Новостная лента

Заплату надо прескочиц

24.09.2015

Руска литература как феномен културолоґийни

 

(перевод см. здесь)

 

Литература вшэ баржей осанка елитистична култура. И то прет вецей причины, а два ключни. Первая тота же циль шицких политичних режимох, и тех цо ых маме нєшка, же бы такую уметносц хтора стимулує чловека на сензибилизацию, на роздумованє и обдумованє швета круг себя, поцисли на марґину дружтвених збуваньох. Без осмотра или бешедуєме в неолибералним капитализму, в шветовим процесса ґлобализациї.

 

Но, уметносц, литература насампредз, и пред тем в своем историї имела подобни ситуациї. Здогаднїме е какова судьба литературы была в Нємецкей время под Гитлера, лєбо в подержанные Совєтским Союза под время Сталїна. И без осмотра же то были найрепресивнєйши системы, литература прежила и в тем чаше созданным вельки дела.

 

Процесс поцискованя литературе зоз фокуса интересованя обычного чловека е случує паралелно зоз другима процессами „зомбизациї” и заглупйованя обычного чловека. Медиї, телевизия насампредз, дружтвени мрежи, новости, у борби за читаносц, за уплїв на массы людзох, с тем и власц над нїма, шицко цо припада к сфере духа, шлєбоди розума, панованя зоз собственным животом и судьбу, поцискую к трецого плана. Тирва борба за контроля, не лєм економску, воєну, енерґетску, но и борбу за контроля над свидомосцу. Литература по своей природе препреченє таким процессом. Правда, не вельке, но есть заш лєм препреченє хторе надо елиминовац.

 

Литература предстала нєпопуларна при более широких пасмох людзох, голєм не как спорт, в хторим ест политики, бизнису, криминалу, а найменєй спорта. Или как реалити шоуи, или фолк музыка. Але, то не значи же литература не хасновита. Напроцив! И наука не популарна, а хасновита есть. Не надо забуц же велї историйни процессы хтори были популарни, будто модерни, пошвидко предстали шмишни и поражуюци за чловека. Здогаднїме е наївней комунистичней идеолоґиї, „найсовершеншей самоуправней системы на швеце”, „демократского централизму” и велїх вторых демаґоґийох, споза хторих е, по правилу, скривал интерес пануюцей классы. Прето, порихтани сом вериц же и нєшкайши будто вредносци, как цо то со пошлин в быстрым богаценю, пошлин в вичносци красоты и младосци, пошлин в модернизму хтори е зводзи на одруцованє старого, насампрез пре подлїнство духа упознац го, у ствари демаґоґия и илузия. К тому спознаня нас приводзи литература, хтора нас, как ридко хтора дисциплина духа учи нєпреривному превипитованю швета круг себя, поготов состояния духа наших сучашнїкох.

 

Ед шицких уметносцох хтори пестую Руснаци, а то театер, музыка, литература, посуточная уметносц, тримам же зме в литературе пошли найдалєй. Первое, надо направиц розлику цо то уметносц как подлинная творческая креация, а цо то репродукция. Грац хорошо на инструмента произведения чловека музичаром, вплоть и вершинским, але, гранє цудзих композицийох репродуктивная схопносц. Уметносц, то творенє новых композицийох. Ґлума нед репродуктивная схопносц, зоз вельким аутентичным печацом, а уметносц то писанє драмских текстох. Такое одношенє маме и медзи рецитованьом и писаньом писнї, медзи животом и романом.

 

Уметносц, то творенє нового дела, зоз собственным печацом. Уметносц демиюршска работа. Литература уметносц хтора найбаржей третира руски менталитет и прето же средство прейґ хторого е виражує, то язык, а язык по своей природе найавтентичнєйша примета единственного народа. Прето, док ест литературы в нашем языке, дотля ест шансы же бы бул зачувани и наш язык, а с тем и мы.

 

Сам факт же еще в рускей литературе остатнїх рокох зявели новы мена авторох, припоминам даскелїх, Саша Сабадош, Саманта Рац, Ана Тамаш, Ваня Дула, Тамара Хрин, Александра Живкович, Валентина Чизмар, Михаил Сабадош, Иван Медєши… ясно гутори же им надо руска литература, и же жажду молочко буц. Без ґенерациї младых писательох, безсмислова работа и предходних ґенерацийох.

 

Нєдавно Мирослав Кевежди наглашел же основа за систему правох хтору мя одно национална меньшинство, то фонд од голєм 250 кнїжкох уметнїцкей литературы. Руснаци по тераз обявели круг 500 наслови. Тоты кнїжки служа же бы еще направело учебнїки за дзеци хтори е школую по руски. Кед постое основная школа, вец ест условия и за постоянє ґимназиї, и Кафедры за руски язик и литературу. Кед маме образовну вертикалу, маме и кадры, а кед ест кадры маме и институциї. Кед маме институциї, маме средства явного информованя, кед ых маме, маме квоты в буджетох информативней системы и системы по финансованє култури итд.

 

Не шмеме забуц же даєдни други национални меньшинства, вплоть и вельочисленши как наша, тот основы фонд кнїжкох кто нарушает систему за витворйованє правох националней меньшинства не имею, и не имею ни таки ступней коллективных правох. Кельо тота наша система будзе функционовац завиши, насампредз, от нас самих, от того кельо будземе пестовац свидомосц о потребности розвиваньом и конареньом своего идентитету. Свидомо пишем розвиваню, а не очуваню идентитета. Потому чуванє подрозумює конзервацию, пусть не повем мумификацию, а розвиванє подрозумює живот.

 

Основы фонд кнїжкох хтори, как уж гуторене, фундамент нашем идентитету, языковом и културному, насампредз, и вец и вирскому, надо же бизме нєпреривно ошвижовали, потому что с тем ошвижуєме и прилагодзуєме свою свидомосц времени в хторим жиєме. Прето, руску кнїжу, руску литературу, как аутентичное културне зявенє надо же бизме слыхивали и ценєли как найвекшу свою святыню. Але, не лєм декларативно.

 

Не надо забуц же е руски писатель развиваются на почве не лєм своей литературы, но и других литературох кто му доступным, цо значи же участок квалитета подзвигнута досц высоко и прескакаюци ю мож досягнуц и горизонт шветовей литературы. Руска литература как културни феномен то уж, а за индивидуални добились руска заєднїца бы требала створиц условия. Дакому е, верим, и уда.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика