги, грудь, выпивает глаза, пьет из нее кровь, точит ребра, грудь разбивает, разбивает, и не выпьет женской крови, она снова оживает и смеется снова.

 

Опасно учиться, изучать различные науки, всевозможные натурфилософии, географии, химии, физики. Лучше механику, или какое-то ремесло без фанаберій, например, рисовать деньги. Тогда изменения идут постепенно, как ноги до утреннего виходку одна за другой, пока не беспокоит простата.

 

Хуже, когда ты уже не можешь представить себе детство и невинную юность нашей матушки Земли, которая потривала добрых 4,6 миллиарда лет вплоть до начала 20 века, а может даже до 1914 года, хотя и раньше был Нерон и Сарданапал, и Атилла, и Навуходоносор, и Чингисхан, и и рабство, и каннибализм. Но еще никто не насиловал Земли так откровенно и беззастенчиво, не ради мнимой чести и ложной славы, а ради прибыли и эксплуатации, хотя и были отдельные попытки пить ее кровь и в Техасе, и возле Дрогобыча и Борислава. И с того раньше можно было и посмеяться, ибо число нефти шло на бочки, а не на миллиарды баррелей, и никто не разливал танкеры солярки в океане.

 

Одним словом изменения стали очень заметны и даже ощутимыми – если бы сорок лет назад я не был ребенком, то не знал бы, что тогда в Стрыйском парке Львова была сила разнообразных бабочек, а стрекоз минимум 10 видов, потому что сегодня их почти нет. Через открытое окно тогда вливалось в комнату ароматный воздух утренней свежести, надвечірньої прохлады, исполненное благоухания, жужжание, трепетів и волнующего щебетания птиц. Невинные парочки, что никогда не видели порно, влюбленно вздыхали от самого прикосновения, давая разрядку напряжению в неистовых веселье смеха, что доносился от лавочек над прудом с лебедями.

 

Со многими из них произошли значительные изменения – они умерли.

 

А все же – глубокая личная трагедия каждого из нас проходит почти незаметно для природы в целом, разве что появляется новый холмик с цветами, или же темная каменюка, на месте где ее не было.

 

Сельские люди лучше городских, потому что они ближе природе. Можно найти еще села, особенно, далекие от города, над Днестром, или в Демне, где кладбище выглядит, как галактика – все кресты одинаковые, побеленные, підсинені, все равны перед Богом, как и звезды на небе. Отличается только могила священника.

 

Когда мы уже о кладбище и смерти, то пойдем дальше. «Полиш надежду, всяк сюда входящий» – это должно быть написано на воротах жизни, в каждом родильном доме, так как, войдя в него, ты уже не можешь не знать… «Мементо мори» – «помни о смерти» – поздравления студитов.

 

Можно оставить по себе не только место захоронения, но и глубже нематериальный след в сознании человечества, в книгах, в идеях, в ноосфере, в сферах духа и знаний. Но что это за банальности и общесистемщики я понес, что за телячий пафос? Хотя, не пройдя через это хоть раз в жизни, не постигнув это внутренне и не сказав вслух, человек не осуществится. Это все равно, что сказать – Мама, Отец, Родина – с большой буквы.

 

Все сейчас затруєні постморалізмом – постмодернизмом, как были когда – пуританством, цинизмом, нигилизмом или морализаторством…

 

На свете бывает все, поэтому не бойтесь представить себе что угодно, и будь что будет.

 

Воображение не имеет границ. Можно даже расхохотаться на похоронах, перед нацеленными в тебя струйками расстрела. Космонавты ходят по потолку, американцы вообще вверх тормашками, а обезьяне скоро пришьют голову носорога и она заговорит, как и та, что была профессора Доуэля. Возможно, что и океан можно скрутить в шарик, или спираль, или в ленту Мебиуса, кольцо Кореоліса.

 

Я никогда не был в Чернобыле, может, и не буду, но знаю, что там деревья действительно живут. Они сговорились против отвратительных панельных многоэтажек. Деревья обступают их плотным кругом, растут, натужують корни, раскалывают им фундаменты и в конце концов извергают бетонные почвари с Земли. Они не трогают каменных сооружений, только самые безобразные.

 

Один водитель на тягаче, который подвозил меня с рюкзаком по трассе в Карпатах, с тонами сосновых бревен за спиной, рассказывал, что когда лес сплавляли плотами-плотами Днестром, Тисой, Черемошем, он исчезал медленнее. С приходом техники горы внезапно облысели и начались наводнения по обе стороны гор. Он сказал: «Надо чтобы люди на тридцать лет исчезли и природа сама восстановится такой, как была в Раю». Это происходит в Чернобыле…

 

Но мне кажется, что для Украины мало и сорок лет блуждания по пустыне – не дойдет… Может хоть пятьдесят. Но что еще такое грохнуть, чтобы всех их выдуло из Украины.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика