Новостная лента

Украина судится за золото Скифов

19.10.2015

 

На декабрь запланировано второе и вероятно последнее заседание суда в Нидерландах, который 5 октября начал рассмотрение дела спорного «скифского золота». Речь идет о артефакты из украинских музеев, которые в 2013 году вывезли на выставку «Крым. Золотой остров в Черном море». До февраля 2014 они выставлялись в Рейнському краевом музее Бонна, потом поехали в Нидерланды, в Музей Алларда Пирсона (Амстердам). В Украину предметы должны были вернуться 2014 года. Однако через российскую оккупацию полуострова 2 тысячи 111 единиц хранения «зависли» в Нидерландах.

 

В Нидерландах находятся теперь вещи из коллекций 4 крымских музеев: заповедника «Херсонес Таврический» (Севастополь), Центрального музея Тавриды (Симферополь), Керченсього историко-культурного заповедника и Бахчисарайского историко-культурного заповедника. По официальной информации, страховая стоимость крымской коллекции — примерно 1,5 миллиона евро.

 

19 предметов из фондов Музея исторических драгоценностей Украины, которые также были на экспозиции, удалось вернуть сразу после окончания выставки. Среди них и такой уникальный артефакт, как меч из Толстой могилы.

 

 

Интересы Украины в суде представляет международная юридическая фирма » Bergh Stoop & Sanders NV, с которой Министерство юстиции Украины заключило соглашение о закупке юридических услуг за 0,24 млн евро (около 5,90 млн грн).

 

Разговор с представительницей Украинского национального комитета ICOM Екатериной Чуєвою, которая принимала участие в судебном заседании 5 октября, аргументы сторон, шансы Украины и атмосферу на этом непростом судебном процессе.

 

Екатерина ЧУЕВА:

 

«Жильцам дома, у которых отобрали целую комнату, предлагается отдать мошенникам еще и шкатулку с драгоценностями – мол, она же в той комнате в шкафу стояла»

 

 

— Когда мы говорим о «скифское золото», то что на самом деле имеем в виду? Почему коллекция, которая сейчас есть в Нидерландах, вызвала такой ажиотаж?

 

— Предметом спора является, 2 тысячи 111 единиц хранения. В основном это предметы из драгоценных металлов – археологические находки из памятников Крыма. Несмотря на название, закрепилось в СМИ, речь идет не только о изделия из золота и не только скифского периода. На выставке были представлены находки из скифских, сарматских и раннесредневековых памятников – то есть от скифской эпохи до первых веков новой эры. Часть предметов была найдена еще до Октябрьского переворота 1917 года – то есть более века назад. Но большинство экспонатов – это находки из раскопок 2000-х годов, которые происходили на территории Крыма.

 

В частности, на выставке были представлены предметы, найденные во время археологических исследований Неаполя Скифского, Усть-Альминского могильника, Соколовой Могилы и других известных достопримечательностей. Особое внимание исследователей привлекает уникальная находка — китайские лаковые шкатулки эпохи Хань, 1 ст. н.е., из Усть-Альмы.

 

Часть экспонатов выставки еще в 2014 году вернулась в Украину — это вещи из фондов Музея исторических драгоценностей Украины (Киев). Их вернули сразу по окончании выставки. Однако предметы из крымских коллекций Музей Алларда Пирсона вернуть так и не решился – по их мнению, это означало попасть в юридическую передрягу, ведь никто не мог обезопасить музей от судебных исков с одной или другой стороны. Поэтому они решили сами обратиться в суд и возложить ответственность за решение на служителей Фемиды.

 

— Есть «спорная» коллекция уникальной, так сказать, в мировом масштабе?

 

— Мы знаем немало уникальных артефактов, в том числе скифского времени, найденных на территории Украины – вспомните скифскую золотую пектораль или известный золотой гребень из кургана Солоха. Говорить, что эта сборка является самой большой или самой ценной в мире – пожалуй, некоторое преувеличение. Однако «спорные» предметы представляют значительную историко-культурную и художественную ценность и являются чрезвычайно ценными в контексте истории региона.

 

 

Важно то, что это задокументированные археологические находки, добытые во время раскопок, а не приобретенные с рук грабителей или на аукционах, — ведь только так каждый предмет становится «кирпичиком», из которых мы выводим нашу историю. И хотя ценность этих предметов не только в том, что они изготовлены из золота или серебра, но часто именно такие сборники являются очень привлекательными для посетителей музеев. Кроме всего, древние ювелирные изделия обычно надпрочуд изящными, мастера, которые изготавливали их, имели незаурядный вкус и, без сомнения, золотые руки.

 

— Какова стоимость такой коллекции?

 

— Музейщики преимущественно избегают вопрос денежной оценки предметов. В Украине, к сожалению, существует постоянная угроза манипуляций: кое-кто считает, что музейные коллекции надо взять на бухгалтерский учет и превратить в финансовые активы государства, что открывает простор для чудовищных злоупотреблений. Советская власть в свое время нечто подобное уже сделала – из музеев в 1920-1930-х годах забирали ценнейшие предметы и продавали за границу, что нанесло непоправимый ущерб нашему культурному наследию, эти раны музеи не могут залечить до сих пор. Страховая же стоимость, на мой взгляд, разглашаться не должна..

 

— Кто является участниками судебной тяжбы? Принимает ли Россия участие в заседаниях? К чему апеллируют стороны?

 

— В процессе есть три стороны: Музей Алларда Пирсона, четыре крымские музеи и государство Украина. Нидерланды не является стороной дела, Россия тоже.

 

Есть несколько исковых аспектов, но прежде всего речь идет о том, кому Музей Алларда Пирсона вернет эти 2111 единиц хранения. Сейчас музей хранит предметы и несет соответствующие финансовые затраты, сумма продолжает расти, поэтому музей также требует немалой финансовой компенсации…

 

Представители крымских музеев требовали возвращения предметов, аргументируя это тем, что все находки – с территории Крыма, а следовательно, их собственником является ли то «музеи Крыма», которые подписали контракты, АРК. Также отмечали, что предметы должны быть в Крыму, иначе это ограничит право «крымского народа» на доступ к культурному наследию, а музеи потеряют свое значение.

 

Однако в этих аргументах спрятаны многочисленные искажения. Так, согласно с украинским законодательством, которого придерживались и крымские музеи до аннексии, все музейные предметы в государственных музеях относятся к музейному фонду Украины (а не города, области или АРК), государственный музей не является собственником коллекций – они переданы музею в оперативное управление. Без разрешения Украины эти предметы не могли быть вывезены за границу. Кроме украинского законодательства также нужно учитывать международное, прежде всего, Конвенцию ЮНЕСКО 1970 года по предотвращению незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности, которая четко прописывает роль государства в данных вопросах, и Конвенции 2004 года о юрисдикционный иммунитет государств и их собственности.

 

Крымская сторона, ссылаясь на «экспертное заключение», пыталась все это нивелировать и доказать, что Украина вообще не имеет права на эти предметы.

 

Нужно понимать, что при обычных условиях экспонаты вернулись бы в Украину до музеев, где хранились – ведь целостность коллекций, безусловно, является важной. Однако аннексия Крыма изменила ситуацию. Образно говоря, жильцам дома, у которых отобрали целую комнату, предлагается отдать мошенникам еще и шкатулку с драгоценностями – мол, она же в той комнате в шкафу стояла. Наше государство представляет интересы народа Украины и несет ответственность за сохранность и доступ к культурному наследию. А как она можно обеспечить это на оккупированных территориях? И в чьи руки попадет эта «шкатулка»?

 

Следовательно, украинская сторона настаивает на возвращении артефактов в Украину, отмечая, что до момента де-оккупации Крыма они будут храниться в Национальном музее истории Украины. Последний имеет все необходимые условия и ресурсы не только для хранения, но и для экспонирования – музей обязуется создать соответствующую экспозицию, следовательно, возвращенные сокровища будут доступны для обозрения для всех желающих (в том числе для крымчан), чего нельзя сказать о музее Крыма, не будем забывать, что многие из украинцев сегодня не может посетить Крым из соображений безопасности. На этом, в частности, отмечала в своем выступлении в суде Эмине Джапарова, первый заместитель Министра информационной политики.

 

 

На мой взгляд, позиция украинской стороны сильная. Интересы украинской стороны представляют юристы компании “BerghStoop&SandersN.V.”. Они детально проанализировали украинское, международное и нидерландское законодательство, и на основе этого выстроили линию защиты. Наши аргументы выглядят очень убедительными. Насколько я поняла, судьи, которые рассматривают это дело, имеют безупречную репутацию, поэтому ждем взвешенное объективное решение. .

 

— А насколько эмоциональным было заседание? Или стороны сухо апеллируют к нормам законодательства?

 

— Заседание прошло довольно спокойно. Вряд ли целесообразно устраивать истерики в суде. Это дело, которое требует четких и аргументированных позиций. Но, конечно, эмоциональный элемент присутствовал – прежде всего, в выступлениях представителей крымской стороны. В частности, археолог Валентина Мордвинцева, рассказывала про свое чувство вины в том, что экспонаты до сих пор не возвращены в музеи, потому что именно она была причастна к организации выставки, о том, что не возвращены предметы – как вырванные из книги страницы и так далее; археолог Никита Храпунов отметил безнравственности и циничности претензий Украины – все это яркие примеры эмоциональных заявлений, которые, на мой взгляд, или вообще не имели отношения к сути дела или, как в случае с упомянутыми аргументами крымской стороны, содержали в себе элемент манипуляции и передергивания.

 

С украинской стороны слово взяла заместитель Министра информационной политики Эмине Джапарова, которая выразила в заявлении правительственную позицию, но вместе с тем отметила, что она крымская татарка, сегодня не может вернуться в Крым, как и многие из ее соотечественников — а значит, доступ к культурному наследию Крыма идет речь? Это выступление, несмотря на эмоциональность,был воспринят адекватно, как аргументированная позиция.

 

— Как позиционируют себя крымские музеи в суде: как украинские или как российские учреждения?

 

— Представители крымских музеев – директора учреждений-участников выставки и крымские археологи, которых украинские коллеги хорошо знают. На прямой вопрос, подчиняются крымские музеи Украине или России, они пытались не давать ответа, начиная рассказывать, что музеи были основаны еще в царские времена, когда Украины как отдельного государства не существовало, и пережили несколько смен власти. Крымская сторона попыталась вообще снять этот вопрос с повестки дня, доказывая, что подчинение тут ни к чему, поскольку коллекции должны вернуться в музеи, с которыми подписаны контракты. Но здесь возникает чуть ли не риторический вопрос – кто, собственно, претендует на предметы, если музеи-участники спора де-юре уже не существуют как украинские учреждения, подписавшие в свое время контракты?

 

— Мы уже упоминали о конвенции ЮНЕСКО, которая регулирует вопросы собственности в отношении культурного наследия и иммунитета собственности государства. А есть ли реальный похожий международный опыт? Есть дела в которых Украина может покликатись?

 

— Я не юрист, в деле перемещения ценностей и, возможно, ошибаюсь, но, кажется, это прецедент в новейшей истории, и было бы не совсем корректно прямо отождествлять его, например, с ситуацией вокруг спорных памятников, вывезенных, например, из стран, некогда были колониями, в Европу (мы знаем случаи возврата предметов, однако обстоятельства и юридические предпосылки существенно отличаются).

 

— Следующее заседание суда должно состояться 14 декабря этого года. Стоит ожидать решения?

 

— Суд сейчас изучает все предоставленные документы, которые стороны собирали в течение двух лет. Если не возникнут дополнительные обстоятельства или необходимость в дополнительных документах – решение будет вынесено. Но вряд ли на этом все закончится. Думаю, кто бы не выиграл, другая сторона будет подавать апелляцию – такие дела могут затягиваться на годы, если не на десятилетия.

 

Разговаривала Мирослава ИВАНИК

Иллюстрации из каталога выставки «Крым. Золотой остров в Черном море».

 

Заявление представителей музейного сообщества Украины, произнесенная в суде 5 октября:

 

Ваша честь, дамы и господа,

От имени музейного сообщества Украины, принимая во внимание украинское и международное законодательство, в частности, международные конвенции, ратифицированные Украиной, а также Кодекс музейной этики ІСОМ, мы хотели бы отметить следующее.

 

Все музейные предметы из четырех украинских музеев Крыма:

— Принадлежат к культурному наследию Украины и представляют культурную историю Украины

— Принадлежат к государственной части музейного фонда Украины

Принимая во внимание, что территория Крыма признана временно оккупированной частью Украины, необходимо подчеркнуть, что

— Музеи Крыма игнорируют украинское и международное законодательство

— Невозможно обеспечить безопасность и свободный доступ аудиторий к этим предметам

— Невозможно оградить коллекции крымских музеев от незаконного перемещения

Учитывая изложенное выше, мы настойчиво поддерживаем возврата музейных предметов Украине как единственный возможный путь обеспечения их сохранности и свободного доступа к культурному наследию в де-оккупации Крыма.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика