Новостная лента

Услышьте наши души

18.05.2016

 

Когда я ехал в Америку. Попутно виз до Львова банку своей квашеной капусты, потому что Львов был первым пунктом в длинной цепочке перемещений, которые должны были привести к Ню-Йорка. Бег обледенелым перрону до вагона, поскользнулся и начал падать. Банку держал в руках. В длинный момент падения решил, что самое главное – не дать ему разбиться. Все удалось, в полете я развернулся так, чтобы с ним ничего плохого не случилось. Но при том сломил себе ногу. Из Львова, где я отдал капусту и загіпсував ногу, пришлось возвращаться домой. Америка отложилась. А я получил невероятный опыт – когда начал выходить на улицу, то проходил отрезок, который всегда занимал две-три минуты по полчаса и больше. Еще никогда я не имел такой возможности – настолько долго и тщательно видеть фрагменты города, которыми ходил перед тем тысячи раз. Что-то тогда такое открылось, что напоминало дар ускоренного съемки роста, цветения и отмирания каких-то растений. Каждое изменение переменной в алгебре самых обычных вещей ведет к совершенно иному результату.

 

Теперь я каждый день несколько часов хожу по городу (хочется сказать – езжу) с детской коляской. Благодаря такому способу перемещения открылось очень много неизвестных вещей. Например, теперь знаю все ямки и трещины на тротуарах. Особенности съезда и выезда на нескольких сотнях переходов. Убедился, что старый город очень мал, чтобы там гулять по крайней мере час, приходится несколько раз крутиться одной и той же траектории. Понял, что большинство магазинов в городе обустроены в бывших жилых помещениях, поэтому к подавляющему большинству магазинов нужно заходить по лестнице. Изучил все места, где машины припаркованы в течение дня так, что их бывает трудно обойти. Но самым важным открытием стало то, насколько город – даже в тех местах, которые считаются уютными – шумное и громкое. Шум состоит из множества звуков, источники которых человек без коляски даже не способна себе подумать. А уж очень странным является то, что гул человеческих голосов занимает в этой какафонії одно из первых мест. Люди в городе в основном говорят неожиданно громко. Это оборачивается проблемой для того, кто должен спать в коляске, но развертывает невероятно мерцающую картину большого малого мира перед тем, кто с коляской идет, кто его везет, то есть с ним едет.

 

Если бы у меня были выходы на аналитиков хоть какой из спецслужб мира, я осмелился бы предложить использовать коляску с какой-то настоящей ребенком в оперативной работе. Которая – как известно – на самом деле является самым успешным способом обеспечения их деятельности. Потому что коляска в руках производит различные типы людей хоть и противоположное, но одинаково сильный эффект в отношении говорения. Одних он привлекает как определенное опоры, как выразительное пятно, которое выделяется на фоне людского потока. Возле него хочется хотя бы на немного остановиться и поговорить немного больше, чем при обычном пересечении в городе. Что-то спросить, что-то заметить, что-то рассказать. А другие – наоборот. Воспринимают коляску и того, кто с ним едет как некий неодушевленный артефакт в поле периферийного зрения. Такие не перестают говорить что-то свое – часто совсем не предназначенное для посторонних ушей – или кому-то вживую, или по телефону. Услышанное от одних и вторых заключается в причудливое плетение, которое поначалу кажется хаотичным, но впоследствии может оказаться живым свидетельством о день или час.

 

Только за один трехчасовой рейс я набрался столько всякого, что ни за что не смог бы, если бы не коляска. Теперь я знаю кучу разных интересностей. Узнал, что одна девушка имеет чудесного во всех отношениях парня, но ее уже закумарило, что при встречах он всегда ведет ее к своему дому, и они или пьют чилийское вино в кухне, или смотрят какой-то фильм, или просто лежат на кровати, а ей уже так хочется выйти с ним куда-то на люди. А одна женщина, кажется, убедила кого-то, то, товар, который не можешь продать, не стоит даже брать. Зато один мужчина жаловался, что он «пытался ему что-то объяснить, но то такое село, шо капец». А у этой дамы в холодильнике есть еще десять отбивных, и тот, кто должен сейчас прийти домой, должен себе нагреть хотя бы три. Один подросток показал своему однокласснику, как надо подскакивать на гуляйнозі, когда хочешь, чтобы она подскочила, притом в разговоре они неожиданно архаично обращались друг к другу – чувак. Было еще о радость увидеть в гугле как выглядит теперь из космоса военная часть в Монголии, в которой служил в начале восьмидесятых, о том, что скоро будет такая жара, что мы будем с сожалением вспоминать эту прохладную нынешнюю весну, о акациевые бочки с хересом, в которые ветер с моря надувает необходимую микрофлору, о том, что одному дворнику все же нужно настоять, чтобы его обратно поставили на Тарнавского, о том, что что-то «не государство, а дурдом»…. С коляской я езжу уже несколько месяцев. Минимум два раза минимум по три часа каждый день.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика