Новостная лента

Убей!

14.03.2016

 

В борьбе за выживание народа возможны любые средства. Такую или примерно такую мысль высказывали мыслители и историки множества народов.

 

Когда идет война, а на твоей земле чужак – убей его. Дико? Жестоко? Геноцид? А как вам такие призывы:

 

«Если ты не убил за день хотя бы одного немца, твой день пропал… – так писал Илья Эренбург во время войны. – Если ты убил одного немца, убей другого – нет для нас ничего веселее немецких трупов. Не считай дней. Не считай верст. Считай одно: убитых тобою немцев. Убей немца! – это просит старуха мать. Убей немца! – это молит тебя дитя. Убей немца! – это кричит родная земля. Не промахнись. Не пропусти».

 

И они убивали всех подряд. И женщин, и детей, и стариков. И никто им этого до сих пор не поставил в вину.

 

А если на месте «немца» принять «россиянина»? Будет ли это несправедливым? Ведь идет война. Каждый день погибает кто-то из наших на фронте.

 

И война эта очень далека от той джентльменского украинско-польской войны, которая разразилась после Ноябрьского срыва, когда украинцы и поляки выставляли совместные стойки у научных институтов и музеев, прекращали стрельбу, когда надо было детям пройти в школу и т. д.

 

Не похожа эта война и до фронтов Первой мировой, когда украинцы австрийской армии приветствовали украинцев русской армии с Рождеством, а французы с немцами обнимались.

 

Зато имеем все коварство и варварство диких орд под Іловайськом, когда был обещан коридор, но условие нарушено. Здесь ничего нового нет. Коридор получили и мирные жители Пруссии. С сумками и тележками отправились они в Германию вдоль моря. А вскоре их накрыли пулеметами с самолетов, а затем насиловал и добивала пехота. Эти впечатляющие фотографии есть в свободном доступе.

 

Война продолжается и внутри нас. Есть часть наших граждан, которая убеждена, что надо российские жертвы жалеть, а от проспекта Бандеры пахнет кровью.

 

Странно, что этого запаха крови не услышали в Нюренберге, хотя чекисты из кожи лезли, чтобы доказать невероятные преступления бандеровцев, упа, солдат Нахтигаля, Роланда и Дивизии Галичина. Однако судьи были неумолимы: они требовали доказательств, а не эмоций.

 

А следовательно все наши ребята получили возможность уехать в Англию, Америку и Канаду. Хотя такого разрешения не получили даже украинские интеллектуалы, беглецы из СССР. Все они сначала должны были ехать до Австралии и Аргентины, а уже потом добиваться разрешения попасть в Америку.

 

Не удалось спастись также российским колаборантам, в том числе и донским казакам. Их, в отличие от тех, чей запах крови некоторым и до сих пор слышится, выдали россиянам.

 

А Бандера спокойно жил в Мюнхене, хотя в СССР делали много попыток доказать его вину и добиться выдачи.

 

Для россиян наши злорадство над жертвами авиакатастроф или смертями наших же врагов – вооруженных или идеологических – выглядят дикими и негуманными. Однако призывы Эренбурга никто еще там и до сих пор не осудил.

 

Наша страна живет в постоянном напряжении. Каждый день читаем про наши жертвы. Потому что война плодит жертвы. То почему бы не без злорадства читать о гибели российской ДРГ? Потому что если в силу разных причин ты не убил врага сам, то по крайней мере имеешь полное право радоваться, что кто-то уже постарался за тебя и положил трупом агрессора.

 

В конце концов, это может быть и Господь, который направляет свой удар туда, куда считает нужным. Именно за кару Господню и мы восприняли гибель ансамбля «песни и пляскі», который собирался плясать на трупах сирийцев.

 

Потому что когда погибает враг, самая естественная человеческая эмоция – радость. Гибель врага – это всегда радость. Не вижу причин, чтобы таких эмоций стесняться.

 

Тем более, что имеем врага не отчетливо внешнего, а такого, что проник в наши души, рассеял свою аґентуру везде, где можно. Один московский патриархат чего стоит. Там откровенно занимаются антиукраинской пропагандой, распространяют враждебную литературу и прессу. Это осиное гнездо давно уже нужно было бы запретить. К сожалению, почему-то руки до этого у властей не доходят.

 

На канале «Россия» Жириновский разбушевался не на шутку: «Украина не чужая страна. Там все русские. Первый же русский танк, который появится со стороны ополчения Донбасса на ккраинах Харькова, встретят с цветами.

 

То же самое вся Юго-Восточная Украина. Вся Украина. Даже Западная. Я прекрасно знаю всех рабочих Западной Украины. Они все прекрасно по-русски говорят. Даже Западная Украина будет встречать донбасских ополченцев с цветами».

 

Мы можем шутить, что он так нежно «цвєтамі» называет машінґвери или пушки, но на самом деле такие призывы на российском телевидении звучат постоянно. Большинство россиян верят тому, что показывает телевизор. «Украинство – это омерзительная вещь. Грушевский вбивал в головы малороссийских крестьян эту несчастную язык», – лжет русский националист Егор Холмогоров – и ему верят. Потому что никто даже не пытается спросить у нацика, а как же и речь бытовала до Грушевского?

 

Потому нет причин прятаться с нашими маленькими удовольствиями.

 

«Ибо нет для нас ничего веселее русских трупов».

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика