Новостная лента

Затертые следы

02.02.2016

 

Это как будто такая игра, где побеждает тот, кто найдет больше всего следов. «Участники», юные туристы из Польши, гуляют по городу и находят «следы польского Львова», то есть довоенного города. Следы, которые, по их мнению, не удалось затереть. Буквально надписи на польском языке на стенах домов, чаще всего это реклама, есть и на иврите, на табличках с названием улиц, на распределительных электрических щитках в подъездах, плитках, маркировка на канализационных люках.

 

Все это можно увидеть и прочитать в Интернете. Сейчас чуть ли не каждый пишет блоги, делится личными впечатлениями от путешествий, размышлениями и не только. Доступ к сети это колоссальный объем информации. Оценки привыкших туристов, не профессиональных журналистов, историков и политиков, бизнесменов, работников сферы туризма, это взгляд нового поколения, не ностальгические путешествия старших, поколение поляков, которое поїздило мирами, знает языки, историю, может что-то с чем-то сравнивать. Да, этот взгляд наивный, субъективный, политически некорректный, часто ошибочный, но главное это искренне и «сказано » не на микрофон». Именно идея о забытое, стертое довоенное город возник с того, что в украинской и особенно в львовской прессе и на официальных сайтах «поэтому Львову» в сравнении с австрийским и украинским Львовом, уделено непропорционально мало внимания. О советский, помолчим.

 

Следы польского Львова, то есть довоенное город, стирали при советах. Война не смогла, а коммуняки постарались. Зарисовали «все польские названия», поменяли все таблички и наставили новых монументов, в довершение депортировали жителей, разрушили памятники, храмы и кладбища, сверху написали «слава КПСС». Львов стал серым, индустриальным, советским.

 

В украинском Львове возобновили «Кладбище орлят», без которого невозможно представить того довоенного города. А еще вернули из небытия «старые названия» — Атлас, батяры, Бачевский, Астория, Жорж, Магнус… и этот список растет. Так, it’s just a business – потому что нравится туристам. Они это понимают, они в восторге от львовских кнайп, где «їдзеня – то великолепие» и тешатся тем, что ходят «по той же улице, что ходил дзядек». Часто внуки и правнуки бывших львовян, которые пишут, что Львов, центр конечно, лучше сохранен, здесь чище, чем в центральной части Вроцлава. Особенно врата, окна, фасады.

 

Но самое интересное в этих записях то, чего там нет, вернее о чем они не пишут. Имеется в виду нынешний Львов – динамичный город ХХІ века, с впечатляющей современной архитектурой, с развитой инфраструктурой, транспортом, промышленностью и развлечениями – города, которого они не видят, потому что оно не существует . По крайней мере, пока что, надеемся.

 

Город это не столько «надписи», их можно восстановить, нарисовать заново под ретро и как надо – то стереть. 99% памятников из перечня «Историко-архитектурный заповедник Львов», ради которых, теоретически, и едут в город миллионы туристов, были и по Австрии, и по Польше, и по коммуны, есть и теперь, добавилась подсветка. Но невозможно стереть новые районы, новую архитектуру и парки. Польский Львов – это район Нового Львова и замечательные образцы жилой функциональной архитектуры. Наука, культура, искусство. Львовская математическая школа, знаменитые юристы, радио, кабаре и легендарное кино «Тілько ві Львові». Советский Львов – это не только заводы и спальные районы, это еще и сталинский ампир, автовокзал, аэропорт, стадионы, цирк, кинотеатры и второй этаж железнодорожного вокзала. Футбольные «Карпаты», и кубок СССР, и львовская шахматная школа. Украинский Львов – это не только рестораны, бары, кафе, гостиницы, а и пригородный железнодорожный вокзал, трамвай на Сихов, новый терминал на аэродроме и арена «Львов».

 

Город выбирается из экономической ямы времен мертвых заводов и постепенно набирает силу, развивает инфраструктуру, набирает новых очертаний, свидетельство этому строительный жилищный бум и новые супермаркеты, набирает нового смысла – например, центр ИТ индустрии, торговли, науки. Но большинство гостей города не видят этого Львова, потому что его невозможно продать, это не «кулинарное порно», по выражению одного литературного критика – чтобы мы не взяли, будь то ретро детектив или женский роман все равно две трети – то будут описания печенек, драглів и шпондеру – не туристический Диснейленд, который затмил даже архитектуру. Фигурку трубочиста на трубе известного дома-кабаки фотографируют чаще, чем часовню Боимов.

 

Честь и хвала рестораторам, а также всем работникам индустрии туризма. Чашечку кофе, сырник, пиво и чеколяда – это первое что приходит в головы у туристов при упоминании о львове. Опять же не один такой Львов. Амстердам для большинства отдыхающих из Европы это прежде всего «трава» в кафе и квартал красных фонарей. Но весь город не работает на туристов, и даже если бы работало, то уже сейчас видно, что их количество приближается к критической. Зайдите в какой-нибудь погожий день на площадь Рынок, или попробуйте выйти на Высокий замок. И при всем колоссальном уважении к кулинарии ее можно повторить и воспроизвести в другом месте, и такие повторы уже есть и в Киеве и не только, а воссоздать ансамбль Успенской церкви, Костел невозможно, хотя во Львове так любят строить реплики.

 

К сожалению, с современной архитектурой во Львове не сложилось, львовяне и, как показывает пример Киева, киевляне, ее не воспринимают. И арену «Львов» и киевский стадион проектировали иностранцы. Самый свежий пример – «Пространство синагог», который номинировали на европейский конкурс, автор молодой немецкий архитектор Франц Решке.

 

Однако, кроме бесконечного повторения и эксплуатации прошлого Львов может быть городом молодых, городом будущего, например, первый город в Украине, где будет электронный билет за проезд, построен современный мусороперерабатывающий завод, потому что приперло, или восстановлена железнодорожная колея на Винники. Так, это может поразить скорее львовян. Но Львов может стать синонимом качества, синонимом надежности и инноваций. Как еще раньше было львовское мороженое и шоколад. Те же кулинары могли бы придумать что-то вроде рецепта тирамису и это будет ассоциироваться с городом тысячи левов. Или когда за коммуны название «Львов» имели вещи изготовлены здесь – зажигалки, сигареты, водка. То же пиво «львовское» мало именную название, ибо было качественным. В Союзе именными было еще только «московское» и «рижское» пиво. Очевидно, что сделать сейчас так, чтобы каждый четвертый телевизор, или каждый второй автобус, как в СССР, был сделан во Львове, не получится. Не та экономика. Но пример того же современного львовского трамвая и самого концерна «Электрон», как символ нового, показывает, что не все так плохо. Можно это делать и тогда тысячи вещей, изготовленных в городе будут напоминать о нем, а стереть такие «следы» невозможно.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика