Новостная лента

Украинский голод и кинематографический мор

06.03.2016

В течение двух недель в украинском кинопрокате появились фильмы, которые – или об Украине, или же – украинского производства. В них является острой горечи, но и информационные поводы для радости тоже есть. Итак, канадско-британские «Горькие жатва» и украинский «Інфоголік» – знакомьтесь!

 

 

Овациями встретили создателей «…жатвы» на пресс-конференции после фильма в столичном кинотеатре «Оскар»… Правда, овации были слабые и начались после долгой и неловкой паузы, сделанной нечаянно, но, надо сказать, довольно метко. Ведь что можно сразу сказать хорошего про фильм на тему голодомора, снятого в жанре lovestory с приложениями непутевого экшена? Впрочем, поверхностный и эмоциональный взгляд не показывает всей картины боя, начатого кинокритиками и не только украинскими. Попробуем унять эмоции, особенно, если на поле не один, а целых два противника.

 

«Горькие жатва» делались канадцами, которые имеют украинское происхождение. Фактически, это первая большая (огласка + бюджет) продукция от тех украинцев, что тремя волнами утекли с Украины, начиная от конца ХІХсторіччя и заканчивая временем после Второй мировой войны. В фильм было вложено 20 миллионов долларов, хотя с начала проекта бюджет был вдвое меньше. Над ним корпіло сотни, если не тысячи людей из четырех стран: финансистом выступала Канада, съемки проходили в Украине с помощью украинских актеров, массовки и каскадеров, а частично – в Англии на Pinewood Studios. Постпродакшен делался такими американскими компаниями, как Mammal Studios и LolaVisual Effects, работавших над «Яростью», «Игрой престолов», «Отрядом самоубийц» и еще сотней голливудских фильмов класса «А». Итак, можно сказать однозначно: картин с такими бюджетами и таким индустриальным уровнем в Украине за ее помощи, участия и появлении в кадре еще не было, какие бы критики что бы не говорили.

 

 

Картинка – это жирный » плюс «Горьких жатвы», о котором только могли мечтать наши производители и только облизываться. Потому что большинство технических моментов, костяк фильма, выглядит чисто, аккуратно и профессионально. То есть, речь про свет, цвет и звук, и в целом операторскую работу Дугласа Мілсома (постоянный оператор последних фильмов с Жан-Клодом Ван Даммом, «Робина Гуда» Кевина Рейнольдса и «Аварии» Джонотана Мостоу). Режиссерская работа Джорджа Манделюка так же приличная – он владеет профессией, не пытаясь ухватить журавля за лапу, потому что крепко держит в руке воробья. Является ли это преимуществом? В сравнении с отечественным кино – так. А вот сравнение со всем тем кино, что идет хотя бы в нашем прокате, он не выдерживает, оставляя все предыдущие плюсы незаметными на фоне индустриальных и, главное, драматургических побед конкурентов. И главная здесь претензия именно к сценарию.

 

Штука в том, что «Горькие жатва» – это фильм о голодоморе. Именно «о», потому сердечником стремлений создателей фильма было показать всему миру в кинематографической, влиятельной и для всех доступной форме, какой ужас происходил в Украине в 1932-1933 годах, и что этот ужас не имел отношения к погодным условиям, а был искусственным, спровоцированным конкретно Сталиным и выполненным русскими. Это была титаническая задача – показать то, чего раньше не показывали, и еще и так показать, чтобы смотрели все. Мелодраматизація сюжета – введение бытовых тем и переплетением их с любовными историями – является одним из способов существенно расширить аудиторию зрителей и географию показов, ведь «приземление», «очеловечивание» фильма приближает его к желаний, потребностей и восприятия обычного человека. К чему, собственно, и прибегли сценаристы, Ричард Бачинский-Гувер и Джордж (Юрий) Манделюк. Они выстроили сюжет на основе исторических событий, но добавили к ним героики, пылкой любви и драмы, лично пережитых их собственными родственниками, которым стало сил бежать от голода, смерти и вообще советской нашествия. То есть, создатели сделали все так, как и учит классическая система построения кино. Если бы еще хватило таланта в наполнении созданной формы.

 

 

Главные герои – молодой парень, его отец и дед – говорят откровенными штампами и лозунгами, в глазах зрителя совершенно теряя жизненную эссенцию. Любимая и друзья главного героя так же действуют шаблонно, что бросается в глаза с самого начала. И это особенно обидно, потому что большинство ролей сыграны хорошо, уже не говоря о том, что в большинстве это известные актеры как Макс Айронс (сериал «Белая королева»), Саманта Беркс («Отверженные»), Барри Пеппер («Настоящее мужество»), и, конечно, большой Теренс Стамп («Супермен», «Англичанин»). Такого ранга актеров и в таком количестве вообще не было и до сих пор не могло быть (по разным причинам) в украинских фильмах, снятых украинцами. И дело здесь не только в деньгах. Главное, что эти актеры прониклись темой, на самом деле прониклись. Почувствовали своих героев… Но не смогли ничего добавить фильма, что был изначально придуман слабо, ходульно, с идиотскими вставками усатого Сталина, который злится на украинцев и поэтому обрекает их на голодную смерть. С красным комиссаром, который носит хіпстерську бородку, начинает сразу умирать от нескольких ложек супа из мухоморов, а следующий день все же – живее всех живых. С отцом героя, у которого усы будто от запорожца XVII века. С тупым нападением повстанцев на отряд красноармейцев (голой задницей на острую саблю). С бегством из Косого капонира (что не налезет ни на одну голову). И с убийствами и смертями, вполне пригодными для приключенческого фильма на молодежную тематику, а не для фильма о геноциде. Где истинный ужас умирания? Где правдивый отчаяние живых? Где шок после просмотра, как это было после «Иди и смотри» Климова, «Список Шиндлера» Спилберга, «Арарат» Эгояна? «Голод 33» Янчука остался единственным впечатляющим, шокирующим фильмом об ужасах голодомора, но снимался он без звезд и за значительно меньшие деньги, чем «Горькие жатва».

 

 

Так, общий уровень «…жатвы», их канадская родина и звезды в главных ролях позволят фильма прокатиться многими странами: так уж устроена кинематографическая система мира, что товар продается, когда его «раскручивают». И хорошо ли это? Учитывая историчность фильма, он может направить мирового зрителя в неведомые, преступно скрытые и небрежно не-распространены сведения о страшное преступление, геноцид целого народа, украинского, осуществленного руками другого народа, русского. Его форма может заинтересовать любителей романтики и эпичности, ведь сюжет начинается с революционных времен 1917 года и войны Украины за независимость, что, как сквозь призму, проходит через отдельно взятую семью, а это навевает аллюзии, скажем, «Легенды осени» Джеймса Хорнера. Однако «… жатве» не хватает размаха «Легенд…», а мировой зритель заинтересован «новой» страницей истории, очень мало что может узнать о голодоморе как таковом-за недостатка информации в фильме.

 

 

Так что же увидят в 45 странах, в которых, по словам режиссера Мандалюка, он будет демонстрироваться? Пока нет прокатных данных, воспользуемся критикой фильма. Например, сайт variety.com старается «погрузиться в болото неудачной романтики» и в конце утверждает: «…в то время как «Горькие жатва», конечно, будут способствовать повышению осведомленности, не может быть никаких сомнений, что события заслуживают большей убедительности и ответственности в освещении, чем это». Зато hollywoodreporter.com пишет о «благородные намерения», «нивелированы неумелым исполнением»: «Финальные титры представили подробную информацию о масштабах искусственно созданного голода, в результате которого погибли миллионы украинцев. Если бы фильм начинался с этих фактов, зрители были бы спасены от дальнейшего просмотра сырно-романтической мелодрамы, лишь вызывает в памяти лучшие фильмы». SanFranciscoChronicl еще более однозначна и зла в своих выводах – «фильм нудный и эмоционально лживый, дешево сделан и его едва возможно смотреть».

 

Критики тоже разнесли «…жатва» на щепки. Противоположным является реакция на другой фильм, «Інфоголік», снятый по в 20 раз меньший бюджет (официально – 100 тысяч долларов), без претензий на значимость и изначальность. На его премьере в столичном кинотеатре «Синема-Сити» переполненная большая зала действительно вздрагивала от аплодисментов. Зрители действительно были счастливы от увиденного. Но почему? Не потому ли, что большинство приглашенных были родственниками, друзьями и друзьями друзей комик-группы «Мамахохотала»? Частично поэтому. Но и так же за адекватность подхода к изделию под названием «Інфоголік». Если создатели «Горьких жатвы», ища более широкой аудитории, искусственно преуменьшили уровень драматичности, при этом не уменьшая количество и качество пафоса, то режиссеры «Інфоголіка» Валентин Шпаков и Владислав Климчук сразу равнялись на аудиторию среднего и ниже среднего уровня, где элемент «подъем» не был предусмотрен, таким образом 100% попадая в самую широкую группу зрителей – любителей неприхотливого и очень понятного юмора. В отличие от гостроязикого и политико-центристского «Квартала 95» в «Слуге народа», «Мамахохотала» в «Інфоголіку» притлумлено-ироничная и кухонно-центричная – шутки касаются в основном домашних, офисных и дружественно-семейных вещей.

 

Кроме того, «Інфоголік» в отличие от «…жатвы» – о нашем настоящем и о (и для) тех наших соотечественников, которым и война, и тем более голодомор является чем-то таким далеким, что и не видно. «Інфоголік» – фильм для отдыха, а потому – очень редкое явление в нашем прокате. Вполне остроумный, без явных провалов снят, смешанном русско-украинском языке, он, очевидно, может понравиться многим. Офисные планктоны, секретарши, туповато-смешные друзья, злой начальник, девушка, что забеременела и не может об этом сказать, и ситуация, которую надо срочно разрулить. Много комедии, немного фантастики, Киева в антураже и неожиданно-самокритичного Зиброва в кадре – получилось уместно, порой смешно, без перегибів и неудобств. Можно сказать – идеальное телевизионное кино уровня телеканала «Украина» (чей канал, НЛО ТВ, кстати, есть информационный спонсором, и возможно, финансовым инвестором). Такого кино не было и не хватало для нашего кинопроизводства, ведь одним «Слугой…» (или сколько их там в «Квартале») сыт не будешь, а Госкино не может поддерживать всех. Поэтому параллельное кино, созданное независимыми, то есть, негосударственными структурами – читай телевизионными – отличный способ развития индустрии, проката и фільмового ассортимента. И не смотря на простецкий юмор, явно второстепенные шутки и комические ситуации, фильм работает в правильно скерованому направлении, в направлении своего многочисленного зрителя, жаждущего за таким кино, безразлично, что его класс – «Я», или какие там еще есть буквы в конце алфавита…

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика