Новостная лента

Убийцу Нила Хасевича позовут в суд

17.03.2016

Национальный центр правозащиты планирует в ближайшее время подать в правоохранительные органы заявление относительно расследования убийства художника УПА Нила Хасевича. Как уже сообщал Z, специалистам НЦП удалось получить частичный доступ к личному делу КДБіста Бориса Стекляра, которая хранится в Ровенском архиве СБУ и информации, содержащих эти документы достаточно, чтобы можно было надеяться на открытие уголовного производства, а следовательно и суда над убийцей.

 

Полковник КГБ Борис Стекляр. Снимок из интервью опубликованного в конце 2014 года

 

Напомним, что скандал вокруг полковника КГБ Бориса Стекляра, который проживает в Ровно, и високоймовірно является непосредственным исполнителем убийства художника УПА Нила Хасевича разгорелся прошлым летом. Толчком стало обращение директора Украинского института национальной памяти Владимира Вятровича в архив СБУ с просьбой предоставить ему доступ к личной дела Стекляра. В своих действиях руководитель УИНП руководствовался законом «О доступе к архивам репрессированных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов», вступившего в действие в мае 2015 года и гарантирует доступ к архивам КГБ всем гражданам. Таким образом Вятрович хотел узнать действительно ли Стекляр имел отношение к убийству Хасевича. Но несмотря на закон, СБУ так и не открыло архив полковника КГБ, а Борису Стекляру сообщили, что его прошлым в КГБ интересуются, и он подал иск в суд, требуя не открывать личное дело ссылаясь на закон «Об информации».

 

Расстреляна печатная боевка. Отметки расставлены работниками архива КГБ. 1 – Нил Хасевич (Бей-Зот), 2 – Антон Мельничук (Игнат), 3 – Вячеслав Антонюк (Матвей). Из архивного дела

 

Судебное заседание состоялось в августе 2016 года, но на него истец не прибыл, направил письмо о том оставить его иск без рассмотрения. Непосредственно в зале суда представитель СБУ в Ровенской области Олег Іллючок встал на защиту Стекляра, заявив, что пока не доказано следствием, что он убивал Хасевича и других повстанцев не стоит называть его убийцей, палачом и навешивать какие-то ярлыки. Тогда установить имеет ли Стекляр отношение к убийству повстанческого художника не удалось, ибо личное дело полковника так и не открыли.

 

За несколько недель о скандале забыли, но как оказалось не все. Национальный Центр Правозащиты уже тогда начал собственное расследование и сбор документов, которые могли бы пролить свет на это дело. «Основной нашей задачей было найти документальное подтверждение причастности Стекляра к убийству Хасевича. Или же в случаи ошибки – опровергнуть их, – говорит соучредитель НЦП Дмитрий Полищук, именно он занимается этим делом. – Благодаря многочисленным запросам в архивные учреждения СБУ нам удалось получить от архива СБУ в Ровенской области несколько документов, которые документально подтвердили причастность Стекляра до жестокой расправы над Нилом Хасевичем. А согласно украинскому законодательству – это тяжкое преступление».

 

Полученные Дмитрием Полищуком документальные подтверждения были недавно опубликованы на сайте организации и вызвали очередное интерес СМИ этим делом. Из документов следует, что Стекляр не только был участником ликвидации Хасевича, а еще и получил за это вознаграждение от руководства – личную благодарность и премию в размере месячного оклада. В НЦП убеждены, что этих данных хватает чтобы открыть уголовное дело против него. «Это беспрецедентный случай в украинской истории, когда по закону человек которая убила общественного деятеля, патриота, может быть осужден, ведь есть все необходимые доказательства совершенного им преступления, – продолжает разговор Дмитрий Полищук. – Мы собираемся через неделю-две подать в правоохранительные органы заявление относительно расследования убийства Нила Хасевича. Сейчас советуемся с нашими юристами, каким образом это лучше сделать. Это дело стоит довести до логического завершения, потому что шум который был поднят вокруг Бориса Стекляра поутих, поэтому мы хотим, согласно действующего законодательства провести расследование и судебный процесс над ним и добиться на государственном уровне его осуждения. Важно, что Борис Стекляр жив, и в этом случае не будет какого-то судилища “на костях”».

 

 

Интересно, что опубликованные документы Дмитрию Полищуку удалось получить из личного дела Бориса Стекляра, доступ к которой в настоящее время является частично ограничен, хотя по законодательству никаких ограничений не должно быть. Сначала он сделал запрос в архив СБУ, но оттуда ответили, что дело выдать не могут, ибо находится на рассмотрении в комиссии по рассекречиванию дел. Именно члены комиссии должны определить предоставить исследователям к ней частичный, общий доступ или оставить под грифом «для служебного пользования» (ДСП). Комиссия имеет право рассматривать такие дела до 5 лет, поэтому здесь можем ждать довольно долго, а учитывая, что Борису Стекляру уже свыше 93 года, он может и не дождаться наказания.

 

Запрос в архив СБУ в Ровенский области дал результаты. Там сообщили, что могут дать частичный доступ к делу. Хотя, как отмечает начальник Управления институционального обеспечения политики национальной памяти УИНП Игорь Кулик – это прямое нарушение закона «О доступе к архивам репрессированных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов». «По закону имели бы доступ открыть, но на самом деле позиция архива СБУ Ровенской области несколько отличная, – говорит Кулик. – Думаю, что к этому имеет отношение и сам Борис Стекляр, который работал там много лет, и имеет своих покровителей. На наш запрос они ответили, что дело под грифом ДСП и специалисты думают, как снять этот гриф. Но почему-то не говорят, что наложили его в прошлом году, когда получили запрос на ознакомление с личным делом Стекляра. А это уже серьезное нарушение закона, ведь присвоение любых грифов делам сотрудников КГБ законом запрещается. Получается парадоксальная ситуация: они знали как этот гриф присвоить делу, а как снять не знают, и советуются с юристами, то есть сознательно манипулируют законодательством. Скорее всего выжидают, когда шумиха вокруг Стекляра утихнет и все останется, как и было до этого».

 

Получить полный доступ к делу Стекляра может следователь, который будет вести расследование после открытия уголовного производства. Поэтому будем ждать, как поведут себя в этой ситуации украинские правоохранительные органы или хватит им доказательств раздобытых НЦП, для открытия уголовного дела. Своим телефонным звонком я застал Дмитрия Полищука накануне отъезда в Ровно, где он должен встретиться с историком Игорем Марчуком: «Он обнаружил в архивах несколько интересных документов, которых мы не имеем в своем распоряжении. Они могут нам помочь в сборе информации и фактов, наличие которых по сути не даст оснований правоохранителям отказать нам в возбуждении уголовного дела против Стекляра», – отмечает активист.

 

В НЦП убеждены, что судебное дело над Борисом Стекляром очень важна для украинского общества не только с точки зрения установления исторической справедливости. Кроме этого дело имела бы последствия и для современных украинских спецслужб, ведь показала какими бы антигуманными бесчеловечными методами действовали советские спецслужбы в борьбе с украинским повстанческим движением, и привлекла бы внимание общества и государства к нынешних методов работы правоохранителей, которые мало чем отличаются. «Они и сейчас действуют такими варварскими методами не боясь наказания, – отмечает Дмитрий Полищук. – Вспомним события Революции достоинства, когда патриотов похищали правоохранители пытали их, запугивали, убивали. Много людей и до сих пор не наказаны. Наблюдая за процессом над Стекляром они почувствуют и поймут, что кара их настигнет, даже через много лет.

 

Специалист по истории украинского национализма историк Иван Патриляк считает, что вероятен судебный процесс над Борисом Стекляром мог бы быть полезным для украинского общества. «В таком случае мы бы себя позиционировали как государство, которое уважает людей, которые за нее боролись и погибли, и всегда готова наказать тех, кто уничтожал сторонников украинской государственности, – говорит историк. – Суд дал бы понять бывшим сотрудникам советских спецслужб, если они виновны в убийстве украинских патриотов – наказание их настигнет и за 30, и 40 лет спустя».

 

Борис Стекляр

 

С ним соглашается и Игорь Кулик и добавляет, что если человек совершил преступление, то должен понести наказание даже через десятки лет. По его мнению, в этом деле спрогнозировать решение суда трудно, ведь у нас до сих пор сильны советские стереотипы. Между тем он убежден, что такой процесс дал бы возможность показать всю сущность советской тоталитарной системы, где в центре внимания был не человек, а государство. «Сейчас нам важно, чтобы в обществе произошло переосмысление той страшной коммунистической эпохи. Важно показать, какими методами и формами действовал советский тоталитарный режим и сделать все, чтобы они в будущем не повторялись, а мы начали жить по принципу: не человек для государства, а государство для человека», – подытоживает Игорь Кулик.

 

В случае проведения судебного процесса над Борисом Стекляром можно прогнозировать и другие аналогичные дела за свободный доступ к архивам советских спецслужб. Он также даст толчок для выявления новых преступников. Со слов Полищука уже сейчас их учреждения обращается много активистов и исследователей, которые готовы собирать материалы о активных участников коммунистического террора в Украине, проводить расследование, искать свидетелей, и тому подобное.

 

Все это неизбежно приведет к попыткам политизации этих процессов и острых дискуссий в обществе вокруг степени их наказания. Историк Иван Патриляк подчеркивает, что степень наказания виновных будет зависеть от того, какие конкретные действия они совершали: «Если были простыми “стукачами”, то это одно, совсем другое – когда ликвидировали украинцев. Но абсолютно точно, общество имеет право знать о них. Мы должны иметь мужество заглянуть себе в глаза и очиститься от этого советского прошло, иначе трудно будет двигаться дальше».

 

Государство тоже не должна оставаться в стороне. Неплохо было бы создать определенный орган, скажем – «прокуратуру по расследованию исторических преступлений», в компетенции которого было бы расследование таких дел. Набрать туда опытных и незапятнанных следователей. Общественные организации, историки, УИНП и Центр исследования освободительного движения работая с соответствующими документами проявляли бы таких, собирали соответствующий документальный материалы, который согласно законодательству позволял возбуждать уголовное дело. Посылали его к «прокуратуры исторических преступлений» и уже там следователи проводили расследование, а далее передавали дела в суд.

 

Несмотря на то, что «заминать дела» наши правоохранители и политики умеют виртуозно Денис Полищук убеждает, что НЦП сделает все возможное, чтобы судебный процесс над Борисом Стекляром состоялся и стал толчком для наказания палачей украинского народа, как это было в Прибалтике, Израиле, Польше. Также на его убеждения «дело Стекляра» может дать возможность выработать четкие механизмы осуждения представителей коммунистического режима в Украине.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика