Новостная лента

Зелено

02.05.2016

 

Мой ребенок не хочет ходить в школу. Ему там не интересно. Я его понимаю. Я тоже не хотела ходить в школу. По этой же причине. У меня была мама, которая меня заставляла быть нормальной.

 

Было проще придурюватись, что я нормальная, чем с ней спорить. Теперь мама, когда приезжает, то и меня, и малого заставляет быть нормальными. Говорит, что я плохо на него влияю.

 

Трудно объяснить ребенку то, во что сама не веришь, чего не поддерживаешь. И для чего? Новая форма бунта — это не столько косуха в шкафу, как честность перед собой. Мне бы очень хотелось, чтобы учеников в школе готовили к жизни, а не к ГИА.

 

Все замечания в дневнике связаны не с тем, что он драчун, а с тем, что ему нравится веселить детей. И часто эти шутки юмор он использует на уроке. Чтобы вы понимали, например, на уроке немецкого языка может нарисовать себе гитлеровские усы. Он еще может наивно спросить учительницу: «Вам что, цирк не нравится?!». Учителя это расценивается, как грубость, и клюют его и меня.

 

Вы заметили, как изменились деревья? Были голые и с почками, а стали все, как раз такого нежно-зелено-наивного цвета. Каштаны, тополя, клены, зелье и трава, — все такого окраса. Художники называют этот цвет куриликівським. Был такой художник Уильям Курилик, он рисовал много в этом цвете. Этот цвет будет держаться у природы очень короткое время. Потом он упадет в глубоко зеленый. В разные оттенки зеленого. Деревья, трава, каждое дерево будет иметь свои пантони, свою окраску.

 

Мне этот куриликівський зеленый ассоциируется с ребенком, который начинает взрослеть. С ребенком, который уже и не ребенок, но еще не подросток. Такой вот интересный короткий период. Когда еще не умеешь врать, но уже бы не помешало порой это уметь. «Мама, а ты знаешь, я имею два языка. Одну — домашнюю литературную, а другую — школьную со сленгом». Или: «Цьоць, я не знаю, ты в курсе, но мне уже начинают нравиться девушки».

 

На этой неделе я узнала, что одна сумасшедшая мамочка затравила одноклассника моего сына, который ей не нравился. И родители забрали его из школы. Я видела, как водитель автобуса не останавливался детям на остановке, потом те вытащили бумажки денег и махали ими, чтобы водитель имел мотивацию их подобрать. В автобусе и троллейбусе взрослые, вместо того, чтобы помочь держать рюкзак, который весит тонну, толкают, дергают, кричат на детей.

 

Мы на Пасху ездили в Сокаля. То мой родной город. И там меня поразил вот такой феномен. Школьники «тусят» в длинном коридоре супермаркета АТБ. Это их культурный центр, это единственное место, где они могут находиться для того, чтобы общаться.

 

А что? Общаться им хочется. А где общаться в маленьком городе? На улице все еще холодно, денег мама на кафе не дает, да и нет никакого молодежного кафе. Поэтому этот длинный коридор магазина стал их пристанищем.

 

Я не люблю вас, взрослых, которые не понимают, насколько важным для дерева является тот его первый оттенок. Вы потом ходите к психотерапевтам и объясняете свои теперешние проблемы, которые тогда давно зашпортались именно в том оттенке. Потому что вас тогда не поддержали.

 

И это — жизненная дедовщина. Меня били и я буду бить. Меня никто не понимал, поэтому и я не хочу тебя понимать.

 

Я выросла и поняла, чем отвратительная школа, почему я ее так не люблю. В школе тебя наказывают за ошибки.

 

Как можно научиться без ошибок? Я вот сейчас пошла на сальсу и танцую, как умею. А не умею я совсем. Представьте себе, как будет меняться мое отношение к тренеру, к себе, к сальсе, если за неправильные шаги мне писать замечания, вызовут мою маму, скажут, что я увалень, не стараюсь, разорванная на занятии.

 

В университете ты имеешь право пересдать, отработать, а в школе — нет. Ты не имеешь права ошибаться. Иначе тебя спишут, ты станешь объектом травли, «булінгу». В конце концов, ты вырастешь или пофигистом, или неудачником.

 

Я в школе выбрала для себя стратегию нападения. Хорошо, если я для вас такая плохая, то я и не буду пытаться быть хорошей.

 

У моей знакомой психолога-терапевта очень много клиентов — золотые медалисты. Их личностные проблемы во взрослой жизни — это обратная сторона медали. Ты так боишься ошибиться, так вылезаешь из кожи, чтобы тебя любили и хвалили, что разрушаешь этим себе жизнь.

 

Я пишу это для того, чтобы вы зафиксировали себе в голове, что ошибки — это круто. Ошибка — это уже попытка. А попытка — это уже что-то. Классическая истина: не ошибается тот, кто ничего не делает, кто боится что-то делать. В своих мыслях я очень классно танцую. В реальности мне нужно много времени и усилий, чтобы хорошо танцевать.

 

Мы все имели этот куриликівський оттенок своей листвы. Вспомните то молодое свое листья. Я тогда хотела танцевать. Я имела голубые лосины, кожаные белые чешки и футболку с кроликом Баґз Банни. Длиннющие волосы в хвостике. Мне нравились эти занятия. Но меня сломали. Мне отбили охоту, потому что «это не для тебя».

 

Я думала, что я ненавижу спорт, потому что считала, что спорт — это физкультура. Меня взломали.

 

Меня водили в музыкальную школу через силу, как требовали кушать молочное в садике. Я думала, что музыка — это сольфеджио. Меня взломали.

 

Эти все кружки приносили мне кучу стрессов и комплексов. А школа была местом, где шансы на то, что тебя услышат, равнялись нулю. Я думала, что знания — это школа. Меня взломали. «Глухой не слышит, где же здесь победа».

 

Я расскажу вам историю своего двоюродного брата Олега. Он мальчиком гулял со своим дедом Вадимом по городу. Дед был русскоязычным ветераном без ноги. Он был неродным дедом, но очень любил Олега, проводил с ним много времени. Они гуляли, разговаривали.

 

Дед купил ему конфеты «Морские камешки». Это такие изюм в цветной сахарной глазури. Тогда их не паковали в целлофановые пакеты, а в крафтові обертки из бумаги. Они купили те камешки и пошли в скверик. Но продавщица неплотно закрыла пакет, и когда Олег взял его в руки, конфеты все, как один, упали на землю. Олегу стало ужасно обидно, потому что он любил и хотел те морские камешки. Он ждал, что сейчас его начнут ругать. А дед спокойно говорит: «Ну что, идем новые купим!».

 

Школа должна такой быть. Давай, попробуем еще раз. Дом должен таким быть. Давай, попробуем еще раз.

 

Есть множество случаев в жизни, когда ты не знаешь, как повести себя. Тогда предлагаю включать режим «Я в нынешних обстоятельствах» и, например, до чужого ребенка на остановке отнестись так, как если бы ты хотел, чтобы к твоей отнесся кто-то чужой на той самой остановке. Нарваному подростку ответить так, если бы ты хотел, чтобы кто-то взрослый ответил тебе, когда ты был нарваним подростком. Поддержать, защитить, оградить, а не сломать. Или перекрасить, потому что так должно быть.

 

Итальянский учитель Чезаре Ката опубликовал в фейсбуке задания на летние каникулы для своих учеников. Аж на 15 пунктов. Среди них — прогулки в одиночестве, чтение, потому что это лучшая форма бунта, чтобы фильмы с глубинными диалогами не заканчивались после титров, а вплетались в жизнь и мысли.

 

Восьмое задание — занимайтесь спортом и занимайтесь им очень много. Девятое — смелость кому-то выразить чувства, потому что в случае взаимности это будет прекрасное лето, а в случае неудачи возвращайтесь к восьмому задачи. По возможности перечитывать конспекты уроков, сравнивать то, о чем читали и говорили, с тем, что происходит в вашей жизни. Список очень трогательный.

 

Мудрые столетние хвойные деревья не уверенно остаются зелеными. Они тоже отрастают таким цветом. Понимаете? И меня это радует. Я тоже хочу быть лиственницей, которая отрастит себе куриликівські почки. Обую свои мартінси, пойду погрызть чипсов в коридоре АТБ. Я шучу. Это была бы провокация. Я буду стараться, не смотря на то, сколько колец в моем стволе, искать понимания с теми светлыми молодыми побегами.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика