Новостная лента

Вспомним Владимира Гаврилюка

17.02.2016

 

 

 

Библиотека моего деда Андрея Волощака когда-то подарила мне знакомство с Богданом-Игорем Антонычем.

Представляете? Это был 1970 год. На фоне школьной программы – революция не только поэтических форм, но и мировоззрения, хотя дед уже от малого подготовил меня к пониманию единства Вселенной.

 

«Родная школа» на Супінського (современный вид)

 

 

Потом бабушка Изидора рассказала, что встречала вполне таки молодого Антоныча на литературных відчитах драгомановского кружка в «Родной школе», что находилась возле Академического Дома, в доме на Супінського (ныне Коцюбинского), 23, 1924 года архитектор Евгений Нагорный перестроил с польской виллы на учебное заведение..

 

Бывший Академический Дом

 

 

Семью и могилу Антонича отыскали Игорь и Ирина Калинец, Ростислав Братунь, а потом о Антонича заговорили как-то все вместе – все газеты, в театрах пошли антоничівські чтения, зазвучали песни на его слова. Вся галицкая поэтическая парасоль вдруг стала его учениками.

 

 

И даже пасмурная таблица на доме, где жил Антоныч, и парковая декоративная скульптура напротив в сквере, между цирком и детским площадкой, не приглушили весенней свежести его слова, не закули в панцирь официоза. Он остался человечным и близким.

 

С молодыми чувствами перечитываю его «Песни о неуничтожимости материи», «Известное и неизвестное о Антонича» И.Калинца.

 

Но… сейчас не могу понять и віджалувати, как несмотря Антонича мы не увидели, не познали фигура той самой эмоциональной и этической напряжения и художественных талантов, которыми владел близкий приятель поэта, самобытный художник и поэт-авангардист, наш современник Владимир Гаврилюк (* 19 июля 1904, Зарваница — † 15 февраля 2000, Монреаль).

 

Эта скромная беллетристика является лишь попыткой обратить внимание на этого небудничного создателя нашей культуры, который провел во Львове лучшие свои молодые годы в богемном обществе.

 

В его фигуре, в его существовании сплелася ряд неймовірностей. Имеем достаточно известных людей с таким привыкшим фамилией – коммунистический деятель в Львове, ректор Львовской политехники, известный актер, в конце концов, избитый и голый будущий депутат Верховной Рады. А про этого Владимира Семеновича не скажет почти никто.

 

 

Хотя он художник высокого ранга, как о нем отзывались современники, а картин его почти не сохранилось. Хотя один из ближайших приятелей Бы.-И.Антонича, который знал и любил поэзию Гаврилюка, но мы не знаем его стихов.

 

 

Его стихи на грани импрессионизма и надреалізму очень интриговали Антонича.

 

 

Он, которому завидовали за его самобытный стиль в искусстве, наименее известный из учеников Школы Новаковского, которую, кроме Владимира Гаврилюка, прошли Святослав Гординский, Стефания Ґебус-Баранецкая, Лев Ґец, Михаил Драган, Друченко Алексей, Василий Дядинюк, София Зарицкая-Омельченко, Иван Иванец, Иван Кейван, Андрей Коверко, Эдвард Козак (Эко), Ольга Козакевич-Дядинюк, Мирон Левицкий (Lev), Владимир Ласовський, Ярослав Лукавецький, Степан Луцик, Антон Малюца, Михаил Мороз, Иванна Нижник-Винников, Эмилия Охримович, Леонид Перфецкий, Ольга Плешкан, Роман Сельский, Владимир Сеницы, Григорий Смольский и много других художников, которые позже получили признание и мировую славу.

 

Он, проживший на Земле 96 лет, был гражданином Австро-Венгрии, Западно-Украинской Народной Республики, Польши, Германии, США и Канады и всю жизнь был исключительно украинцем в творчестве и самосознании, но не заслужил себе признание в Украине.

 

 

Увлеченно прочитал о его друзьях и богемная среда в романе «Альбатросы» приятельницы Гаврилюка Оксаны Керчь (Ярославы-Оксаны Гаращак). Вся повествование там от его имени – главного героя. А это значит, что их мировоззрение было близким. Художник и поэт является alter ego писательницы.

 

Улица Песчаная, 20

 

 

Поэтому сразу отправился фотографировать дома: где жил поэт во Львове – на Пісковій, 20; где встречался с друзьями из АНУМу, из группы «Руб», альманаха «Зарубки» – на Набеляка (Котляревского), 39; куда ходил к Антонича – на Городоцкую, 50; где бывал на відчитах – в Академическом доме на Супінського (Коцюбинского), 21 и в «Родной школе» Коцюбинского, 23.

 

Бывший Академический Дом (на заднем плане)

 

 

Поэтому здесь выкладываю фото – как сейчас выглядят места молодости так мало известного у нас выдающегося художника.

 

 

 

Поэт-футурист и художник, которого ценили более известные его друзья (например, Ласовський), даже не нашелся в зашаржованій Эком плеяде львовской богемы – еще одна невероятность. Поэтому желаю молодым искусствоведам отыскать всю сохраненную его наследство и открыть этот образ творца более широком кругу, не забыв при том, доработаться до доктората по искусствоведению.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика