Новостная лента

«За/лишене»: свет изнутри

04.11.2015

 

Кураторский проект Леонида Троценко и Софии Нітух – это сценарий поведения зрителя на фоне декораций – работ из коллекции галереи. Сюжет имеет несколько линий; одна из них – как художественная среда начинает переосмысливать себя.

 

 

Картины, фотографии, объекты после экспонирования в белом галерейном пространстве Detenpyla, переместились на территорию быта и утратили свою значимость. Посетители их перестали замечать, они стали декорациями, стали частью «атмосферного» места. При этом сама коллекция сформирована стихийно – это традиционно оставленные после выставок, подарены непосредственно организаторам, забытые и даже подброшены.

 

Галерея Detenpyla появилась в марте 2011 года как альтернативный пространство. Основывали ее Юрий Белей, Павел Ковач и Антон Варга, они же являются и менеджерами, и кураторами, и цензорами, и «Открытой группой». Формат галереи базируется на художественных практиках андеграунда 70-80х годов, то есть квартирных выставках. Альтернативная культура и нетрадиционные художественные жанры давно не является запрещенным. Поэтому такой формат, очевидно, не обусловлен внешними факторами. Позиционирование галереи как андеграундного пространства было совершенно ясно на момент ее открытия. Желание молодых художников противопоставить себя традициям художественной академии – это альтернатива. Со временем романтика подпольной художественной деятельности сплотила вокруг галереи довольно плотная среда единомышленников.

 

Вполне естественно, что со временем ощущение принадлежности к узкому кругу интеллектуалов, объединенного напівтаємними художественными практиками, переросло в осознание своей элитарности. Возможно именно поэтому, самоорганизованный очаг Детенпула, созданный без денежного стимулирования, не благодаря, а вопреки государственным или любым другим финансовым инициативам, продолжает держаться в стороне широкого круга зрителей.

 

Кураторский проект «Коллекция в Detenpyla: за/лишене» обращен в первую очередь именно к художественной среды. За пять лет существования Detenpyla получила определенные координаты на художественной карте Украины – а это требует переосмысления деятельности коллекции и ее состояния. Круг интеллектуалов, противопоставит себя традиционной системе накопления в запасниках предметов материальной ценности, именно на самом деле не заботится о надлежащем переосмысление, а значит – ведет себя так же, как и традиционные хранители сокровищ. И выворачивание наизнанку предметов коллекции, с акцентом на плесень, пыль и паутина, – это критическая составляющая выставки. Кто является зрителем этого проекта и на кого направлена его критика? Это «тусовка»: среда галерее, люди, которые видели эти работы десятки или сотни раз.

 

 

Поэтому кураторы обратились к символическому коврового способа экспонирования, который до сих пор существует в государственных и не только художественных музеях и галереях. Первое, что видит зритель в белом пространстве, – это стена из художественных работ, обращенных «задниками». Чтобы разглядеть «лицо», он вынужден пройти через все выставочное пространство, обойти эту «стену», и заглянуть за нее. Это требует хоть минимальной потуги от заинтересованного зрителя, символического физического усилия.

 

Принимая за основу «ковровую» экспозицию, кураторы сразу же нарушили ее традицию – иерархичность. В этой плоскости известность, узнаваемость или стоимость работы не имеют значения. В основе проекта – постмодерна горизонталь: ничто не является более значимым ни эстетически, ни идеологически. В то же время, помещены в одну плоскость, работы разных авторов и разных лет образовали между собой новые смысловые связи. Своеобразный «иконостас» может прочитуватись рядами сверху вниз. Так, верхний ряд получился довольно «трансцендентальним».

 

Верхний ряд

 

Если традиционно рассматривать работы слева направо, то буквица этого повествования – «Птеродактиль из Лисичанска» Никиты Кадана. Работа является частью реализованного в Детенпулі проекта «Музей не сомнительный». Птеродактили, изображены художником вручную, находятся в коробке с пылью, собранной в государственной художественной институции.

 

Далее расположились работы Владимира Топия: маленький живопись «Святой Франциск» (подарена автором художнику Ярославу Футимському, эта работа таким образом «врезалась» в коллекцию, и является ее частью до того момента, пока владелец ее здесь держит), коллажи «Электрон» и «Маричка». Это такой себе пример галицкой (украинской) сентиментальности – отечественный производитель, страсть к науке, религия, эмоциональное восприятие истории, страсть к накоплению предметов старины в музеях.

 

Замыкает этот «трансцендентальный» ряд фотография котят Андрея Боярова из серии «Kiss», которая в нем читается как иллюстрация процессов производства искусства, перепроизводства, копирования, дублирования, которые практикуются в Украине и имеют ярко кітчовий характер. Весь ряд вместе отражает особенности украинской мировоззренческой призмы – интеллектуального грунта, на котором неизвестно что может вырасти в будущем.

 

Средний ряд

 

В центре «стены» из художественных работ – экспликация: список авторов, названия работ, и годы, которые кураторы пытались установить, однако сделать это в совершенстве не удалось – сами авторы этого не помнят.

 

От фундаментальной способности воспринимать мир взгляд движется к среднему ряду, который ближайший к зрителю, ведь находится прямо на уровне глаз. Верхний и средний ряд установили свои смысловые связи, и взгляд переводится с «внешнего» на «внутреннее». Здесь размещен офорт Тараса Ковача – изображения художественных мастерских на Сошенко. Это подарок «Открытой группе» с дружественным, душевным надписью: «Любимой «Открытой группе» от меня сразу с большой любовью». А также маленькая работа Евгения Самборского – женская резинка для волос, наклеенная на холст с подрамником. То в форме восьмерки, или знака бесконечности, этот предмет вызывает эротические ассоциации и формой, и фактурой. Вместе работы затягивают зрителя в частную сферу – близость дружбы, неожиданная откровенность. Это область частной сакральной приватности, которая характеризует именно среда галерее.

Нижний ряд

 

Сочетает своим форматом и сюжетом средний и нижний ряды работа Александра Замковського. Картина, возможно, выставлялась во Львове в 1990-м в стенах Общественно-культурном центре им. Ленина в проекте «Дефлорация». Этот культовый художественный жест львовского андеграунда не был зафиксирован ни изданиями, ни историей украинского искусства. И эта выставка стала неким мифом, который передается из поколения в поколение. Именно эта работа подтолкнула кураторов Леонида Троценко и Софию Нітух к организации «за/покинутый», ведь галерея Detenpyla находится в бывшей мастерской Александра Замковського.

 

Этот натюрморт с кактусами, плотно покрытый белой пушистой плесенью, нашелся в туалете. Картина не подписана; по мнению кураторов, автор равнодушно относится к своим работам, что видно и по их состоянию. Эта плесень – как бы общий «генетический код» всех работ, которые поселились в галерее.

 

В этом ряду оказался и «Автопортрет» Стаса Туріни – витраж студенческих лет. Обе работы можно грубо назвать «программными». В случае работы Александра Замковського – это может быть иллюстрация учебника истории украинского искусства, глава «1990-е». В случае Стаса Туріни – это обязательная работа, которую требует от студента учебный академический процесс. Нижний ряд наталкивает на вопрос: насколько авторы заглядывают наперед в своей художественной практике?

 

Завершает инсталляцию работа Анатолия Татаренко: в спичечные коробки вставлена гирлянда, которая подсвечивается изнутри мікросюжети из жизни улиц. Автор, по наблюдениям Леонида Троценко, обожает уличную культуру в ее самых отвратительных проявлениях, не брезгует этим пользоваться и естетизує отвратительное: «Львовский Бодлер фотографии, хотя это слишком громко, эта аналогия, чтобы понять, к чему его тянет. Хотя он и живописный бывает, и красивый, и туманный, и природа у него без людей, и не трэш. Но трэш – это хороший такой лейтмотив, за который его очень уважаю».

 

«Здесь свечение изнутри, этот highlight. Освещение дает акцент на то, что должно оставаться в тени, и на то, что должно быть зерном. А это свечение изнутри добавляет очень много приватности этим фотографиям, совершенно будничным», – объясняет работу София Нітух. Исходя из этих характеристик, кураторы подытожили свой проект, «подвели черту» именно работой Анатолия Татаренко.

 

Это движение в среде Детенпули также является своеобразным «свечением изнутри». Это не ретроспективная выставка; на самом деле, из всех представленных работ только две выставлялись ранее в этом галерейном пространстве – Никиты Кадана и Анатолия Татаренко. «За/лишене» является первым шагом к разработке коллекции, которая требует качественных фотографий всех объектов с комментарием, чтобы представить проект в медиа-поле. А это, в свою очередь, не только сделает приобретения Детенпули доступнее для более широкого круга зрителей и исследователей, но также наконец-то состоится документация «андеграунда», который (в отличие от своего образца конца ХХ сек.) не вынужден скрываться, однако время все равно наступает на те же грабли.

 

 

Автор фото: Леонид Троценко

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика