Новостная лента

Взрыв в польском «Соколе» и цирк посреди города

02.10.2015

Станиславов 110 лет назад – глазами газеты «Kurjer Stanisławowski».

 

 

Продолжение сериала. Предыдущая серия – «Неудачный отчет депутата и охоты князя Лихтенштейна».

 

 

Полусонную тишину воскресного утра 23 сентября 1906 года в Станиславе (теперь Ивано-Франковск) нарушил мощный взрыв, который прозвучал около 10 часов на площади Мицкевича. Как сообщил через неделю (30 сентября) местный еженедельник «Kurjer Stanisławowski», в доме польского спортивно-патриотического общества «Сокол» взорвался светильный газ, который скопился в подвальных помещениях этой недавно построенной каменицы.

 

 

В тогдашнем Станиславе электрического освещения почти не было, темноту на улицах разгоняли газовые фонари, большинство домов в центре города тоже освещали газом, который подавался из местного газового завода специальными трубами. Разгерметизация одного из таких газопроводов произошла в подвальном помещении общества «Сокол».

 

 

Прошло только 11 лет, как по проекту краковского архитектора Кароля Зарембы построили это здание с филигранной башней, которая делала ее похожей на средневекового замка. Теперь этот псевдо-замок выглядел как будто после штурма. Выбитые стекла в окнах, вырванные взрывной волной рамы и двери, а внутри – своды подвала обвалилось вместе с полом в помещении, которое арендовала Научная читальня Общества народного образования, в коридоре вывалилась облицовочная плитка, осыпалась со стен штукатурка, двери в залы были вырваны вместе с замками, а газовая труба, из которой собственно и произошла утечка, была, как писала газета, «изогнутая, как серпантин».

 

 

По данным газетчиков, утечка газа первыми обнаружили двое дежурных вахтеров «Сокола». Собственно неосторожность одного из них и стала непосредственной причиной взрыва.

 

«Как выяснено, они почувствовали запах газа во дворе. Младший из них, ища причину утечки газа, зажег спичку, чтобы заглянуть в подвал. В той самой волне, когда спичка приблизился к окошечку, раздался страшный взрыв», – сообщал «Kurjer Stanisławowski».

 

 

Парню, который был ближе к входу, опалило волосы на голове до кожи, обожгло брови до крови, кожа на лице покрылась волдырями. У его товарища, который стоял чуть дальше, тоже обгорели волосы, и пламя обожгло лицо, к тому же сорванными с петель дверями его сильно ударило по затылку. Первую медицинскую помощь пострадавшим оказал врач Опольский, после чего их госпитализировали. В больнице сообщили, что их жизни ничего не угрожает.

 

 

Как отметила газета, жертв в этом случае могло бы быть значительно больше, если бы взрыв произошел на каких-то полчаса позже. На то время в помещении Научной библиотеки были назначены сборы женщин, которые обычно бывали многолюдны. К счастью, никто из станиславівських пань не пришел на собрание заблаговременно, поэтому в читальне пострадали только ценные книги, разрушены вследствие взрыва.

 

 

Самой каменицы, по предварительным подсчетам, был нанесен ущерб на сумму свыше 5 тысяч крон. Правда, местные инженеры, осмотрев здание после взрыва, сделали вывод, что ее несущие стены и основные конструктивные элементы остались неповрежденными, поэтому разрушение ей не грозит, и помещение можно использовать и в дальнейшем.

 

 

Газета сделала призыв к обществу делать благотворительные взносы на восстановление «Сокола». В этом же числе «Kurjer Stanisławowski» опубликовал список первых жертвователей, среди которых – владелец типографии Станислав Хованець (пожертвовал 20 крон), фабрикант и кандидат в парламент Эдмунд Раух (закупил 5 тысяч штук кирпича) и другие. А несколько сотрудников 6-го отдела Дирекции железных дорог, как писала газета, «вместо запланированного завтрака с оказии аванса… сложились по 10 крон, и передали вместе 50 крон на реставрацию уничтоженного в результате несчастного случая со взрывом газа дома».

 

Вне тем 27 сентября, всего через четыре дня после взрыва, в помещении «Сокола» уже состоялись занятия в гимнастическом зале. Кстати, упражнения, которые здесь использовали на тренировках, были так удачно скомпонованы, что их приняли на вооружение для обучения в военных училищах. А те, кто служил в советской или украинской армиях, должны хорошо помнить упражнения №1 и №2 с утренней зарядки – они также «сокольское».

 

 

После этого несчастного случая здание «Сокола» застраховали. В связи с этим страховым полисом, после пожара, который возник здесь спустя более 20 лет, страховая компания должна была выплатить владельцам 200 тысяч польских злотых (есть предположение, что возгорание 1927 года было не только неожиданным, но и очень уместным). Страховые выплаты позволили провести капитальную реконструкцию здания и еще и достроить к нему отдельное помещение для кинотеатра «Тон», который стал первым звуковым синематографом в Станиславове. Кстати, теперь здесь также показывают кино, а бывшее здание польского «Сокола» с 1945 года занимает детская библиотека. Башня до сих пор делает это здание похожим на средневековый замок, а ее купол венчает тот самый флюгер, что и раньше. А вот бетонная фигура орла на фронтоне не сохранилась – символ польского государства исчез еще при немецкой оккупации, а при советской власти, понятное дело, его не восстанавливали.

 

В этом же числе «Kurjer Stanisławowski» завершил публикацию речи посла к австрийского парламента Павела Ствертні, который 17 сентября в театре имени Монюшко имел встречу с общиной Станиславова. Интересным в этом отчете выдается перечень конкретных дел, в которых непосредственно участвовал посланник. Среди них – инициатива по созданию в соседней Тысменице, которая вместе со Станіславовом формировала один избирательный округ, ремесленной школы чинбарства и скорнячества:

 

 

«В правительстве сообщили, что узнают о потребность в такой школе в Тысменице, где скорняцкое ремесло развивается уже несколько лет и имеет дальнейшие предпосылки для развития. Перед тем должна состояться точный подсчет будущих учеников. Для этого правительство отправит в Тысменице странствующего учителя гарбарства и скорнячества, который будет иметь задачу изучить местные возможности и предпосылки для дальнейшего развития с технологической точки зрения».

 

 

В Тысменице еще с 1891 года ремесленники объединились на кооперативных началах в общество меховщиков. Но производственное помещение фабрики здесь построили только в 1910 году. Еще работая в кустарных условиях, тисменицькі скорняки обслуживали государственное заказу Дирекции железных дорог на пошив полушубков для работников. Впоследствии здесь шили теплую одежду для нужд австрийской армии. Перед началом Первой мировой войны на меховых предприятиях города были заняты работой 510 квалифицированных скорняков, еще 280 ремесленников работали в собственных кустарных мастерских. Но специализированное учебное заведение в Тысменице, несмотря на обещание депутата, не появился ни тогда, ни впоследствии.

 

Павел Ствертня, по профессии железнодорожный инженер, много внимания уделял именно проблемам железнодорожников. В частности, он отстаивал в парламенте увеличение платы за производственные травмы железнодорожников: скажем, компенсацию они должны были получать за каждую ампутированную руку или ногу.

 

Кроме того, для обеспечения работой местных предпринимателей, Ствертня лоббировал строительство и реконструкцию в Станиславове общественных зданий, которые финансировались из государственного бюджета. Одним из таких объектов был железнодорожный вокзал, реконструкция которого началась именно.

 

 

«Строение железнодорожного вокзала движется вперед. В последние дни началась реконструкция средней части старого вокзала», — писал «Kurjer Stanisławowski».

 

 

Тем временем жителей Станиславова развлекал цирк, который расположился просто на нынешний «стометровке» – улицы Сапєжинській (теперь – пешеходная часть улицы Независимости). Как сообщала газета, директором этого заведения является Анджей Кисс – любимый комик цирка господина Герґота, который гастролировал в городе два года назад и оставил о себе очень добрые воспоминания.

 

 

 

«Этот цирк есть небольшой, но его добрые спектакли могут в совершенстве развлечь публику», — отметил «Kurjer Stanisławowski».

 

А вот в местной бане на улице Третьего Мая (теперь – улица Грушевского) случилась неприятность с господином П.Дуткевичем. Из кармана его шинели кто-то вытащил палярус, в котором было двести крон. Это было немалой утратой, несмотря на дороговизну, на которую тогда постоянно жаловались в газетах:

«Чтобы жить дешевле, но лучше, скоро надо будет выезжать в Вену или в Париж. На сбережениях здесь живут только капиталисты, которые имеют доход с процентов. А что делать трудящимся людям, которые живут с заработков или с пенсии? Фунт неважного мяса, в котором четверть составляют кости, подорожал на 4 гелери и стоит уже 68 геллеров. Сколько раз в неделю может есть мясо семья чиновника среднего звена, составлена из 5 человек? А может его есть семья чиновника низшего ранга?..

А помещение! Платить за три малых покои 500-600 золотых гульденов у нас обычным явлением. И снова вопрос: в скольких комнатах может проживать семья, годовой доход которой едва приносит 1500 золотых гульденов.

Подорожало обувь, одежда, белье – зато не имеем революции, не взрываются у нас бомбы на улицах и военные не стреляют в прохожих. Этим сейчас радуемся, хотя кто знает, не взорвется и у нас революция… голодных», – предостерегает «Kurjer Stanisławowski».

 

Еще одной бедой для жителей Станиславова стало внезапное похолодание. На той неделе в городе выпал первый снег. Во вторник и среду, 25-26 сентября 1906 года, как написала газета, снегом «припорошило крыши».

 

 

 

Дальше будет

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика