Новостная лента

Вся Украина в одной парижской квартире

31.01.2016

 

Известному историку, академику Аркадию Жуковском в этом месяце исполнилось бы 95.

 

Аркадий Жуковский с внучкой Каролиной, январь 2014 года.

 

 

Типичный ученый – всегда с портфелем и за рабочим столом, заваленным книгами. Как вспоминают друзья, Жуковский оценивал людей только по одному принципу: ”Что ты сделал в этой жизни?”. Десятки научных трудов и наград, за которыми – огромная любовь к книгам и всегда второстепенное материальное жизнь. Зато среди слабостей академика – любовь к собак, кошек и птиц. Всегда любил их кормить в парке или на улице, за что, как вспоминает дочь историка, в Париже всегда имел с этим проблемы, потому что там это делать категорически запрещено.

 

 

Что оставил после себя академик Жуковский? Очень много – книг, документов, фотоархивов, заметок… За свою долгую 92-летнюю жизнь Аркадий Жуковский издал немало работ, среди которых «Очерк истории Украины» (в соавторстве), Historie de l’Ukraine (история Украины на французском языке), «История Буковины», оставил большую документальную наследство… Все, что делал в эмиграции, этот большой черновчанин посвящал борьбе за Украину. Те, кто его знал, говорят: Жуковский был французом только по паспорту, но в душе – всегда украинец.

 

Даже если бы академик Жуковский написал только “Историю Буковины”, то уже этим заслуживает на память и благодарность. Эту книгу особенно ценят на малой родине Жуковского. Она написана в соавторстве с другими буковинцами-эмигрантами 1956 году и представляет собой именно украинскую историю Буковины. Книгой объемом в почти тысячу страниц до сих пор пользуются историки, используя ее о создании новых исторических изысканий.

 

 

Аркадию Жуковском было 19 лет, когда в 1941-м он покинул родные Черновцы и уехал за границу – сначала в Австрию, а затем во Францию. Во всех источниках указано, что он уехал с родителями. Но в своей статье о Владимира Кубийовича, главного редактора «Энциклопедии украиноведения», Жуковский пишет: “Первое мое знакомство с профессором Кубийовичем произошло в разгар Второй мировой войны, летом 1943 года во Львове. Когда я был студентом в Бресляві, меня пригласили товарищи по студиям посетить Львов, а мне хотелось также поехать на Буковину, где жили мои родители…”

 

От 1950-х и до 2014 года, когда сердце великого черновчанина перестало биться, жизнь Аркадия Илларионовича было связано с Парижем. Здесь развилась его научная деятельность, здесь он познакомился с будущей женой Терезой, дочерью галицких эмигрантов. Но вместо французского Thérèse (Тирез) Жуковский очень по-украински называл свою вторую половину – Тереня. Именно в Париже у супругов родилась дочь Ирина, которую родители в первую очередь научили украинского языка, а уже потом – французской.

 

 

Чтобы представить, как и чем жил академик Жуковский под небом Парижа, стоит увидеть его частную библиотеку и личные вещи, два года назад переданы Ириной до Черновцов – как то завещал сам историк. Много картонных ящиков, которые поступили из Франции, еще не распакованные. Но даже то, что уже посортовано и разложено, впечатляет. Редкие книги, блокноты с рукописями, уникальные открытки, пластинки, карты, зарубежная пресса и даже маленький вертеп…

 

Вертеп

 

 

Все, что Жуковский покупал и собирал сам, и все что ему присылали отсюда, касалось исключительно нашей страны. Поэтому уверенно можно сказать, что в парижской квартире Аркадия Жуковского на rue des Pyrénées (улицы, возле площади Нации) содержалась не вся Украина в миниатюре.

 

Ирина Жуковская

 

 

В октябре 2014 года Ирина Жуковская, дочь академика, впервые приехала в родной город своего отца. Привезла прах Аркадия Жуковского. По завещанию, выдающийся уроженец Черновцов нашел вечный покой на родной земле, в фамильном склепе на Русском кладбище. За несколько месяцев до Черновцов прибыла вся частная библиотека историка и много ценных вещей. В Научной библиотеке Черновицкого национального университета им. Ю.Федьковича коллекция Жуковского разместится в одной из специально отведенных комнат. Сейчас там продолжается систематизация всего полученного из Парижа, но многие книги уже заняли свои места на стеллажах.

 

 

А тем временем библиотекари в одном из читальных залов устроили небольшую выставку к 95-летию Аркадия Жуковского (именно столько 12 января 2017 года исполнилось академику). Библиотекари выбрали для обзора наиболее интересные экспонаты.

 

На одном из библиотечных столов разложены виниловые пластинки фирмы “Мелодия”. Но в глаза бросается небольшая сумочка то скорее портфель. Яркого синего цвета, с петриковской росписью и портретом Шевченко. Оказывается, это специальный портфель для хранения пластинок с музыкальными произведениями на слова Шевченко.

 

 

Один из самых известных за рубежом украинистов собрал большую коллекцию виниловых пластинок. На пластинках из коллекции Жуковского – украинские колядки, записи хора Григория Веревки, песни Владимира Ивасюка, пластинка с оперой Данькевича “Богдан Хмельницкий”, записи троистых музык…

 

— Мы разделили выставку на пять подразделений, — рассказывает Лариса Ворнік, заведующая сектором читального зала научной литературы Научной библиотеки ЧНУ ім. Ю.Федьковича (именно к этому сектору передано коллекцию Жуковского). – Посетители смогут познакомиться с трудами по истории, которые писал Жуковский, увидеть его коллекцию художественных книг… Художественные книги мы отобрали те, которых у нас либо нет, либо они в «редком» отделе. Мы выставили с того, что уже обработали. Или даже правильнее будет сказать, распаковали. На сегодня мы разобрали и покласифікували примерно 60% из всей коллекции Жуковского, которую получила наша библиотека. Сейчас начали разбирать рукописи и ящики с відкритками, чеками, письмами, вырезками из газет. В зале, где будет храниться коллекция Жуковского, доставили еще дополнительный стеллаж. Эта выставка очень заинтересовала и ученых, и студентов. Собственно, именно они будут иметь возможность изучать и исследовать эту коллекцию.

 

Если просматривать книги из коллекции Жуковского, то они – на разнообразную тематику, разными языками, разных издательств… Есть обычные энциклопедии, есть советская литература, есть много книг об освободительной борьбе украинского народ, является то, что выделяется. Скажем, очень большого размера, затертая книга “Гайдамаки” Тараса Шевченко; “Царевна” Ольги Кобылянской, датированная 1954 годом, сборник восточноукраинской прозы “Четыре сабли” 1938 года, сборник произведений Сидора Воробкевича, изданный в 1911 году… Отдельно можно говорить о литературе по истории и религии. Эти две темы были близкими академику, он много написал по этим вопросам – на украинском и французском языках. А самое главное – монографию “Петр Могила и вопрос единства церквей”. Ее издали в Париже 1969 года, а переиздали в Киеве 1997-го.

 

Из Парижа в Черновцы приехало очень много фотографий семьи Жуковских. Особенно поражают роскошные свадебные фото Аркадия и Весы Жуковских. Это фотоальбом с далекого 1958 года, изготовленный одной из свадебных фотостудий Парижа. Привлекает внимание стильная платье невесты с длинным вельоном и свадебные приглашения, внутри которых даже указано меню.

 

 

 

А еще здесь можно увидеть фотографии из жизни семьи, из их путешествий, приема гостей. Есть на выставке и фотографии из первых визитов Аркадия Жуковского к родным Черновцов уже в годы независимости Украины.

 

Много людей, побачивше то, чем жил академик, смогут открыть для себя фигура Аркадия Жуковского. Человека, которая прожила долгую и насыщенную жизнь. Историк, общественный и политический деятель. Почетный доктор ЧНУ ім. Ю.Федьковича. Президент Библиотеки имени Симона Петлюры в Париже, председатель Научного общества им. Т.Шевченко в Европе.

 

Отец Аркадия Жуковского, Иларий, был в Черновцах православным священником. В 1940 году Аркадий окончил местный лицей имени Пумнула и поступил на философский факультет Черновицкого университета. И где-то в те годы присоединился к ОУН. Выехав в 1941 году за границу, Жуковский в австрийском Граце получил специальность «инженер-строитель», возглавлял там местный провод ОУН. Позже перебрался во Францию, в 1959-м стал генеральным секретарем Украинского академического общества в Париже. В 1969 году защитил докторскую диссертацию в Украинском свободном университете в Мюнхене, в 1976-м – докторскую диссертацию в Сорбонне (Париж).

 

На протяжении многих лет Аркадий Жуковский был соредактором многотомной «Энциклопедии украиноведения», от 1985 года – ее главным редактором. Задачей специальной группы ОУН, к которой принадлежал Жуковский, было налаживание контактов с членами делегаций и ансамблей, писателями из УССР, которые посещали Париж, передача им изданной на Западе литературы. Семья Жуковских часто принимала в Париже украинских диссидентов и выдающихся «представителей диаспоры». Скажем, в архиве академика есть фотографии, которые зафиксировали в гостях у Жуковских известной писательницы Эммы Андиевской и руководителя проекта «Энциклопедия украиноведения» Владимира Кубийовича.

 

Семья Жуковских (Аркадий, Тереза, Ирина) с Эммой Андієвською (крайняя слева) и Владимиром Кубийовичем (второй от левая).

 

 

С киевским историком Александром Кучеруком, одним из ближайших товарищей Жуковского в Украине, мы познакомились два года назад, когда он приезжал академика провести в последний путь.

 

 

— Знаете, при всей специфичности Жуковского, он воспринимал людей по очень простым, но важным принципом: «Что ты сделал?», – делится Александр. – По его принципу, если ты что-то делаешь, ты хороший, нет – уходи. Да, да, он мог быть таким. Но тем, кто хотел работать, академик очень помогал. Сколько украинцев прошло через Сарсель – город, где содержалось НТШ в Европе! Все, что Аркадий Илларионович делал во Франции, все – на благо Украины. Он так и говорил: «То, что мы, диаспора, здесь делаем, это – второстепенное, ибо основная работа – в Украине, и все свои усилия и труд должны отправлять землякам». Он написал историю Украины на французском языке, стремясь как можно больше рассказать французам об Украине. Его рабочий стол в Сарселі был заложен книгами. Типичный ученый! Жил в обычной трехкомнатной квартире и каждый день на протяжении 20 лет ездил в Сарсель: метро с пересадкой, потом на электричке и еще на автобусе. И такой маршрут каждый день – туда и обратно. Мы общались часто, почти половина его пенсии как раз и шла на телефонные разговоры – он хотел подробно знать все, что происходит в Украине.

— Аркадий Жуковский очень любил животных, — продолжает г-н Кучерук. – В Сарселі был просто рай для котов, потому что они знали, что есть господин, который их постоянно кормит. Кое-кто посмеивался над этим, но в Сарселі большие архивы. То если бы не эти котики, мыши все погрызли. А так ни одна книжка не пострадала. Собственные средства академик всегда тратил на общественные дела, потому что в бытовой жизни был абсолютно непривередливым.

 

Рассказывают, что Аркадий Илларионович очень долго не хотел принимать гражданство Франции, но когда должен был работать в Сорбонне, должен был это сделать.

 

Рожденный в семье православного священника, в Париже Жуковский однако тесно контактировал с греко-католической общиной. Особенно с тогдашним епископом для украинцев Франции Михаилом Гринчишиним. На Рождество и Пасху епископ всегда привозил Жуковском кутью и кулич.

 

Владыка Михаил Гринчишин

 

 

Традицию своего предшественника продолжил и нынешний епископ Парижской епархии Святого Владимира Великого для украинцев греко-католиков Франции, Бельгии, Нидерландов, Люксембурга и Швейцарии – владыка Борис Гудзяк. Когда прибыл в 2012-м до Парижа, академика Жуковского посетил одной из первых. Что больше, дочь академика рассказывает, что в то время ее отец уже был всеми забыт – даже теми, кому в свое время помогал: “Никто к нему не приходил. Лишь один человек был близок к нему – это владыка Борис Гудзяк. Он очень хорошо с отцом поговорил. И когда Аркадий Жуковский умер, 2 октября 2014 года, то мой первый телефонный звонок был именно к владыки Бориса”.

 

 

— Я был знаком с профессором Жуковским лично и заочно, — рассказывает владыка Борис Гудзяк. – Я посещал центр Научного общества имени Шевченко в Сарселі, которое он возглавлял, – место, где редактировалась «Энциклопедия украиноведения», когда еще сам занимался прежде всего наукой. Я также был знаком с научным наследием профессора Жуковского, которую я глубоко уважал. Приехав в Париж, зная, что мой предшественник, почивший владыка Михаил Гринчишин, имел хорошие отношения с профессором Жуковским, и он уже в преклонном возрасте, как пастырь и как ученый хотел его посетить. При этом визите я спрашивал о здоровье и делился своими первыми впечатлениями и соображениями о служении в Париже и Франции. Это был прежде всего духовно-пастырский, а не интеллектуально-академический визит. Я видел перед собой ученого, который уже был старенький, но который радушно меня принял. Я от него почти на полвека моложе, но он отнесся ко мне с большим уважением, хотя это я собственно пришел почтить его. Нет сомнения, что Аркадий Жуковский, который всю свою жизнь посвятил украинской науке, был душой с Украиной. Он делал все, что мог, чтобы украинскую культуру, украинскую наследство, ее историю и литературу передавать франкоязычной аудитории. Работая также над «Энциклопедией украиноведения», сотрудничая с Украинским Свободным Университетом и Украинским Католическим Университетом в Риме, он своим научным трудом выходил далеко за пределы Франции.

— Его характеризовала открытость и экуменическая осанка, – говорит владыка. – Он был сыном православного священника и историком Православной Церкви, однако, сочиняя про Петра Могилу, рассматривал вопросы церковного единства. В научных кругах он был известен как православный ученый, который совершенно нормально сотрудничал с католическими иерархами, богословами, церковными историками и учеными. Я очень радуюсь, что профессор Жуковский завещал свою библиотеку и духовные материалы Черновицкому университету. Он был патриотом своей буковинской земли, и ценные книги, его наработки и архив, отражающие его труд, дай Бог, найдут в Черновцах студентов и исследователей, которые будут прорабатывать эту наследство.

 

Можно сказать, что Аркадию Жуковском невероятно повезло – его женой стала женщина, которая поддерживала его в работе, была его надежным другом и советчиком, и всегда сопровождала мужа в визитах в Украину.

 

— Родители познакомились в Париже, на украинской вечеринке в 1954 году, – рассказывает Ирина Жуковская, парижанка, дочь академика. – А в 1958-м поженились. Их брак длился 40 лет.

 

 

— Говорят, что за каждым великим мужчиной всегда стоит женщина. В случае папы это была мама. Мама родилась в Париже, однако папа сумел передать ей свою любовь. Отец имел счастье иметь такую жену, которая его во всем понимала. Когда, например, приезжал кто-то из диссидентов из Украины и приходил к нам (я была малая, но помню это), то мама старалась как можно лучше показать им Париж. Мама называла папу Кадык, он ее – Тереня. Я отца тоже папой никогда не называла – только Кадыком, так с детства. И он это очень любил. У меня было очень балуване детство, но воспитание – довольно суровое. Признаюсь: принципиальность отца меня иногда выводила из себя, однако никогда не делала мне зла. Помню, когда была маленькой, к нам приходили колядники из украинской общины в Париже. На выходные я ходила в воскресную школу при греко-католической церкви. Мы там праздновали Рождество, готовили спектакль. На Пасху читали стихи наизусть, выступали перед родителями. Еще даже 88-летним папа каждый день ездил в Научное общество им. Шевченко в Сарселі. Просыпался в полшестого утра. Там работал до обеда и возвращался домой. Жил со своими котиком и собачкой. А однажды по дороге у него случился сердечный приступ. И с того времени он уже почти не выходил из дома, работал. Он не хотел идти в дом престарелых, и мы с ним договорились, что я сниму для него сиделку. Но он мог себе давать совет – передвигался квартирой с маленькой коляской. Отец был при полном сознании едва ли не до последних дней. Весь день смотрел только информационные каналы, читал украинские и французские газеты. За событиями на Майдане следил тщательно, затем – за тем, что делалось на Востоке Украины. Когда он видел Путина, то только злые слова говорил.

 

Одна из последних фотографий академика Жуковского.

 

 

В Париже в Аркадия Жуковского остались также двое внуков, но они совсем не знают украинского языка.

 

Внуки

 

 

Да и Ирина Жуковская, дочь, тоже уже больше интегрирована во французский мир. И как сама признается, украинский понимаю и читает по ней, но общаться на нем ей уже трудно. Единственный, с кем всегда разговаривала на украинском, был отец:

— Когда я приходила, мы садились рядом, общались только на украинском. В последний день он уже не говорил. Но последние его слова были об Украине. И еще каждый вечер он молился на украинском. Только когда я приехала в Черновцы, поняла, как важно было для него быть похороненным в родной земле… Я это по-настоящему почувствовала только здесь.

 

Наверное, у таких людей, как Аркадий Жуковский, всем нам надо очень много учиться. Рассказывают, что иногда академик Жуковский отчаянно шутил: «Мы все время говорим о освободительные соревнования, но какие это были освободительные соревнования, если мы никого не освободили?”. Но, несмотря на все, этот великий украинец принадлежал к тем, которые продолжали борьбу без оглядки на ее перспективы.

 

Черновцам действительно повезло, что они получили из Парижа такой интеллектуальный клад – библиотеку Аркадия Жуковского. Есть надежда, что она будет должным образом оценена его земляками и изучена учеными. Грустно только за судьбу Научного общества им. Т.Шевченко в Европе, которое с 1951 года находится во французском городе Сарсель и котором академик Жуковский отдал большую часть своей жизни.

 

— Сегодня очень грустно, что научный центр НТШ в Сарселі вполне обветшал и есть в плачевном состоянии, — рассказывает владыка Борис Гудзяк. – Есть опасность, что этот прецінний архив, который отражает 40-летнюю работу над «Энциклопедией украиноведения» под руководством еще профессора Владимира Кубийовича, может быть потерян. Теперешний председатель НОШ, профессор Косик, имеет тоже более 90 лет, и непонятно, младшие члены Управы НОШ открытые на решительные действия. Стоит подчеркнуть, что помещение НОШ в 1950 году приобрела Восточная Конгрегация Католической Церкви, и епископы занимались этим научным центром. Сейчас НОШ от такого патроната отказывается. Мои старания сдвинуть дело с места в разговорах с представителями НТШ во Франции и в США пока что были безуспешными… Я думаю, что лучший способ почтить память профессора Жуковского и всех, кто был вовлечен до этого важного интеллектуального и культурного проекта, который имел большое политическое значение, – сохранить архивы, содержащиеся в Сарселі. Это задача и ответственность украинского государства, Национальной академии наук Украины и НТШ в Украине.

 

 

 

 

Фотографии – автора, из архивов Аркадия Жуковского и предоставленные Ириной Жуковской.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика