Новостная лента

За что любить сентябрь

17.09.2015

 

После одного из первых пребываний в Черновцах где-то в конце 1990-х мне написалося было такое: «Мы унаследовали этот ландшафт одновременно с распадом очередной “найтолерантнішої из империй”. Мы унаследовали Черновцы с их неповторимо облупленной и магически виноградной аурой, с всяким послевоенным (иным) людом, с захламленными дворами, где иноязычные (румынские? немецкие?) надписи продираются сквозь наслоения на стенах нечитабельными зловещими знаками. Мы унаследовали это город со всеми его потерями».

 

Самой большой потерей Черновцов можно считать императора Франца Иосифа. Иногда кажется, что нигде на свете не любили его так, как в Черновцах. Годы его цісарювання (1848 – 1916) совпадают с годами черновицкого развития и расцвета (за исключением последних двух, на которые приходится война) – возможно, причина в этом? Возможно, именно августейший воплощает и символизирует черновицкий золотой век, возврата к которому уже нет и не будет?

 

Официальным девизом современных Черновцов является «Совместными Усилиями!». На латинском языке это «Viribus Unitis!» – личный девиз Франца Иосифа, которым он из всех городов и провинций своего государства добро разрешил пользоваться исключительно одному. Получается так, что цесарь любовь Черновцов чувствовал на расстоянии и благодарил узаємністю. Не знаю, еще где в мире сейчас есть ему памятник. В Черновцах есть.

 

Другим официальным лозунгом Черновцов с недавних пор стало «Уникальность в разнообразии». Звучит вполне современно и несколько, извините на слове, постмодерно. Уникальность является абсолютной ценностью. Разнообразие тоже является ценностью – хоть и не абсолютной, но все равно впечатляют. На скрещении уникального и разнообразного появляется «лучший Город На Земле» – еще один черновицкий слоган.

 

В Львова, так же с недавних пор, свой девиз – «Львов открытый для мира». Звучит вполне прилично и даже по-своему космополитически. Это как приглашение – мы открыты все ворота открыты, заходите все к нам.

 

Предыдущий девиз Львова, несколькосотлетней, формулируемый опять же на латыни: «Semper Fidelis», в переводе – «Всегда Верный». Это следовало понимать как верность польской короне. Следовательно, после распада Речи Посполитой, а точнее разрывания ее когтями бравых соседей на куски, это нужно было уже понимать как верность целом. Всегда верное город – вот что за этим стояло. Однако если город верное всегда и всем, то оно не верное никому. Львову это подходит.

 

«Semper Fidelis!», – говорит Львов. Тот, что открыт для мира.

 

«Viribus Unitis!», – соответствуют Черновцы, уникальные в разнообразии.

 

И в этом прослеживается некоторая симметрия.

 

Эта симметрия соблазняет. Хочется прибегнуть к сравнительных конструкций, говорить о общее и отличное, сопоставлять и противопоставлять.

 

Скажем, Львов не только всегда верный. Он всегда больше. Он во все времена был больше Черновцы. Но размер не всегда имеет значение. Тем более, что оба города много раз называли малыми Віднями.

 

Для меня и Львов, и Черновцы являются такими себе университетами. Я имею здесь в виду определенные биографические периоды, которые из меня делали меня.

 

Львов – это мои студенческие годы, мои студии, студенческие и студіозні. Черновцы – войско, моя служба в нем, моя солдаччина и солдатеска. По большому счету это противоположности: первое – свобода (максимальная из тех, которые разрешались в тогдашней системе), второе – неволя (хуже было разве что тюремная). На счастье, свободное Львов длился целых пять лет, подневольные солдатские Черновцы лишь шесть месяцев.

 

К тому же Львов – учитывая расположение моей alma mater – был самым что не является историческим центром, Старым Городом. А Черновцы – учитывая расположение моего полка – были на самом деле Садгору, то есть не совсем Черновцами, а бывшим підчернівецьким штетлем Садаґура (Gartenberg), где, как я разберусь значительно позже, в золотые времена Венской монархии находилась резиденция сам вундерраббі Фридман, цадик. В слове «Фридман» сохранен мир. Основатель садгирской синагоги не знал, что через какие-то сто лет в ней будут ремонтировать танки. В конце концов, за его жизнь танков еще не ремонтировали. И вообще их не было.

 

В обоих городах я бываю (так хочется преувеличить!), возможно, и тысячи раз. Но на какой период? На декаду? На молодость? На жизнь? Могу говорить с уверенностью, что по крайней мере по несколько раз в год. Вот только годы покатились в последнее время с такой скоростью, что я теряю счет всему. Ничего уже лучше не считать.

 

Когда наступает сентябрь, Черновцы и Львов почти сливаются воедино и растягиваются в одно сплошное литературное гульбище. Фестиваль “Meridian Czernowitz” плавно переходит в львовский Форум. Я закрываю уставшие ночными литературными бдением глаза где-то в передсвітанкових Черновцах – и открываю их, лежа на паркетном полу какого-поэтического салона в опівнічному Львове. За что я люблю сентябрь, это за возможность перенестись из Черновцов до Львова путем телепортации. Даже не останавливаясь на полпути в родном городе. Даже на 47 минут.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика