Новостная лента

Универсальная художница и реставратор нешуточная

11.01.2016

 

„Ярослава Музикова – появление в нашем национальном жизни этого века заметного формата… В женском мире она равна удельным весом его самым выдающимся представительницам ”.

 

В.Ласовський.

 

                                   

 

Ярослава Музыка (10 января 1894 г. – 23 ноября 1973 г.)

 

 

                                                                

В первой половине ХХ века немало женщин оставили весомый след в развитии украинского изобразительного искусства. Первостепенное место среди них занимает Ярослава Музыка (из дома Стефанович) – художница разносторонних устремлений, незаурядная личность, организатор и активный участник значительного и весомого художественного процесса, который происходил во Львове 1920-1940-х годов.

 

Ярослава Музыка начала творческую деятельность в Львове, посещая занятия по рисунку и живописи в студии Станислава Батовского. Жизнь сложилась так, что всю сознательную жизнь она много работала, училась, самореалізувалась в области изобразительной культуры.

 

Судьбоносным в жизни Я.Музыки стало начало работы в стенах Национального музея во Львове. Изучая там темперне живопись, она принимала активное участие в збиральницькій деятельности. Посылала к музею даже ценные семейные реликвии: „Посылаю два портрета Устияновича. Это мои деды: о. Иосиф и Иван Савчинські. Дед был боижайший его приятель. Вместе рисовали и писали стихи”.

 

Молодой женщине повезло знаться с талантливыми людьми: встреча и близкое общение с Михаилом Бойчуком, знакомство с Иваном Трушем, многолетняя дружба с Николаем Федюком, Михаилом Осінчуком, творческое сотрудничество в стенах Национального музея в Львове с Илларионом Свєнціцьким, Владимиром Пещанським, Петром Холодным-старшим, Павлом Ковжуном и многими другими.

 

Сотрудничество с известными творческими людьми и возможность изучать самую лучшую коллекцию древнего сакрального искусства, которую формировали и тщательно прорабатывали в созданном митрополитом Андреем Национальном музее, стали для молодой женщины особым периодом жизни. Сотрудничество Музикової с Илларионом Свєнціцьким, изучение древней украинской иконы под непосредственным руководством Владимира Пещанського, товарищеские и творческие отношения с художественной элитой, сплоченной вокруг музея, стали основой будущего творчества.

 

 

Владимир Пещанський (1873-1926)

 

 

 

Через много лет, вспоминая обучение в Пещанського, госпожа Ярослава напишет о нем с высочайшим уважением:

 

„Ценное в нем было то, что никогда не підчеркував авторства своих советов. Он учил ряд мистецв старинної темперової техники, фрески и др. (между прочим Федюка и Осинчука). Этот последний с поваженням использовал его науку в стіннім рисованные. Инженер выдавал артистам уже готовое знание, на которое витрачував сам много лет. Он был очень добрым обсерватором, этим часто незаметно помогал людям. Какая сила духа была у этого человека, это удивления достойно. Больной на сердце, о добром розположені имел 25 ударов в минуту, звичайно16 и часто 12, когда сердце почти переставало биться – работал, ходил, думал. Он был человеком высшего покроя, скромный, физически очень терпеливый, но духом виїмково сильный”.

 

Учась реставрационного дела у Владимира Пещанського, Музыка ставила себе за цель как можно лучше познать уникальность древней иконы: принципы создания композиций, применения соответствующей цветовой гаммы, проникновение в глубину произведения, осознание уникальности иконописи, технико-технологические принципы создания, реставрации и главное – сохранение вещи сакрального назначения.

 

Сборник древних икон Национального музея во Львове была для Музикової настоящей сокровищницей, когда речь идет о понимании древнего украинского искусства. Впоследствии это стало одним из основных профессионально-творческих достижений художницы. В процессе работы В.Пещанський быстро распознал в хрупкой молодой женщине именно того реставратора-музейщика, стоимостные и с большой ответственностью будет работать в этом деле. А главное: „Перед смертью он обнаружил мне желание передать все свое знание, не хотел, как говорил, чтоб оно пропало”.

 

 

Реставратор-начинающий Ярослава Музыка во время сотрудничества с В.Пещанським в Национальном музее.

 

 

От самого начала деятельности Национального музея для администрации учреждения чрезвычайно актуальным было воспитание „своих” реставраторов. Илларион Свенцицкий, первый директор НМЛ, понимая важность создания мастерской, считал, что „кроме необходимости освоить территорию уборки, музей должен был заботиться и на воспитание профессиональных сотрудников по всему рядови вопросам музеологічної техники и профессионального знания в области музейных отделов”. Сам он тогда констатировал: „Образцы „специализации” единичных рабочих музея постоянно растут и вынуждают каждого музейщика заботиться за распространение своего знания”.

 

К созданию в стенах музея мастерской директор привлекал молодых людей, которые имели художественное образование и большое желание или призвание учиться реставрационной делу. Модест Сосенко, Михаил Бойчук, Владимир Пещанський, Николай Федюк, Михаил Осинчук, София Паращук и другие были привлечены к становления и развития реставрационного дела в стенах музея. Во многих вопросах профессионализма проведения реставрационных работ директор консультировался с профессиональными реставраторами Киева, Москвы, Санкт-Петербурга.

 

Именно в известных тогда реставрационных мастерских этих городов.Свенцицкий предложил молодой Музиковій пройти стажировку в авторитетных специалистов: „В 1927 году подверг мне директор Музея.Свенцицкий голову поездки для дальнейших исследований в Киев и Москву. Я послушала его совета и в цьомуж году в марте поехала туда. Три воскресенья остановилась я в Киеве. Там значительно обогатила свое знание ценными указаниями Касперовича, одного из лучших наших реставраторов. Его искреннее отношение ко мне оставило во мне очень милые воспоминания”.

 

Реставратором отдела станковой живописи Государственного культурно-исторического заповедника “Всеукраинский Музейный Городок”, действовавшего тогда на территории Киево-Печерской лавры, работал Николай Касперович.

 

 

М.Касперович (стоит слева) из В.Кричевским (стоит крайний справа); сидят В.Пещанський и П.Покрышкин. 1910-е гг

 

 

Николай Иванович Касперович (1885-1938) – один из талантливейших художников-бойчукистов. Его считали лучшим знатоком техники древнерусской живописи в 1920-1930-х гг. в Украине. В 1901-1905 годах Касперович учился в Строгановский художественно-промышленной школе (Москва); в 1905-1909-х – в Краковской академии искусств. Работал в 1909-1910 годах в Париже, где примкнул к кружку молодых художников («первой школы Бойчука»), вместе с ними изучал технику живописи старого, принимал участие в совместных выставках, ознаменовавшие возникновение «бойчукізму», изучал реставрационную дело в парижских музеях. В 1910-х гг. совершенствовал свои знания в реставрации живописи трудом в Национальном музее, в частных собраниях, а начиная с 1920-х гг. – в музеях Чернигова и Киева.

 

В 1920-1930-х годах Киев был тем художественно-исследовательским центром, где разрабатывали и внедряли принципы изучения и сохранения культурного достояния. Для этого на территории Киево-Печерской лавры (Государственный культурно-исторический заповедник “Всеукраинский Музейный Городок”) было создано реставрационную мастерскую с несколькими подразделениями: иконописи, шитья и ткани, керамики. В течение длительной работы в реставрационной мастерской ВМГ Касперович изучил и усовершенствовал основы научной реставрации. Принципы, которых он придерживался, во многом опережали тогдашние представления о цели и средства научной реставрации. На кафедре искусствоведения Всеукраинской Академии Наук М.Касперович вел семинары, практические занятия, он всесторонне осваивал основные этапы проведения реставрационных мероприятий, занимался изучением технологий, предлагал новейшие методы спасения памятников. Внимательный исследователь, Касперович усовершенствовал подход к проведению реставрационных мероприятий на всех этапах работы: консервация, где отдавали предпочтение локальному закреплению основы памятники над полным; дублирование кромка над полным дублированием полотен; раскрытие поверхности произведения (частичное удаление, утончение и выравнивание покровных наслоений, дифференцированный подход к удалению записей); живописное дополнение (выборочное дополнение потерь грунта, тонирование утрат живописи т. зв. нейтральным тоном). Основные методы работы мастерской были родственными с опытом ведущих российских реставрационных центров, с которыми в 1920-1930-х годах художник поддерживал постоянную связь.

 

Своей многолетней работой Касперович практически основал традицию, которая легла в основу деятельности киевской школы реставрации станковой живописи, сложившейся в конце 1920-х гг.

 

Учась в Киеве, Ярослава Музыка в лице М.Касперовича нашла профессионального реставратора, ученого, новатора-исследователя. Имеем предположение, что именно с его „легкой руки” Музикова решила поехать в Россию, чтобы лично ознакомиться с практикой проведения реставрационных работ с давним иконописью, которые проводились в ведущих учреждениях Москвы: „После я переехала в Москву, где пробыли около 5 месяцев. В течение этого времени больше всего работала я в государственной реставрационной мастерской под руководством Игоря Грабаря*. Благодаря покойному Пещанському я не должна была здесь тратить время на примитивные работы, а здесь я встретила очень милое отношение и с благодарностью вспоминаю моих учителей Грабаря, Чирикова, Богуславского и Юркина”.

 

Я.Музыка «использовала быт в Москве для военную подготовку в более сложных методах реставрации и для практики». Кроме теоретически-практических занятий в Центральных реставрационных мастерских, реставратор начинающий получила возможность поездки в древних русских городов Новгорода и Пскова для лучшего ознакомления с древнерусским фресковой живописью (в частности, имела возможность копировать давний живопись).

                     

 

Следствием научно-исследовательской работы стала теоретическая разведка „Задачи консервации и реставрации”, в которой Я.Музыка изложила основные мысли и наблюдения о проведении реставрационных мероприятий, которым научилась у опытных наставников (в частности, В.Пещанського) и во время стажировки в реставрационных мастерских Киева и Москвы.

 

Весь приобретенный багаж знаний молодой специалист внедряла во время работ в фондохранилищах Национального музея во Львове. Сейчас с уверенностью можем утверждать, что эта женщина была одной из консерваторов, причастных к созиданию реставрационных мастерских в муравьев НМЛ.

 

По странному стечению обстоятельств (хотя знаем – случайностей в жизни творческих личностей не бывает), именно полученном профессию реставратора помог выжить Ярославе Музыке как в сложные советские 1939-1941 годы, так и после июня 1941 года, когда мужа Ярославы, Максима Музыку (доцента кафедры микробиологии Львовского мединститута) было вывезено на Восток. Госпожа Слава осталась совершенно одна, без моральной и материальной поддержки. В затруднительной ситуации зарабатывала на хлеб именно реставрацией и копированием древних икон (при наличии хорошего юмора еще и пыталась творить пейзажи, которые экспонировала на выставках.

 

Чрезвычайно интересно художница проявила себя и в других видах искусств: совершенствовалась в живописи и графике, изучала технику батика, набивки, мозаики, фрески; чрезвычайно интересно проявила себя в рисовании на стекле (техника живописи, была особенно распространена на галичине в конце ХІХ – нач. ХХ ст.), вошла в число тех женщин, которые возродили в Галичине тайны художественной эмали. Свои первые эмали Я.Музыка создала в начале 1930-х гг. На тот времени галицкие ценители были хорошо знакомы с подобным творчеством Елены Кульчицкой, достижениями в этой области Марии Дольницької.

 

 

Ярослава Музыка с Еленой Кульчицькою, Стефанией Гебус, Натальей Милян и Ольгой Плешкан. Станислав, 1934.

 

 

 

Сейчас эмалевые произведения художницы хранятся в фондовых собраниях Национального музея во Львове, Львовской галереи искусств, Музея истории религии. Произведения разноплановые по тематике, композиционного и цветового решения, они проявляют богатую фантазию художницы, остроумную изобретательность, неутомимый поиск и большой интерес к тайнам художественной техники, к высокой и сложной культуры этого вида искусства (кстати, Музикова унаследовала от А.Кульчицкой муфельний печку и инструменты для работы с эмалями).

 

 

 

 

Творческая жизнь художницы Ярославы Музыки было чрезвычайно насыщенным: она входила в Кружок Деятелей Украинского Искусства (ГДУМ, 1922-1926), от начала деятельности Ассоциации Независимых Украинских Художников (АНУМ, 1931-1939) была его неизменным секретарем; принимала активное участие в сборных выставках АНУМ 1931, 1932, 1933-1934, 1936 гг. Она продуктивно демонстрировала произведения изобразительного искусства на международном уровне: Берлин (февраль 1933), Прага (март 1933), Лос-Анджелес (май 1933); участие в выставке Львовской профессионального союза артистов-пластиков (1935) и выставках Союза украинских изобразительных художников (1942), а после возвращения из советского ссылку продолжила заниматься изобразительным искусством.

 

                  

        

В 1950-х годах Ярослава Музыка вернулась к Львова: принимала участие выставках, где представляла живописные и графические произведения, с большим увлечением работала в технике эмали, занималась коллекционированием. Бесценными являются воспоминания художницы о Владимире Пещанського, Павла Ковжуна, Николая Федюка и др. Многолетние работники Национального музея во Львове рассказывали, как неоднократно до кабинета Веры Илларионовны Свєнціцької, дочери первого директора учреждения, приходила маленькая, чрезвычайно интеллигентная дама и долго с восторгом вспоминали «золотые времена» творческого труда, которые проходили в стенах музея по улице Драгоманова, 42 в 1920-1940-х годах.

 

 

Ярослава Музыка, 1965 – 1970-е гг Львов

 

 

 

Яркой личности, человеке исключительного трудолюбия и порядочности – Ярославе Музыке – известный художник Владимир Ласовський дал такую характеристику: „Женщина высокого патриотизма, фанатичной любви к сокровищам народной духовности, незаурядная женщина, полна страстным стремлением своим творчеством, обнаруженной во всех возможных изобразительных техниках, исполнить все пробелы нашей пластической культуры, пробелы, созданные нашим многовековым отлучением от творческих процессов культурного мира”.

 

 

Экслибрисы работы Ярославы Музыки

 

 

_________

 

* Грабарь Игорь Эммануилович (1871-1960) – русский художник, искусствовед, музейный деятель. Академик АН СССР, АМ СССР, народный художник СССР, лауреат Сталинской премии. Учился в гимназии города Єгорьєвська Рязанской губернии, 1894-1896 гг. учился в Императорской академии художеств в Санкт-Петербурге (под руководством П.Чистякова и И.Репина). 1896-1901 – А штудировал.Ашбе (Мюнхен, Германия). С 1902 года участвовал в выставках объединений «Мир искусства» и «Союз русских художников». 1913-1925 – директор Третьяковской картинной галереи в Москве, член Всероссийской коллегии по делам музеев и охраны памятников искусства и старины при Наркомпросе. В 1918-1944 – научный руководитель Центральных реставрационных мастерских в Москве.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика