Новостная лента

Украинская квота: приятный эфир

10.11.2015

Минимум четверть песен и половина радиоэфира в Украине вчера будут украиноязычными.То бишь должны быть. 8 ноября вступил в силу закон, согласно которому, квота на песни на украинском языке для временных промежутков с 7:00 до 14:00 и с 15:00 до 22:00 составляет 25%. В 2017 году эта доля должна вырасти до 30% и в 2018 – до 35%. Квота на украинский язык ведения эфира сейчас составляет 50%; В последующие два года она соответственно должна увеличиться до 55% и 60%.

 

Новый закон едва ли не лучший подарок ко Дню украинского языка и письменности, который отмечают 9 ноября. Накануне этого дня движение «Пространство свободы» представил ежегодное исследование состояния украинского языка в нашей стране. По его результатам, несмотря на то, что украинский язык является родным для 60% граждан (не учитывая оккупированные территории), в телеэфире, печатных изданиях, сфере услуг и украинском сегменте Интернета доминирует русский язык. Больше всего проблем при этом — именно в сфере телерадиовещания. Абсолютно доминирует украинский язык лишь в двух сферах: образовании и кинопрокате.

 

«Z» пообщался с одним из авторов исследования и соавтором закона о музыкальные квоты Тарасом Шамайдою о перспективах квотирование музыки, сопротивление против этого и сферы жизни, в которых украиноязычные украинцы испытывают больше дискомфорта.

 

Тарас ШАМАЙДА:

 

Я еще никогда не слышал такого приятного эфира 8 ноября

 

 

— Господин Тарас, какой была ситуация до момента введения квот? Как выглядели эфиры радиостанций?

 

— Лишь 2 — 5% песен в украинском радиоэфире — это были песни на украинском языке. Это не была нормальная ситуация, поэтому так важно было принять закон о квотах на песни на украинском языке, а не просто песни украинских авторов и исполнителей, как это было раньше. Ведь по такой формуле крутили русскоязычные песни и слушатель часто даже не мог догадаться, российские это или так называемые украинские исполнители. Мы же ввели квоты на песни именно по признаку украинского языка. Сделали это по аналогу законов, которые есть в Польше, Франции, Португалии или Германии. В разных странах есть разные размеры квот — где-то жестче, а где мягче урегулирован. Украине установила квоты на уровне Франции, где 35%, и Польше, где квота составляет 33%.

 

Мы считаем долю песен на украинском языке от всех песен, что звучат в эфире. Мы не вмешиваемся в то, какому стилю или содержанию это должны быть песни. Мы также не вмешиваемся в инструментальную музыку — ее радиостанция может крутить хоть круглосуточно. Но если радиостанция крутит определенное количество песен на сутки и на семичасовые установленные промежутки, то в этих промежутках 25% песен теперь должны быть на украинском языке. Через год эта квота составит 30% и еще через год — 35%. Если какая-то радиостанция захочет оставить 25% квоты, это на самом деле возможно, но при условии, что 60% песен будут языками ЕС.

 

— А как будут считать эти 25% — по количеству песен или с их продолжительностью?

 

— В Законе Украины «О телевидении и радиовещании», в случаях, когда речь идет об объемах вещания, говорится о времени эфира. Поэтому и здесь мы понимаем объем как эфирное время и не иначе. Правда, именно с этим имеем интересную ситуацию — Нацсовет Украины по вопросам телевидения и радиовещания и владельцы радиостанций самом деле хотели бы трактовать понятие объема как количества песен. Они даже начинают придумывать различные схемы, что считать песнями, а что — нет. Это фактически поиск путей, как обойти закон. К сожалению, такие попытки есть как со стороны медиасобственников, которые сопротивлялись принятию закона, так и со стороны чиновников Нацсовета. Например, в пятницу у себя на сайте они разместить разъяснения, по которым песня — это произведение длиннее 90 секунд. Но почему так? В законе об этом ничего нет. То же с объемом, который они предлагают измерять по количеству песен. Это бред и нет даже никакого официального решения относительно этого. Ведь в Нацсовете не дерни люди и они официально такое не примут, потому что знают, что не имеют на это права: Нацсовет не имеет права толковать закон. Очевидно, это лоббирование интересов радиостанций, которые не хотят выполнять закон. Я был в группе, которая писала этот закон, и поэтому уверяю, что трактовать объем как количество — это просто фантазии, а не реальность.

 

В первые семь часов первого дня действия закона ОО «Пространство свободы» проводил мониторинг радиостанций. Мы считали по количеству песен якобы как хочет Нацсовет. Все радиостанции придерживалась квот и лишь одна не дотянула на 0,3%. Это чрезвычайно большой прогресс относительно прошлых лет, когда были упомянутые 2-5%. Это нельзя было объяснить никакими аргументами, кроме нежелания радиостанции пускать в эфир украиноязычные песни, даже если это были качественные песни. А теперь очень легко оказалось, что все возможно. Я еще никогда не слышал такого приятного эфира от 8 ноября 7.00 утра. Там как минимум треть песен была на украинском языке, а остальные — языком Европейского Союза. Мы фактически с одной стороны переносимся в Европу, а с другой — чувствуем себя в Украине, которая, оказывается, имеет свою песенную культуру.

 

 

— Противники закона очень много говорили о том, что качественного украиноязычного продукта не хватит и закон нереален к исполнению. Как вы прокомментируете такие упреки?

 

— Мы приносили им распечатки на сотни страниц, где были тысячи и тысячи песен, разбиты по жанрам. Наши коллеги из Гражданского движения «Отпор» проводили такой анализ и выкладывали его на сайт. Песен и авторов достаточно точно; возможно, не хватает сегодня качественных записей. Но такая ситуация сложилась и за саботаж радиостанций, которые не крутили эти песни. Теперь радиостанции заинтересованы, чтобы были качественные записи и они сами будут искать исполнителей. Процесс уже активизировался в последние недели. Это тем, чем должны заниматься радиостанции, а не как пятая российская колонна брать готовые российские записи и просто распространять их в Украине.

 

Имеем уже первые яркие результаты введения закона. Радио ЕС сейчас переименовывается Страна FM и у них будет 100% песен на украинском языке. Для этого они вполне меняют программу вещания и обещают 60% новых исполнителей в эфире. Еще одну радиостанцию презентовала Руслана Лыжичко, которая тоже 100% будет крутить украинские песни. Раньше очень трудно было пробиться в эфир с чем-то другим, потому что радиостанции приучали публику к низкосортных российских песен. Это происходило с 1990-х годов. И теперь, когда закон это меняет, появляются радиостанции, которые хотят быть лидерами процесса. Это все произошло не просто так, а спровоцированное новым законом.

 

Кстати, в квотном законе есть норма. что в конкурсе на частоты приоритет предоставляется тем радиостанциям, которые на 5% или больше увеличивают добровольно квоту на украинские песни. Это тоже дополнительный стимул.

 

— В противовес поддержке тех, кто будет придерживаться квот, реальными будут наказания за их несоблюдение? Кто должен за этим следить и что будет нарушителям?

 

— Закон предусматривает, что Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания должна следить за этим. Они будут делать выборочные мониторинги и налагать штрафы за каждое несоблюдение квот — как насчет песен, так и относительно украинского языка. Штрафы измеряются в процентах от стоимости лицензии.

 

— Но Нацсовет сама ищет варианты, как не соблюдать радиостанциям законов. Можно ли доверять их мониторинга?

 

— Думаю, радиостанции не хотят шутить с исполнением закона. Нацсовет находится под пристальным вниманием общественности, украинских музыкантов, честных радиостанций и политиков. То есть есть официальные контролеры и есть контролеры за контролерами.

 

— Общественное движение «Пространство свободы» ежегодно презентует исследования о положении украинского языка накануне 9 ноября. В этом году внимание приковано к квот, но исследования на самом деле гораздо шире. Расскажите, какими являются выводы нынешнего мониторинга?

 

— Исследование касается очень разных сфер жизни — от образования до сферы услуг, книгоиздание и тому подобное. Ситуация в целом остается сложной. На многих людей осуществляется русификаторский давление. Если все переводить в абсолютные цифры, то около 5 млн украинцев, считая родным языком украинский, не говорят на нем даже дома или на работе. Особенно это касается южных, восточных и центральных областей. То есть для 60% украинцев русский является родным и только 49-50% говорят на нем дома и 47-48% — на работе. Факторы давления — разные. Это прежде всего телевидение, на котором только 30% эфира украиноязычный, и которое формирует образ русского языка как модной. Но телевидение принадлежит олигархам, а они всегда работали на русификацию Украины и даже война на это не влияет.

 

В сфере услуг работники часто не считают нужным обслуживать украиноязычных клиентов на украинском языке. Лишь 40% вывесок кафе и ресторанов сделаны на украинском языке, лишь в 60% случаев есть русскоязычные меню и только в 49% случаев клиентов обслуживают на украинском. И это мы говорим в среднем по стране. На западе Украины этот процент приближается к 100%, а на востоке и юге — до 0%. Это все создает давление и люди начинают подстраиваться под официантов, телевидение и начальника.

 

Лучшая ситуация в кинопрокате благодаря обязательном дубляже фильмов на украинском языке. После того как Украина прекратила импорт новых российских фильмов, ситуация очень хорошая — примерно 90% фильмов в прокате на украинском языке. Это в определенной степени тоже формирует моду на язык, ведь наши дубляже очень качественные. С русским звуком этого года было менее 4% фильмов. В целом ситуация неплохая в образовании. Более 85% школьников учатся на украинском, но ситуация не улучшается за последние год-два. Проблема есть в ВУЗЕ, когда декларируется преподавание только на украинском, зато преподаватели читают курсы на русском. Довольно плохая ситуация и в книгоиздании, где доля украиноязычных книг, что печатается, чуть больше чем половина. А на книжном рынке просто доминирует русскоязычная литература. Так быть не может. Это надо нормировать, для чего отменить закон Кивалова-Колесниченко и принять целостный языковой закон.

 

Разговаривала Мирослава ИВАНИК

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика