Новостная лента

Умеренные Контрасты

06.10.2015

 

Наверное, кто-то еще мыслями остался с прошлым летом, и ностальгически вглядывается в стекла окон, за которыми крапле дождь. И не заметить начало осени во Львове невозможно: уже традиционно его встречают лавиной публичных мероприятий, фестивалей и выставок. Одной из важнейших музыкальных событий львовской осени является фестиваль современной музыки «Контрасты», который уже стал своеобразной визитной карточкой Львова для многих музыкантов в мире.

 

 

«Контрасты» за свой достаточно почтенный возраст пережили много и хорошего, и плохого. На самых началах, в далеком 1995 году программы концертов формировались по принципу максимального антагонизма современного искусства до всего предыдущего – барокко, классики, романтизма и т. п, на что указывает этимология названия фестиваля. «Контрасты» стали первым фестивалем именно современной музыки в Украине, и сразу завоевали престиж на европейской художественной арене: большинство произведений здесь выполнялись впервые, часто писались именно для «Контрастов». Но со временем такая модель несколько устаревшая и зужила себя: программы все меньше и меньше включали в себя произведения современных композиторов, что очень противоречило титула «фестиваль современной музыки».

 

С нынешними XXII-мы «Контрастами» руководство фестиваля провело своеобразный ребрендинг. Заметный акцент на современной музыке различных стилей и жанров: произведения давно умерших композиторов в программе совсем немного. Вне концертами здесь будет проведено много других событий: встречи с композиторами, электроакустические звуковые инсталляции, мастер-классы и много других внерегламентных мероприятий. Словом, «обертка» феста произвела очень перспективное и позитивное впечатление, поэтому захотелось посетить концерт Открытия XXII-х «Контрастов» – гостей встречают с порога.

 

Открытие состоялось 30-го сентября в Концертном зале им. С Людкевича. Играл Академический симфонический оркестр Львовской филармонии, дирижировал Герман Энгельс из Бельгии. Хоть лозунг фестиваля «Trajectory of Sound» должен был бы нести свободно-формальное значение, вечер все же был несколько консервативным и псевдо-эстетическим. Правда, именно этот концерт и не мог иметь характер андерграундого действа – все-таки, это официальное открытие. Соответственно, торжество заинтересовала немало слушателей различных социальных и профессиональных сфер, поэтому в зале было действительно людно.

 

В первом отделении концерта был представлен единственное произведение – «Tutti», довольно интересного и известного украинского композитора Станислава Лунева. Честно говоря, ожидалась короткая, и стоимостная оркестровая пьеса – и ожидания не оправдались. АСОЛФ имеет немалый опыт исполнения произведений современных композиторов, хоть такую музыку и не особо любят. И следует отдать должное: этот оркестр научился четко дифференцировать работу с насыщенной фактурой, очерчивать полномочия в рамках своей секции, а не просто играть ноты, которые стоят на пульте. В этой, как оказалось, очень большой симфонической пьесе, каждая из групп оркестра имела свою четкую функцию – никто никого не перекрикивал, была мягкая и координированная игра, без избытка. Львовский Симфонический последнее время действительно поражает своей игрой: возможно это связано с избранием (наконец) главного дирижера и художественного руководителя Тараса Крысы (потому что этот коллектив никогда так хорошо не звучал, и, кажется, будет звучать с каждым разом лучше и лучше). Позволю себе добавить, что сама форма произведения С. Лунева не является новой: такую форму развития драматургии и фактуры можно проследить в «Атмосферах» Д. Ліґеті, редукційно-сонористичних произведениях Г.-М. Ґурецького. Композитор, правда, усовершенствовал и развил принцип «блочного» построения оркестровой фактуры и макрополіфонії в пределах этой «блочной» сонористичної формы, и воплотил эту идею в собственном замысле.

 

Часто музыканты насмехаясь говорят, что якобы в современной музыке не обязательно играть все написанные ноты – все равно будет «каша». Относительно «Tutti» Лунева этот человече-оркестровый фактор действовать не может, особенно в исполнении АСОЛФ: каждая нота этого произведения оркестром была исполнена добросовестно и с особым пиететом и страстью. Не было здесь ни агрессии (с некоторыми исключениями: в нескольких местах, где ей место – она была), ни резкой остроты, ни похоти – это было воздушно-всеобъемлющее звучание в воздухе, не на сцене. До половины произведения. Идея и замысел композитора был полностью прочитан слушателями где-то на двенадцатой минуте произведения. И композитор решил в той самой однообразной «блочно»-сонористичній фактуре развивать свой замысел дальше, и уже стало скучно. Романтизированный, религиозно-агонізований, чрезмерный второй раздел произведения был лишним, или же он должен был стать другим отдельным произведением. Надо иметь меру времени. Ни в коем случае не претендую на объективное восприятие музыки С. Лунева и на жесткую безапелляционность; лишь формотворчий вектор произведения «Tutti» показался лично мне неверным.

 

Второе отделение концерта началось произведением «Забытые письма» для оркестра Воутера Ленертса (Wouter Lenaerts). С первых нот стало понятно, что это не современная музыка в традиционном понимании этого термина, а некая стилизация с массой звуковых (даже не звукозображальних) эффектов ради эффектов. Настроение произведения был меланхоличный и псевдочуттєвий, немного подобный на произведения Ґ. Гольста. Бросились в ухо определенная корявость и рваність драматургии, раздробленность формы, с которыми дирижерам часто приходится работать по особому принципу – «что-то с той формой надо сделать». Это задача Германом Энгельсом было выполнено безупречно – сочинение был возведен «вместе»; в результате слушателям в зале он даже начал приносить удовольствие. Большинство оркестрантов не понимали музыки Ленертса, что и не удивительно; часто можно было услышать агрессивные, необработанные ноты, и это недоразумение можно сбросить на «пробелы» партитуры и слабость в оркеструванні композитора, но не на профессионализм оркестрантов. Что касается дирижера – оркестр без малейших усилий реагировал на его простой и обычный жест, и, кажется, даже в течение всего концерта Энгельсу ни разу не пришлось кого-то из оркестрантов динамично «поднимать» или «опускать». Это свидетельствует о проведенную качественную работу на репетициях. Когда бы это произведение переоркеструвати и переделать – он вполне бы сошел за неплохой саундтрек к какой-то голливудской мелодрамы-триллера. А пока «Забытые письма» Воутера Ленертса Львову на «Контрастах» не пасуют даже в таком прекрасном исполнении; оркестра – браво!

 

Ян ван дер Роост (Jan van der Roost), Концерт для кларнета с оркестром. Тяжело пренебрегать мировой тенденцией среди современных композиторов совать перкуссию где следует и где не следует, и здесь перкуссия часто даже имела верх в апофеозе над самым солюючим кларнетом от самого начала произведения. В рамках программ Львовского симфонического оркестра Львовской филармонии это произведение можно разместить в категорию «ультра радикальных», хоть Концерт и примерно не является таким по сути. Количество оркестрантов, очевидно, четко фиксированная композитором (хоть я не увидел в этом смысла), поэтому после «Забытых Писем» Ленертса пол-оркестра оставили свои инструменты на своих креслах и убежали за сцену – из зала это выглядело не слишком эстетично. Солюючу кларнетову партию играл бельгиец Эдди Ваноостуйсе (Eddy Vanoosthuyse). Его роль в кларнетовому, собственно, Концерте была не «слишком сольной», как того ожидалось – то есть лінеарно-мелодичной, привычно романтизированной. Оркестровка произведения – традиционно вертикальное, без идейности, с добавлением эффектных украшений: колокольчиков, кроталей (кстати, откуда в Львовской филармонии кроталі?), арфових глиссандо и прочее. Говоря о солиста, следует отметить его настоящий, без излишеств профессионализм. И в рамках Концерта ван дер Рооста, который мало требует каких-либо ярких кларнетовых приемов, сказать что-то качественно-конкретное довольно трудно.

 

В завершение концерта, во втором отделе которого царили произведения бельгийских композиторов (потому что концерт проходил при содействии и непосредственного финансирования государственных институтов этого государства), состоялась еще одна украинская премьера – Ноктюрн Августа где Бока для полного оркестра, который вернулся из-за кулис. И снова радикальность «Контрастов» разочаровывает – не слышно ничего современного: опять какие-то романтизированные песни. Название произведения, такая и атмосфера в зале: вальсы Штрауса и мазурки Шопена… Не говорю, что красивая музыка – это плохо, ни в коем случае! Не обязательно должен быть хэви-металл или электронщина, андерграунд – современное искусство тоже может быть красивым; более того – я лично к этому бы стремился! И никогда искусство не может идти назад в развитии. Стилизации имеют право на существование, но не тогда, когда произведения пишутся только потому, что так удобнее и легче, как это с Ноктюрнами где Бока… Более того: считаю, что это произведение определенно имеет право на жизнь, но его место – не на открытии такого уважаемого фестиваля, как «Контрасты».

 

Ожидания от большого первого вечера фестиваля современной музыки оправдались частично: официальное Открытие XXII-х «Контрастов» действительно было грандиозным; АСОЛФ абсолютно не удивил – игра перфектная и высокопрофессиональная; дирижер Герман Энгельс – четкий, простой, опытный; думаю, оркестра с ним было просто и легко; а вот программа могла бы быть лучшей. Эта музыка не обязательно – в Украине есть масса куда лучших, интересных произведений. Хоть концерт действительно был бельгийским, единственный представитель Украины Станислав Лунев за качеством, композицией и душевностью имел значительное преимущество (хоть это и не был конкурс). Но есть и хороший вывод из этого: мы, украинцы, имеем право гордиться нашими оркестрами и композиторами, и стимулировать их развитие дальше.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика