Новостная лента

Все будет Гуцулия!

04.01.2016

Про рождественские чудеса на выставке «Гуцульское Рождество» в Национальном музее им. А. Шептицкого

 

 

Представьте себе – вы во Львове на проспекте Свободы, заходите в Национальный музей им. Шептицкого, открываете дверь в выставочный зал, а оттуда вам в лицо – острое морозное воздуха. За дверью празднично присыпанные снегом горы, где-то далеко лает пес и слышать колокольчики колядующих… Заходите внутрь. В залах тихо-тихо. Качество и глубина тишины беспрекословно указывают на то, что вы находитесь в Карпатах, высота не менее 800 метров над уровнем моря.

 

 

Первый зал «Сочельник»

 

Это возможность заглянуть в окна к гуцульской светлице: резной стол, домашние обиды над столом, троица на столе. Кажется, хозяйка только что вышла за очередным деликатесом и сейчас вернется. Золотая пшеница в «празниковій» миске напоминает, что это Рождество. Зерно – главный символ рождественской мистерии. Маленький золотой пшеничный эллипс вместил в себе весь грандиозный цикл Жизни и Смерти – из него прорастает новый колос и им завершается очередной урожай. Зерно – в поминальной кутьи и у дедушки, куда поселяются предки на время праздников. Поэтому по замыслу креатора выставки Остапа Лозинского, точкой отсчета экспозиции является икона из зерна (настенная установка справа от входа – не пропустите!) и деревянное блюдо с лицом предка, который внимательно наблюдает за всем, что происходит в зале и в жизни.

 

 

Рядом «наблюдательный совет» с домашних икон на стекле. В теплых взглядах святых – Николая, Богородицы, Варвары – можно погреться, как у костра.

 

Переходим к следующему зала (снег поскрипывает под ногами) и попадаем в мужское царство. Зал «Газда». Здесь пахнет настоящим мужчиной – порохом от инкрустированных пороховниц и табаком со старых трубок. В этом зале понимаешь, что каждый гуцул был немного волшебником: в его руках простая доска превращалась в резные сундуки, сырая кожа животных – на праздничные безрукавки, чересы и табивкы. Он умел месить глину и делать из нее поливані миски, заговаривать огонь и металл, превращая их в солнечный мосяж. В этом зале можно увидеть старинные ґаздівські кресты шириной с ладонь: они до сих пор пропікають даже сквозь стекло выставочных плоскостей. А пистоли и топорики звенят и подпрыгивают от аккумулированной в них веками мужской мощи.

 

 

***Перед посещением этого зала просим заґуґлити значение слов «кептар», «черес», «табівка», «мосяж».

 

Далее «Коляда»

Вы попадаете в следующий зал как раз тогда, когда закончилась Рождественская служба Божья и лагерь колядников ждет благословение от священника. Все в крисанях и шапках-рогачках. Буйные ветры шевелят цветные кисточки сердаках. Береза с деревянным резным крестом в руках, Тримбіташ с трембитой, Скрипичник со скрипкой, Лошадь со скарбонкою и бесагами. И все, как один, с бартками.

 

Березой выбирали самого достойного. Он руководил всем обрядом, затягивал коляды,составлял поздравления и благодарил на последок ґазді и хозяйки. Тримбіташ трембітав на входе и выходе из дома. А еще по голосу трембиты определяли, где именно сейчас находятся колядники. Конь собирал деньги в скарбонку и носил тяжелые бесаги с «наколядованым» добром. В одном доме коляда могла длиться два-три часа подряд, ведь пели всем: ґазді, хозяйке, парню, девушке, детям – каждому, кто был в доме, а также тем, кого уже нет. Гуцульская семья имела честь принять у себя «гостей от Бога»и тщательно готовилась к их встрече.

 

 

Главная установка в зале посвященная ритуальному танцу «Плес». Ибо где еще в Украине танцем славят рожденного? «Мы коліднички, честно считаем, барточки серебряные вверх здіймаймо!» — гуцулы вдруг подбрасывают бартки и танцуют в зале «плес» так, как они это делали испокон веков на дворе каждого дома.

 

*** новые слова для гугл-поиске: «войлочная шляпа», «сердак», «скарбонка», «бесаги», «бартка»

 

Вместе с колядовщиками заходим в следующий зал к «Хозяйке»

 

Женщина украшала к праздникам себя, дом и весь мир вокруг. Поэтому этот зал взрывается цветами, ведь здесь представлено лучшее «лудинє» (одежда) гуцулок конца ХІХ – первой трети ХХ века. Вышитые рубашки из Пистыня, Яворова, Косово, запаски, безрукавки, перемітки, шалянові платки, уплітки с бовтицями и чільця. А возле стендов с украшениями можно стоять бесконечно и любоваться, любоваться, любоваться расписными пацьорками, силянками из бисера, зґардами и чепрагами.

 

 

Мне кажется, все эти бусы напоминают нам, женщинам, отблеск утраченного рая. Ибо почему еще тогда мы так неистово любим нашейные украшения?! Когда за доступ к такой красоте надо было отдать корову, пару волов и несколько моргов поля. А теперь всего за 20 грн. (цена билета на выставку) вы можете попасть в женский рай.

 

*** См.: «уплітки», «бовтиці», «перемітки», «диадему», «чепрага», «зґарда»

 

Последний зал – «Иордан» или «Ардан»

Заходишь и сразу перед тобой стеклянный/зеркальный Иорданский крест. Водосвятие всегда происходило возле горных рек, в ледовой толще которых высекали большого креста. Подходишь к зеркалу-креста и заглядываешь себе в душу, а там вместе с вами появляются тени ваших предков. Никакой мистики – просто сверху под потолком закреплено большое старое черно-белое фото. И все равно от этой установки – мороз по коже (а может это иорданский мороз прихватил?).

 

Тени становятся главными действующими лицами. Они кажутся живыми и наделенными самосознанием. Тени повсюду: от большого придорожного креста с херувимами, ритуальных подсвечников-трійць; а черно-белые документальные съемки гуцульской коляды – как одна большая движущаяся тень.

 

 

И троица. Без этого деревянного резного подсвечника невозможно представить гуцульский Иордан. С трійцями (а еще с расписными жбанами, коновками, цебриками и баклагами) приходили на реку. После обряда воспаленные троицы подавали священнику и тот трижды погружал их в воду. С зажженными подсвечниками возвращались к дому и хозяин выводил пламенем кресты-обереги по дому. Троицы зажигали лишь на крещение, Сочельник, во время похорон, бури или при сложных родах.

 

Вот так мы отпраздновали праздники по-гуцульски: «Дєкуємо сему дому-хозяину и дай Бог в счастье-хорошо дождаться следующих»!

 

Поэтому поспешите в Гуцулии – она ждет вас до 29 января по адресу Львов, пр. Свободы, Національниймузей во Львове им. А.Шептицкого. Поспешите, потому что сегодня гуцульское Рождество превращается в «фата моргану», на миф. И эта выставка – его тень и его концентрат. Она настоящая, как завывание ветра или волка. Она простая и искренняя, как детская молитва. И стильная, как гуцульский фраер в шапке-рогачке с инкрустированной трубкой в зубах. Параджанову понравилось бы. А кто среди экспонатов найдет вышитых гуцулов на роверках, поэтому обязательно в этом году улыбнется удача!

 

 

 

Художник проекта – Остап Лозинский

Куратор проекта – Любава Собуцкая

Координаторы проекта – Ромка Зилинко и Александр Бриндіков

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика